Поиск на сайте

 

Акцент «Открытой»  

Преступления против Правосудия в храме краевой Фемиды замалчиваются на уровне всех инстанций краевого суда, несмотря на то, что сообщения о них в СМИ - по требованию Закона – являются основанием для их проверки специальной комиссией, которой журналисты-расследователи могут представить и дополнительные доказательства. 
Преступления замалчиваются. И как следствие, беззакония обладателей мантий обретают новые формы и схемы, в которые вовлекаются представители правооохранительных и надзорных структур, заедино действующих «за» – в интересах представителей власти и коммерческих структур и «против» - активных граждан и СМИ, действующих в общественных интересах.  
Именно к процессам подобного рода проявляет особый интерес руководство краевого правосудного ведомства суда и предопределяющих судебное по ним решение. Такое мнение родилось не на пустом месте - читайте, размышляйте, делайте выводы!  
 

Расследование  

Кто и как разрушает краеугольные принципы правосудия – законность и независимость, справедливость и беспристрастность, гласность, прозрачность, открытость 

Вспоминая «Крестного отца»... 

На вопрос, почему преступления против Правосудия в храме Фемиды  замалчивают на уровне всех инстанций краевого суда, «Открытая» давала ответ в серии статей, рассказывающих о беспрецедентных указаниях председателям городских и районных судов, расходившихся по всему краю за подписью зампредседателя краевого суда О.А. Козлова.  

В этих указаниях Олег Афанасьевич указывает (приказывает!) не признавать достоверными и не проверять приведенные в публикациях факты о многочисленных нарушениях, имеющих признаками преступлений с коррупционной составляющей, конкретных судей.  

Более того Козлов в своих незаконных до дикости установках поименно перечисляет авторов и сотрудников редакции ( включая технических работников, а также людей, которые давно не работают в штате и указывает подчиненным взять под личный контроль их участие в любых судебных процессах и немедленно ему об этом докладывать. И особо ретивые и особо приближенные , обязанные ему или взлетом карьеры или замалчиванием их собственных серьезных прегрешений в этическом и профессиональном плане преступный приказ исполняли. Исполняли с таким цинизмом и бесстрашием, словно на наших глазах разыгрывался сценарий фильма «Крестный отец», перенесенный с мафиозной Сицилии на ставропольскую почву.  

И как мы уже писали, «крестники» Козлова не только смело вбрасывали в материалы дела сотни «лишних» документов, фальсифицировали материалы дела, но еще и открыто «поясняли », что все их решения против редакции однозначно будут засилены ( подтверждены) их начальниками. Именно это внушал нашему юристу, пригласив его в свой служебный кабинет, судья мирового суда Октябрьского судья Я. Макеев, последователь и наследник традиций семейного клана: его мать, судья краевого суда Макеева, оставила немало неправосудных следов в своей практике, отмеченных не только прессой.  

Об этих «черных метках» Козлова, в сугубо личных целях (крышевание незаконных действий «третьих лиц»), мы писали уже и в бытность нового председателя краевого суда Константина Ивановича Бокова, полагая, что факты беззакония своего зама уж он-то проигнорировать не может - и не имеет права! Проверит и отреагирует публично.  

Мы полагали, что с приходом нового председателя получим серьезного - в силу полномочий - «арбитра», который разберется не только в сути конфликтов, но станет давать и сигналы обществу, что не допустит никаких игрищ с законом в судейской среде, тем более в своем ближнем окружении, формирующем его репутацию. Однако в ответ было глухое молчание.  

Поэтому мы были вынуждены в форме официальных обращений лично к К.Бокову задать вопросы, имеющие принципиальное значение для всего населения и тем более для юридического сообщества края. В частности, мы ждали ответы на озвученные факты:  

- о преступных (письменных!) указаниях О. А. Козлова руководителям городских и районных судов края в отношении критических публикаций в газете и конкретно в отношении автора разоблачительных публикаций общественного активиста Раисы Абрамовой, опубликовавшей в «Открытой» документальные свидетельства о грубейшем нарушении судебной этики мировым судьей Предгорного района М.Бирабасовой ( которую до неприлично бессовестно отмазывал Козлов):  

- о прекращении руководством ведомства практики личного приема граждан, несмотря на то, что таковая обязанность председателя суда прямо прописана в законе. 

- о невозможности ознакомления с видеозаписями из коридора суда в случаях, имеющих безусловное процессуальное значение;  

-о продолжения практики приема документов канцеляриями судов от непроцессуальных лиц с доверенностями не от стороны процесса.  

Ни на один из запросов Константин Иванович Боков, не ответил, иначе говоря, бездействовал. Бездействовал не только незаконно, но еще и как-то высокомерно и неинтеллигентно, коль обращались к нему лично. Ну, может, человек, не зная дня и ночи, тяжело работает: разгребает авгиевы конюшни – ведь Козлов наворотил непомерно и сделал «практикой» вмешательство в судопроизводство (полагаем, что не только в отношении перечисленных им лиц , связанных со СМИ), понуждая правоприменителей принимать не самостоятельные решения . Иными словами, умалял авторитет судебной власти, разлагая профессиональные и морально-этические устои служителей Фемиды , которые в желании ему угодить вели себя на процессах соответственно - дерзко, хамски, беззаконно, отметали все отводы по недоверию и не боялись ломать закон через колено, зная о безнаказанности.  

Имена мы называли в наших расследованиях, основанных на документальных фактах, никем не опровергнутых, - судьи Бирабасова, Лысенко, Пшеничная, Макеев, Мкртычян, Воробьев, Селюкова и прочие исполнители распоряжения Козлова «мочить» критиков судейской разнузданности. 

Почему отмалчивается председатель крайсуда  

Но теперь мы наконец поняли, почему отмалчивается Боков и как он относится к беззакониям своего зама, вмешивающимся в процессы в целях, далеких от правосудного действа. Мы это поняли, когда с изумлением обнаружили, что и самому Бокову - лично на его имя !- судьи первой инстанции отправляют материалы дел, по которым «Открытая» публиковала острые антикоррупционные расследования.  

Ясно, что ни по своей инициативе отправляли, а по высшему указанию! Вопреки Конституции, закону о независимости судей, о невмешательстве в процесс судопроизводства! Зачем, с какой целью?  

Вопрос риторический, потому что не придумаешь иной версии, кроме той, что особые дела «сортируются» на верхнем уровне и точку в них ставят отнюдь не апелляционные коллегии, которые практически не слушают доводы «заказанной» стороны и вообще никогда не задают никаких вопросов, а лишь «оформляют» заведомое решение, на пару минут удалившись в совещательную комнату.  

Обращаемся к читателям, юристам, адвокатам: может у вас есть иные версии, поделитесь!  

«Дело депутата Тищенко» как иллюстрация состояния местного правосудия  

Особенно ярко схема «сортировки» судебных исков с криминальной составляющей обозначилась в деле депутата городской думы Геннадия Тищенко, о происхождении неожиданного богатства семейства которого рассказал на страницах «Открытой» ставропольский предприниматель Владимир Гоноченко. «Отнять бизнес в Ставрополе? Очень просто, если у рейдера в обслуге чины из госорганов»( см.в №40 от 8.10.2018 г.). Жертва рейдеров рассказал о том, как семейство депутата Тищенко украло у него многомиллионный бизнес, - потрясающая история, основанная на сотне листов документальных подтверждений, представленных редакции, которая затем передала их в руки следственных органов.  

Тищенко, конечно, перепугался - и решил заткнуть разоблачителям рот привычным способом – найти «понимание» в суде. Так появляются два его иска против автора и редакции в двух райсудах -Ленинском ( судья Никитенко) и в Промышленном ( судья Пшеничная). И хотя оба иска касаются одних и тех же лиц и обстоятельств, они намеренно не объединяются, как требуется по закону, более того обе судьи действуют по одному сценарию , «прописанному» свыше.  

Например, судья Никитенко провела свою сольную партию незамысловато: скоропалительно приняла решение в пользу Тищенко в отсутствие противоположной стороны, не дав возможность не только приобщить доказательства, но и участвовать в прениях, то есть безбоязненно «убрала» важнейший процессуальный этап из процесса...  

Когда на эти «правовые дикости» абсолютно наплевала и апелляционная коллегия под председательством Медведевой, не задав сторонам ни единого вопроса, мы поняли: тупо, нагло, бесцеремонно выполнялась команда свыше. Мало того «вишенку на торте» сговора в пользу Тищенко поставил его адвокат Шмаков , который не сдержав торжества после этого апелляционного вердикта, бросил проигравшим откровенное признание: «Мы еще на вас заработаем...»  

А в том, что на нас хотят «заработать», мы окончательно убедились, готовясь к апелляции на судебное решение судьи Пшеничной , когда в руки попал поразительный «документ»: судья Пшеничная за своей подписью письменно подтверждала, что отправила два тома данного дела - нет-нет, не в краевой суд, как должно быть!- а лично Бокову К. И.  

Видимо, для камуфляжа договорного решения ( принятого е апелляционным составом под председательством Медведевой) в рассмотрении решения Пшеничной поучаствовали остальные два состава апелляционной коллегии по гражданским делам ( из трех сформированных в крайсуде), что вообще запрещено законом, а главное Конституцией России: дело гражданина рассматривается неизменным составом судей.  

Так вот: в составе под председательствовал Берко, участвовали судьи Селюкова (докладчица по делу) и Безгинова, а в составе под председательством Мясникова участвовала судья Журавлева и все та же Селюкова ( куда же без подготовленной «докладчицы»!).  

Догадайся, читатель, какое решение можно было ждать от всех трех апелляционных коллегий, куда материалы пришли аж от самого председателя суда? Догадались!? Вот так, видимо , и принимаются решения по особо важным делам!  

Наш отвод по недоверию коллегия не приняла, причем председательствующий Мясников не дал главному редактору газеты Леонтьевой даже зачитать. И буквально отбросил ( не приобщил к материалам ) приложенные к отводу документальные свидетельства вмешательства руководства суда в судебные процессы. На возмущенный вопрос, на каком основании он это делает (вопреки закону), председательствующий бросил: «Они нам не нужны..»! Показательная деталь: аудиозапись этого заседании: « На каком основании ...». Этот обрыв записи квалифицируется как ее фальсификация ...  

Вот так проявили себя все три коллегии по гражданским делам краевого суда... Ясно, что «рассматривать» решение ( Пшеничной ) по Тищенко они не могут 

Редакция направила жалобу в Пятый кассационный на умаление авторитета судебной власти и данными судьями и руководством краевого суда в связи с вмешательством в судопроизводство. И просьбой передать дело на новое рассмотрение в суд другого региона.  

То, что происходит с «делом Тищенко» - дает основания для очень конкретных выводов о катастрофическом состоянии правосудия в Ставропольском крае – заметят ли это «на федеральных верхах»?! По крайней мере мы на это надеемся и последующими обращениями «в Москву» будем добиваться привлечения внимания соответствующих органов к происходящему в крае.  

А для тех, кто разбирается в основах права, предлагаем прочитать наше заявление в краевой суд ( копия Бокову К. И) об отводе судей всех трех составов апелляционных коллегий краевого суда, рассматривавших решения судей Никитенко и Пшеничной по «делу Тищенко»: возможно, в будущем это пригодится и другим жертвам рейдерства, мошенничества и чиновного и судейского произвола. 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, 
главный редактор газеты,  
лауреат Премии Президента России 
«Правда и Справедливость». 

 

Копия – председателю  
краевого суда Бокову К. И.  

 

В судебную коллегию  
по гражданским делам 
Ставропольского краевого суда 
от Леонтьевой Л. И. , главного редактора 
общественно-политической газеты  
СКФО и ЮФО  
«Открытая. Для всех и каждого»  

дело №2-1224/2019 (2-7433/2018;) ~ М-7181/2018 

 

Заявление  
- об отводе гражданской коллегии в составе судей  З.Н. Селюковой (докладчик), Мясникова А.А., Журавлевой О.В.  

в соответствии с п.п. 3, п.1.1, ч.1 ст. 16 ГПК РФ по недоверию - в связи с нарушением ФЗ «О статусе судей в Российской Федерации» и Кодекса судейской этики, выразившимися в умалении авторитета судебной власти, нарушении принципа законности и независимости правосудия;  

- о недоверии всем составам коллегий по гражданским делам в связи с вмешательством в деятельность, в процесс судопроизводства руководства краевого суда в лице его председателя К.И.Бокова и зампредседателя Козлова О.А., незаконно (в нарушение принципа независимости судей) требующих от правоприменителей предоставления им материалов дел с участием данного СМИ с целью влиять на судебные решения в интересах третьих лиц - антигероев антикоррупционных публикаций;  

- о передаче данного дела на рассмотрение в суд Чеченской республики  

 

У нас имеются обстоятельства, вызывающие сомнение в объективности, беспристрастности и независимости гражданской коллегии Ставропольского краевого суда в составе судей З.Н. Селюковой, Мясникова А.А., Журавлевой О.В. что в силу статьи 16 (ч. 1) ГПК РФ является основанием для отвода. 

Считаем, что вышеназванные судьи при рассмотрении данного дела не способны следовать принципам законности и независимости, установленным федеральным законом, не способны совершать процессуальные действия на законных основаниях и в предусмотренных законом процессуальных формах, не способны основывать свои решения на соответствующих нормах материального и процессуального права.  

Более того имеются все признаки заведомо незаконных  решений в пользу депутата городской думы Ставрополя Г.И.Тищенко, согласованных еще до рассмотрения апелляционных жалоб ответчиков по делу, включая и сегодняшнюю жалобу.  

По нашему убеждению, судебные решения принимаются по указанию руководства краевого суда - в лице заместителя председателя Козлова О. А. и председателя К.И.Бокова. В подтверждение этого, по сути, коллективного  сговора с участием высших должностных лиц ставропольского краевого суда указывают следующие обстоятельства.  

Сговор по всей вертикали судебной власти оформлялся в связи с публикацией в «Открытой» газете» (№40 от 08.10.2018г.) статьи ставропольского предпринимателя В.П. Гоноченко «Отнять бизнес в Ставрополе? Очень просто, если у рейдера в обслуге чины из госорганов»), в которой автор рассказал историю рейдерского захвата его бизнеса семейством депутата гордумы Ставрополя Г. Тищенко.  

Свои утверждения Гоноченко В. П. обосновывал многочисленными свидетельствами, предоставив редакции более 100 листов документально оформленных доказательств неожиданно появившегося богатства у жены и сына депутата Г.И.Тищенко, чья коммерческая деятельность значится всего лишь как продажа личного недвижимого имущества, продолжающаяся уже более 10 лет (?!) и вызывающая жгучий интерес ставропольской общественности к нескончаемому источнику его благосостояния. Документальные свидетельства, предоставленные редакции автором статьи, позже были переданы редакцией в следственные органы ГУВД МВД по СК. 

В настоящее время по заявлению В. П. Гоноченко в СО ГУВД МВД возбуждено уголовное дело по ч.4 ст. 158 УК РФ о хищении движимого имущества заявителя на сумму более 30 млн. рублей. Гоноченко передал следствию документы, указывающие на причастность к данному хищению сына депутата – Александра Геннадьевича Тищенко. В стадии доследственной проверки находятся материалы по другому заявлению Гоноченко- о краже его недвижимого имущества на сумму более 100 млн. рублей и причастности к этому опять же Александра Тищенко и представителя семьи Тищенко в судах адвоката Шмакова. Именно Шмаков после вынесения решения апелляционной коллегией под председательством Медведевой, до выхода из зала заседания. не сдержав торжества, бросил в лицо четверым представителям нашей стороны откровенное признание: «Мы еще на вас заработаем…». « 

«Мы» - это кто? И каким образом подобная стороны «зарабатывает в судах?  

Депутат гордумы Г.И.Тищенко, чьи противоправные дела оставались неизвестными широкой общественности, решил воспрепятствовать их огласке и дальнейшим разоблачениям, с использованием всего должностного ресурса (предполагаем, что и не менее мощного материального ресурса). Он подал одновременно два исковых заявления с требованием привлечь к ответственности автора публикации В.П.Гоноченко, учредителя газеты  В. В.Леонтьева и главного редактора Л. И. Леонтьеву. Иными словами, с помощью суда стремясь дважды «наказать» СМИ, опубликовавшее письмо Гоноченко,   на примере своего разоренного бизнеса рассказавшего о потаенной деятельности зампреда гордумы в качестве бизнесмена – обладателя (вместе с женой и сыном) огромного количества движимого и недвижимого имущества.  

Ленинский райсуд (судья Никитенко) принимает к рассмотрению иск Тищенко о защите чести, достоинства и деловой репутации в связи с вышеуказанной публикацией. Промышленный райсуд (судья Ж.Пшеничная) принимает иск Тищенко к главреду «Открытой» Л.И.Леонтьевой и учредителю СМИ В. В. Леонтьеву в связи с неопубликованием редакцией так называемого «ответа» (на статью) депутата Тищенко.  

Присланный в редакцию «ответ» Тищенко содержал оскорбления и ничем не подтвержденные обвинения в отношении автора статьи Гоноченко, а потому по закону о СМИ никаким признакам «ответа» не соответствовал, как и сотни прочих писем от читателей, с которыми редакция, как и другие СМИ (по закону!) никакой переписки не ведет, о чем сообщается и в выходных данных газеты.  

С момента  появления этих двух исков Тищенко, рассчитанных на двойное наказание СМИ за раскрытие одной из тайн стремительного обогащения семейства Г.И. Тищенко начинается реализация схема сговора по организации судебного преследования газеты муниципальным чиновником, погруженным в личный бизнес (!) Г.И.Тищенко и судейских чиновников разных инстанций, действующих по целевой установке руководства краевого суда. При этом бесстрашно, злоумышленно и в высшей степени цинично правоприменителями нарушаются всевозможные нормы процессуального и материального права: автору публикации и редакции демонстративно отказывают в реализации своих конституционных прав на судебную защиту, на предоставление доказательств своей правоты в опровержение доводов Тищенко Г.И. 

Судья Никитенко и судья Пшеничная дружно принимают заведомо незаконные решения о привлечении к гражданской ответственности невиновного лица, а именно учредителя газеты Леонтьева В. В., который не имеет к публикации ни малейшего отношения, поскольку в силу закона о СМИ учредитель не может вмешиваться в деятельность редакции, определять ее политику, указывать главному редактору, что публиковать, а что не публиковать. 

Беспрецедентное решение обеих судей привлечь к ответственности постороннее лицо прямо указывает на то, что подобное «задание» они получали из единого источника, гарантирующего им личную безопасность - освобождение от ответственности за нарушения закона. Именно этот «источник» ставил перед судьями Никитенко и Пшеничной единую задачу - заведомо незаконным репрессивным решением воспрепятствовать законной деятельности «Открытой» газеты, известной своими антикоррупционными расследованиями, не раз отмечавшимися высокими профессиональными наградами, включая Премию президента России «Правда и Справедливость», которую получили главред Л.И. Леонтьева и ее заместитель Е,С. Суслова.  

Задаче преследования СМИ должна была способствовать некая лингвистическая экспертиза, проводимая малоквалифицированными или откровенно ангажированными экспертами, давно ставшими в ставропольском суде соучастниками репрессий против одной стороны и палочкой-выручалочкой для состоятельных господ другой стороны, а также действующих в их интересах ряда судей, о чем «Открытая» газета опубликовала ряд журналистских расследований на примерах конкретных дел и не опровергнутых до настоящего времени в силу наличия неопровержимых фактов.  

Непрофессионально исполненная экспертиза, на которую опиралась судья Никитенко содержала лингвистические несуразицы и противоречия, которые требовали их разрешения в судебном процессе через вопросы к эксперту, которые и намеревалась задать сторона ответчика. Это же  было необходимо сделать и судье Никитенко, если бы ее целью действительно являлось  беспристрастное, объективное и всестороннее рассмотрение. Однако Никитенко злонамеренно лишила ответчиков этого права и возможности: в одно судебное заседание без участия стороны ответчиков она «рассмотрела» исковые требования истца, безмотивно проигнорировав ходатайство об отложении дела в связи с болезнью одного из ответчиков и участием других ответчиков в заседании, состоявшимся в тот же день. 

Таким образом, судья Никитенко осознанно лишила права ответчиков представить документальные доказательства соответствия действительности изложенных в статье фактов, но, по мнению истца, якобы не соответствующих действительности. Судья Никитенко также лишила ответчиков важнейшего и принципиального этапа разбирательства – судебных прений, что со всей очевидностью указывает: ее скоропалительное решение в отсутствие ответчиков было ангажированным, вынесенным в интересах истца по указанию свыше.  

Апелляционная коллегия в составе Медведевой Д. С. (председательствующей), судей Осиповой И.Г. и Евтуховой. исполняя указание руководства краевого суда, в вызывающе дерзкой манере отмели ВСЕ ходатайства ответчиков - и о приобщении доказательств, и о назначении судебной экспертизы, и о вызове экспертов и об объединении дел по искам Тищенко (у судей Никитенко и Пшеничной) в одно дело. 

Судья Пшеничная, которая вела себя с ответчиками крайне грубо, по-хамски, с истерическим криками (по аудиозаписи), намеренно вышла за рамки искового заявления (о неопубликовании «ответа») и назначила лингвистическую экспертизу не по тексту «ответа», а по самой публикации, то есть «рассматривала» порочащий характер статьи , а не «ответа» Тищенко.   

Причем заказала лингвистическое исследование у определенного эксперта, вопреки категорическим возражениям на этот счет нашей стороны, которой данный «специалист» хорошо известен по прежним делам своей нескрываемой ангажированностью и, по нашему мнению, человеку глубоко беспринципному.  

На то, что судьи Никитенко и Пшеничная прямо исполняли указания Козлова О.А. и Бокова К. И. говорят следующие факты. Наши ходатайства об объединении двух дел в одно дело безмотивно и упорно отметались обоими правоприменителями. Столь же упорно и безмотивно это делала апелляционная коллегия под председательством Медведевой, которая демонстрировала просто ужасающее незнание процессуальных норм при ведении заседания ( в непрофессионализме судей легко убедиться, прослушав аудиозапись).  

Но еще более откровенно и открыто демонстрировала несамостоятельность в процессе, зависимость от задания «сверху» апелляционная коллегия в составе судей Селюковой З.Н., Берко А.В., и Безгиновой З.Н., разыгравших  целый спектакль с отложением рассмотрения нашего ходатайства об объединении дел на поздний срок, То есть судьи не принимали простейшего процессуального решения в ожидании, когда решение Никитенко уже вступит в законную силу и им не придется рассматривать ходатайство о соединении дел, мотивация которого явно указывала именно на сговор, на то, что решения обеих судей были уже предопределены вышестоящими должностными лицами.   

Принципы судейской этики грубо попраны данными судьями, поскольку ранее, по нашему убеждению, ими выполнялось и выполняется до сих пор незаконное указание руководства суда (вначале - и.о.председателя суда О.А Козлова, а в настоящее время - и председателя крайсуда К.И.Бокова).  

Доказательством этого служат те обстоятельства, что материалы дела о рейдерском захвате имущества Владимира Петровича Гоноченко семейством городского депутата Г.И.Тищенко направлялись судьями Промышленного райсуда Воробьевым и Пшеничной лично вышеназванным руководителям краевого суда (см.приложения). Иными словами, коррупционеры получают мощную поддержку по всей вертикали краевой судебной власти, а принимающие незаконные решения судьи не опасаются быть  привлеченными за это к ответственности. 

Именно поэтому краевые судьи грубо нарушают Кодекс судейской этики (гл.1,п.4.),устанавливающий «повышенные нравственно-этические требования к судье», и, в частности, ст. 6, в которой говорится следующее: «Судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности. Быть честным в любой ситуации. Сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб судье» и закон «О статусе судей в Российской Федерации» (в редакции от 28.12.2016 г.) в ст. 3 п. 2, который также обязует судью «...избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности».  

Полным игнорированием данных норм вышеназванными судьями я обосновываю недоверие к ним и заявляю им отвод.  

Согласно ст. 16 ГПК РФ «судья не может рассматривать дело и подлежит отводу, если лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.»  

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 3 Закона «О статусе судей в Российской Федерации», судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию РФ и другие законы. Судья при исполнении своих полномочий должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Руководствуясь ст. 22 Федерального закона «Об органах судейского сообщества», ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации». 

На основании изложенного, ст. 16-19 Гражданского процессуального кодекса РФ  

заявляю 

- отвод всей гражданской коллегии краевого суда в составе судей  З.Н. Селюковой, Мясникова А.А., Журавлевой О.В. в соответствии  

с п.п. 3, п.1.1, ч.1 ст. 16 ГПК РФ по недоверию - как нарушающих коллегиально ст. 120 Конституции РФ, нормы материального и процессуального права, Закона «О статусе судей в Российской Федерации» и Кодекса судейской чести, ст. 6 Европейской Конвенции по правам человека (ЕКПЧ), а также нарушающих принцип независимости судей при отправлении правосудия, выразившимся в исполнении незаконных указаний руководства суда, требующих докладывать им лично о делах, связанных с антикоррупционными расследованиями «Открытой» газеты, тем самым препятствуя законной деятельности СМИ, осознанно умаляя авторитет судебной власти; 

- о недоверии всем составам коллегий по гражданским делам в связи с вмешательством в их деятельность руководства краевого суда в лице зампредседателя крайсуда Козлова О.А. и председателя крайсуда К.И.Бокова, незаконно требующим от судов предоставления им материалов вышеуказанных дел с целью влиять на решения по ним;  

- о передаче данного дела на рассмотрение в суд Чеченской республики . 

В силу п.3,4 ст. 21 ГПК РФ требования данного ходатайства о недоверии настоящей апелляционной коллегии и в целом всему краевому суду, а также его руководству, своими незаконными действиями системно препятствующих законной деятельности СМИ и тем самым осознанно умаляющих авторитет судебной власти, не может быть рассмотрено ставропольским краевым судом, а подлежит рассмотрению в суде другого субъекта федерации с соблюдением соответствующих процессуальных процедур при передаче дела.  

Приложения 

- копия письма-распоряжения О. А Козлова председателям судов, 
- копия письма Козлова О. А. нештатному автору газеты, общественному активисту Р. А. Абрамовой,  
- копия направления судьей Промышленного райсуда Воробьевым материалов, находящегося на рассмотрении Ж. Пшеничной, на имя зампредседателя крайсуда Козлова О. А.   
- копия направления судьей Ж.А. Пшеничной материалов дела в двух томах (вместе с возражениями истца Тищенко Г.И.) на имя председателя крайсуда Бокова К. И.  
- статья из «Открытой» газеты (№ 36-37 от 30 сентября 2019г.)    «Власть развращает. Абсолютная власть развращает полностью»  
- статья из «Открытой» газеты ( № 34-35 от 23- 30 сентября 2019г.)  «Выиграла суд – и тут же получила обвинение в преступлении. Шок!» 
- статья о необъяснимых источниках огромного количества движимого и недвижимого имущества семейства депутата гордумы Г.И.Тищенко (источник «Блокнот») 

 

Л. И. Леонтьева, 
главный редактор 
общественно-политической 
газеты СКФО и ЮФО 
«Открытая. Для всех и каждого» 
16.06.2020 

P.S.  Зачитать этот отвод на судебном заседании председательствующий А.А. Мясников не позволил — в нарушение ГПК РФ. Однако предложил сторонам «высказаться по основаниям отвода», которых никто не слышал. В итоге доводы отвода сторонами не обсуждались. 

 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях