Поиск на сайте

 

Ставропольская мэрия в корыстных целях поэтапно превращает наш город в районы «гадюшников и притонов». При  поддержке правоохранительных и надзорных инстанций

 
 
Ботаника,  Ташла, Осетинка, Туапсинка, Мамайка - эти понятные самоназвания больших городских массивов в краевом центре известны любому ставропольцу, и всякий без труда укажет их местонахождение.  Ну ясно же: значит, люди живут в районе Ботанического сада или  в нижней части города - пойме  речки Ташлы, другие - тоже понятно, почему так названы. 
Но многие станут в тупик, если их спросят: как  добраться до  Кильдыма?.. Наморщат в раздумьях лбы и непременно спросят: а что такое «кильдым»?
Понять это захотели и  журналисты «Открытой», обратившись к  справочникам, к  словарям старинных слов, в народный кладезь знаний - Википедию. Об этом странном «территориальном образовании» с загадочным названием Кильдым (в районе Ставропольского онкологического центра) и редакция, и читатели узнали лишь из истории, связанной с  земельным  участком, который администрация Ставрополя обманным путем  отняла у жителей улицы Октябрьской под строительство торгово-развлекательного центра. 
В справочниках я разыскал этимологическое значение этого слова, столь непривычного для уха: «кильдым» - притон, сборище воров, гадюшник, бардак. Одним словом - злачное место. Неблагозвучный этот ярлык, когда-то пришлепанный к сбившимся в кучку совхозным баракам, словно стал синонимом  неблагополучной судьбы микрорайона. Мы поразились, насколько точно это местообитание соответствует понятию «кильдым». И даже история украденного мэрией куска земли у без того обделенных жизненным пространством  жителей впечатывается в образ «бардака» и «гадюшника», в центре которого, корежа здравый смысл, возникает сегодня - со жратвой и пьянством, плясками и ором по ночам сборища воров - «торгово-развлекательный центр». Пир во время чумы на обозрении голодных глаз живущих здесь людей, обобранных властью в чем только можно!  
Это настоящее гетто в центре города - без воды, света, дорог, зеленых зон, без куска свободной земли. Кроме той,  вокруг которой разгорелась война. Между продажной мэрией и жителями Кильдыма, которые в четыре утра выскакивали из своих постелей, чтобы встать перед  техникой строительного олигарха Донских, торопящегося застолбить   украденную у людей землю. Жильцы воевали за этот кусок пыльной земли, чтобы создать на нем свой маленький оазис - зеленую зону для детей и  стариков кильдымовского гетто. Мечтали даже о скромном фонтанчике в его центре. 
Бедные, несчастные люди...   Здесь все вопиет и  плачет о нищете, затравленности, безнадеге, беспросветности на фоне  бесстрашной наглости городских чиновников, бросивших живущих здесь людей на произвол судьбы. Власть тупо не осознает  даже собственной опасности -  падения в яму, которую копает себе сама. Живущая по другую сторону  от  простых граждан, вся в заботах о личной наживе, она не понимает ни исторических, ни современных аналогий, ни даже русского языка, в котором есть очень схожее с «кильдымом» словечко «кирдык» - то есть   безнадежный  горький конец. Он наступает с неоспоримой неизбежностью, когда коррумпированная рать в погоне за тельцом повсюду насаждает гадюшники и притоны, когда всеохватный бардак - везде и во всем -   становится единственной реалией   безотрадной жизни. 
А разве не так?! Оглянитесь вокруг! Лично я остро это ощутил, когда здесь, в центре города, в районе Октябрьской улицы,  наткнулся на рудиментарную достопримечательность - колодец - единственный источник питьевой воды для сотен кильдымовских горожан. 
Считаю совершенно необходимым  организовать к нему  «экскурсию позора» для всего сонма чиновников  во главе  с  губернатором  Гаевским и   его  убийственно бездеятельными замами. И прихватить с собой разрушительно  деятельного сити-менеджера  И. Бестужего, раскрутившего  колесо беззакония так, что  остановить его  тишайшему  мэру  Г. Колягину явно не под силу. Тогда зачем Колягину мэрское кресло, спрашивается?! Для каких впечатлений? Ну пусть хотя бы  натруженную ручку древнего колодца покрутит на Кильдыме! Уверяю, получит незабываемое впечатление! 
Лично я  «живой» колодец в последний раз видел лет сорок назад. И вот  снова прикоснулся пальцами к натертой до лоска металлической ручке. Все как положено: сруб, барабан с намотанной цепью и оцинкованное ведро. 
Эту ручку, наслушавшись по телевизору речей про модернизацию и нанотехнологии,  и в зной, и в стужу вращают наши земляки, граждане России, добывая с десятиметровой глубины бесценную влагу.
- А что поделаешь? – сокрушенно разводит руками пожилой  мужчина, один из пользователей колодца.
Николай Тимофеевич Головин живет вместе с супругой Надеждой Петровной в доме номер двадцать пять в переулке Монастырском уже сорок лет. Когда-то здесь селились работники откормсовхоза. Совхоза давно нет, дома разваливаются, за кем числятся сохранившиеся здания,  непонятно. Николай Тимофеевич смущенно согласился позировать на фоне своего жилища, в котором судьба определила ему доживать  век.
Углубившись в недра Кильдыма, я наткнулся на ветхую деревянную изгородь - такую сегодня, наверное, не встретишь и  на отдаленном хуторе. На ассоциацию с хутором наталкивают  живописные заросли камыша и прочей дикой растительности. Впрочем, изрядная куча мусора нарушала идиллию природной гармонии.
По адресу тупик Монастырский, сорок один меня приветливо встретили супруги Валентина Яковлевна и Владимир Павлович Еремины. Они уже полвека здесь. 
«Чувствуем себя заброшенными, никому не нужными, - говорит Валентина Яковлевна. - Мы как будто жители другого государства...»
По вечерам Кильдым погружается во мрак. Фонарей нет. Летом в куширях вольготно чувствуют себя наркоманы и забулдыги. Но не это главная печаль пенсионеров, которые по вечерам предпочитают не выходить за калитку. 
Больше всего Валентина Яковлевна и Владимир Павлович переживают из-за сбоев в работе почтовой службы. Почтальон, естественно, по кривым закоулкам  не ходит. Всю корреспонденцию он складывает в  секции общего  почтового ящика. Письма,  газеты,  квитанции об оплате коммунальных платежей,  извещения о почтовых переводах. 
Иногда они разложены по секциям, иногда сложены в один кулек – приходи и разбирайся. Дождь, снег, ветер – зачастую извещения портятся, просто пропадают,  жителям приходится платить штрафы за несвоевременную оплату счетов. 
Конечно, жалуются, требуют навести порядок. Но ничего не меняется. Когда рассказывают об этом, в словах безысходность: никогда ничего хорошего не будет.
Ольга Анатольевна Качура - одна из тех, кто собирал подписи под обращениями в мэрию с требованием запретить незаконное строительство коммерческого здания на улице Октябрьской. Она раздавала листовки,  выходила на пикеты и митинги,  о которых подробно рассказывала «Открытая». 
Под прикрытием высокопоставленных чиновников ушлые бизнесмены захватили часть городской территории, поставили металлический забор и выкопали котлован. Они  плевать хотели на общественное мнение. Люди с ненавистью смотрят на «строителей» и в бессилии сжимают кулаки.
- Возмущает цинизм городских чиновников, - горячо говорит Ольга Анатольевна. - Сотни семей живут на Кильдыме в  жутких  условиях, и власти до этого нет дела. Вы видели, какие тут, с позволения сказать, улицы? Здесь не только на машине нельзя проехать, пешком ногу сломаешь. Сюда ни такси, ни «скорая помощь» не заедут. В переулках настолько тесно, что большой машине развернуться нельзя. Если не дай бог случится пожар, пожарная машина сюда не протиснется. 
Возмущение Ольги Анатольевны понятно. Ведь то, о чем она говорит, касается не только комфорта, но и безопасности жизни. Но, судя по всему, никто из тех, кто отвечает за безопасность в городе, не дает себе отчета о масштабах потенциальной трагедии, которая может здесь разыграться.
Люди чувствуют себя не жителями города, а пленниками гетто. Они видят, что совсем недалеко от них, например на улице Макарова, имеются тротуары и даже уличное освещение, а на Кильдыме - дикость и убогость. 
Но ведь мы такие же граждане России, говорят они, как и другие. Мы трудимся, платим налоги, растим детей. Почему же к нам такое отношение?
О том, каково здесь детям (а их в округе очень много), с болью рассказала  Анна Леонтьевна Секретова. 
Детям негде играть. Есть  пустырь, который может превратиться в детскую площадку. Жители много раз просили помочь оборудовать детскую площадку: поставить карусельки, песочницы, установить баскетбольный щит – что еще детворе надо? Приезжают депутаты, представители партий, из администрации. Ходят, смотрят, соглашаются. И ничего не делается. Вот и приходится детям лазить по  сваленной здесь груде камней-валунов. 
Беспокоят родителей и два огромных древних дерева, которые могут обрушиться в любой миг. Одно из таких деревьев, росших во дворе самой Секретовой, не так давно завалилось, разрушив угол ее дома и чудом не порвав  ветвями трубу газовой магистрали. 
Прибывшая бригада МЧС бодро спилила ветки и отбыла, а бревна метровой толщины добивали уже сами жильцы. Потом появились газовики и  предъявили претензии к хозяйке за то, что упавшее дерево прогнуло  газовую трубу.
 - Обидно, - говорит Секретова, - мы на протяжении многих лет  упрашивали «Зеленстрой» спилить дерево, нам отвечали отказом. И не разрешали пилить самим. Мол, дерево не наше, государственное. Зато теперь, когда оно свалилось, оказалось, что мы виноваты.
Откуда такая враждебность по отношению к людям у чиновников?
Анна Леонтьевна помолчала и добавила:
- Нас все время обманывают. Перед выборами приходят кандидаты, представители партий и рассказывают, как они постараются ради нас. Но проходит время, и ничего не меняется.
Мы поняли, что не нужны власти. Но и нам такая власть не нужна. Мы не пойдем на выборы - пусть сами себя выбирают.

 

Василий КРАСУЛЯ,
член Союза российских писателей

 

Алина29 сентября 2011, 16:44

 
 
 
 

..."Мы поняли, что не нужны власти. Но и нам такая власть не нужна. Мы не пойдем на выборы - пусть сами себя выбирают."-вот и подАрите свои голоса тем, кто Вами пренебрегает!Не надо отмалчиваться-надо идти на выборы и проявлять активность - иначе пассивность населения и надежда -что за Вас кто-то решит вопросы- уже привела к плачевным результатам:- материал из Комсомольской правды- "Население Ставропольского края вымирает. Об этом беспощадно свидетельствует статистика. Ставрополье остается единственным регионом СКФО, где при относительном по сравнению с соседями экономическом благополучиилюди умирают чаще, чем рождаются. По данным Росстата, за первые полгода 2011 года количество умерших превысило число родившихся на 2844 человека, что на 1200 человек больше, чем за полгода 2010-го. Пока Ставрополье остается одним из самых населенных регионов округа. На 1 января 2011 года у нас проживало 2 миллиона 785 тысяч 327 человек. Больше только в Дагестане - 2981374. Но если тенденция сохранится, то очень скоро, лет через 10 - 15, это соотношение может кардинально измениться. Тем более что соседи по региону демонстрируют выдающиеся показатели рождаемости. К примеру, Чечня в этом году приросла уже на 13493 человека, Дагестан - на 15534, Ингушетия, которую язык не повернется назвать безопасными экономически благополучным регионом, - на 4643.Прогноз у Ставрополья не очень хороший, хотя естественная убыль населения сокращается. Если в 2005-м она была 11819 человек, то сейчас уже 1,5 тысячи. Тем не менее отрицательная динамика сохраняется: умирают в крае чаще. Иуезжать со Ставрополья стало гораздо больше. По сравнению с 2010 годом число уехавших выросло почти на 10 тысяч - до 27453 человек. Это говорит о том, что люди не видят здесь перспектив и хотят строить свою жизнь в более благополучном месте, - считает эксперт Росстата Андрей Лукьянов".(Роман ЛАВРУХИН — 26.09.2011)

Михаил Алфёров24 сентября 2011, 01:00
 
 
 
 

Оказывается "кильдым". А мы все детство называли это место именно "кильдим". Там жили (и, наверное, живут и сегодня) наши одноклассники, коллеги наших родителей. Никто не воспринимал это место, как гадюшник... но время идет, взгляды меняются. Сегодня, пожалуй, назвать это место пригодным для нормальной жизни, не получится.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий