Поиск на сайте

 

Секреты клубных танцев в Ставрополе раскрывает известный хореограф

 

Клубная жизнь в Ставрополе бурлит: регулярно появляются новые ночные заведения, и в каждом своя «фишка», призванная «цеплять» взыскательных клиентов. Но в любом клубе, вне зависимости от формата, главные люди, которые отвечают за драйв посетителей, – это диджеи и танцовщики.
О профессии диджея уже писано-переписано, а вот что такое танцы go-go, до сих пор, поверьте, знают не все. О секретах этого занятия корреспондент «Открытой» беседует с известной клубной танцовщицей, тренером-хореографом школы танцев Bravo Анастасией БОЛОЦКИХ.

 

– Настя, веришь ли, очень долго не мог найти девушку, которая согласилась бы честно рассказать на страницах газеты, что занимается go-go. То парень, мол, у нее против, то родители. И что здесь такого?
– Даже не знаю. Go-go – обычный клубный танец, в котором нет ничего предосудительного. Хотя родителей этих девочек я отчасти могу понять: многие люди старшего поколения до сих пор считают, что клубная культура – это что-то страшное и пошлое.
– Но go-go – это ведь танец эротический?
– Ничего подобного! Да, девушки должны красиво двигаться, во время танца улыбаться и стрелять глазками. Но наша главная задача – не мужчин в клубе «завести», а просто «растанцевать» всех посетителей, заставить их подняться из-за столиков на танцпол. Отсюда, кстати, и название go-go – выходи, выходи со мной танцевать!
– Основная масса посетителей клубов – мужчины, которые не прочь полюбоваться на красивое женское тело.
– Да, в большинстве ставропольских клубов арт-директора требуют, чтобы на девушке был минимум одежды: бикини со стразами, босоножки... Но это в Ставрополе. А, например, в Москве есть очень раскрученные клубы в стиле ампира XVIII века, где танцовщицы вообще в кринолиновых платьях, с пышными париками.
– Так почему ты решила работать именно в клубе?
– Знаешь, дело случая. С детства занималась танцами, была в казачьем ансамбле «Слобода». Я вообще никогда в клубы не ходила, не понимала ни клубную культуру, ни электронную музыку.
И вот года четыре назад подружка предложила сходить на пробы в клуб Panamera, где искали танцовщицу go-go. Арт-директор на меня посмотрел, понравилась, пригласил. На тот момент Panamera был лучшим клубом в Ставрополе, с первоклассным звуком, где работать было одно удовольствие, и я там трудилась до самого закрытия.
Потом были Max club и Lily, а последние несколько месяцев я работаю в «Бардаке». Это совсем другого формата заведение, не ночной клуб в чистом виде, и танцевать здесь нужно не на сцене, а на барной стойке.
– Конкуренции между девчонками в труппе нет, как в балете?
– Нет! В отличие от балета у нас ведь нет примы, которая всегда солирует. Если заказчик хочет какое-то тематическое шоу, то на сцене может одновременно работать до десяти девушек. А если это обычная ночная программа, то на сцене танцуют две-три девочки, потом спустя полчаса выходят другие, и так всю ночь. Кстати, даже не представляешь, как тягостно эти полчаса сидеть в гримерке и ждать своего выхода!
– Как фигуру поддерживаешь?
– От природы пропорции хорошие. Я очень много танцую, у меня репетиции каждый день по несколько часов, так что мне не нужны ни фитнес, ни йога, чтобы эти пропорции поддерживать.
– Ну а диеты?
– Диета простая: меньше кушать! Есть девчонки, которые заработанные деньги сразу потратят на тортик, а по мне лучше заплатить за хороший макияж или купить новый сценический костюм.
– Разве их самой покупать приходится?
– То-то и оно, что самой! Макияж, прически, солярий, костюмы – за всё это платят сами девушки. Такова политика владельцев всех ставропольских клубов. Хотя мне кажется, что это неправильно. В конце концов, бармены и мы, танцовщицы, – это самые заметные люди в клубе, и от того, как мы будем выглядеть, зависит и репутация заведения.
– Настя, а если бы тебе предложили танцевать стриптиз, согласилась бы?
– Категорически нет! Знаю, есть очень много клубов в крупных городах, где девушки танцуют go-go без верха. Уверена, об этом мечтают и все ставропольские владельцы клубов, но найти девчонок, которые на такое согласятся, в нашем городе непросто. Все-таки у нас очень много девушек, приехавших из сельских районов (да я и сама такая), и они очень консервативны.
– Но ведь в школе танцев ты преподаешь именно стрип-дэнс.
– Ну, это дело совсем другое! Стрип-дэнс не нужно путать со стриптизом – это танец, где девушка должна уметь «завести» зрителя только движениями своего тела, без раздевания. Здесь нет строго определенного набора движений: кое-что от эстрады, балета, от восточного танца, акробатики.
Кстати, как и в go-go, строго говоря, такого танцевального стиля вообще не существует. В разных клубах играет совершенно разная музыка, и девушка просто должна зажигательно двигаться в ее такт.
– Экспромт, короче.
 – Ну да! Go-go – это танец, который идет от сердца. Кстати, подавляющее большинство клубных танцовщиц в Ставрополе – непрофессионалы, самые обычные студентки, которые просто умеют хорошо двигаться под музыку. Вообще, для танцора go-go хореографическая подготовка не так важна, как внешность. Но если миленькая, но плохо двигающаяся девочка всё-таки попадет на сцену, то точно там надолго не задержится.
– А забавные случаи в твоей профессии встречаются?
– Самое забавное – это когда падаешь. Я воспринимаю это именно с юмором, потому что сразу представляю, как это выглядит со стороны.
– Травмы бывают?
– Конечно, у любого танцора бывают. Чтобы посетитель клуба постоянно видел на сцене красивую и улыбчивую девушку, это очень больших усилий требует за сценой – там и слезы, и синяки, и шишки. В нашей профессии нужно терпение и упорство, а еще умение всегда улыбаться, даже сквозь слезы.
– Посетители, наверное, пристают? Под охраной уходишь из клуба?
– Нет, это все мифы! Клубная публика в Ставрополе уже достаточно цивилизованная и культурная, она всегда ощущает незримую границу между артистом и зрителем. На моем веку никогда не было, чтобы к девушкам посетители приставали. Даже после выступлений.
– Интересно, а парни танцуют go-go?
– Конечно! Но только не в Ставрополе. В этом отношении мы очень консервативный город, все модные веяния к нам приходят очень поздно. А вот, например, в Краснодаре или Ростове есть клубы, где на сцене постоянно танцуют парни или пары. Или, скажем, на Украине, как я слышала, вообще в индустрии go-go парней трудится даже больше, чем девушек.
– В балете на «пенсию» выходят после сорока, а в клубных танцах?
– Go-go – это работа для молодых. Конечно, не занятие на всю жизнь, а просто приработок, чтобы не зависеть от родителей.
Да и ближе к тридцати сложнее поддерживать фигуру в отличной форме. Плюс к тому профессия изматывает: это ведь постоянные поездки на работу посреди ночи, переодевания по десять раз за программу, репетиции.
В общем, и времени, и сил требуется немало. Хотя знаю, в крупных городах есть девушки, которые и после тридцати продолжают работать танцовщицами. Но это профи очень высокого класса!
– Тебе после четырех лет в go-go танцевать еще не надоело?
– Пока нет. Вообще, для многих девочек, которые по каким-то причинам решают «завязать» с go-go, сделать это очень непросто. Сцена, как наркотик, сразу не отпускает. Представь: ты каждый вечер в центре всеобщего внимания, и вдруг должна добровольно от этого отказаться.
– О какой карьере мечтаешь? Может, как в «Шоугёрлз» или в «Бурлеске» – прима в танцевальном шоу?
– Конечно, жизнь хочу связать только с танцем! Сейчас учусь на хореографа в Ставропольском пединституте и, наверное, буду преподавателем. Конечно, в идеале бы мне хотелось создать собственную труппу, но это требует очень больших усилий, особенно по меркам Ставрополя.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий