Поиск на сайте

 

Со временем в действиях генсека всё чаще стали проявляться признаки волюнтаризма, не предвещающие ничего хорошего в будущем (Часть 2)

 

Подробности

Продолжение. Начало в №8 

Низвержение богов с Олимпа 

Горбачев, усилив свои позиции в политбюро, начинает избавляться от противников. На том же июльском пленуме 1985 года от обязанностей члена политбюро и секретаря ЦК освобожден 62-летний Григорий Романов (Горбачев в мемуарах не жалеет для него черной краски: «Ограниченный и коварный человек с вождисткими замашками») и отправлен на пенсию.  

В конце сентября Горбачев отправил на пенсию еще одного противника - 80-летнего предсовмина Николая Тихонова (по словам Горбачева, это «деятель не только вчерашнего, скорее позавчерашнего, сталинского времени»), его место занял, по определению Михаила Сергеевича, «первый соратник в деле реформ» – 56-летний Николай Рыжков. 

В декабре пришел черед и 70-летнего Виктора Гришина, которого освободили от должности первого секретаря Московского горкома партии. Ему Горбачев дает уничижительную характеристику: «Человек крайне самоуверенный и болезненно властолюбивый, он не терпел вокруг себя сколько-нибудь ярких, самостоятельно мыслящих людей».  

В свою очередь, Гришин (в отличие от Романова и Тихонова, не  оставивших воспоминаний) не остался в долгу и в мемуарах назвал Горбачева «пустышкой», «предателем и трусом». 

В то время не было альтернативных выборов, и коммунисты голосовали только за одного кандидата, рекомендованного вышестоящим органом. Партийный аппарат работал безотказно, и Борис Ельцин, как и было запланировано Горбачевым, стал руководителем Московской партийной организации.  

Когда ключевые слова произнесены 

Уже на пленуме ЦК 11 марта 1985 года Горбачев заявляет о приверженности стратегической «линии на ускорение социально-экономического развития страны, на совершенствование всех сторон жизни общества». Таким образом, произносится одно из ключевых понятий – ускорение – нового этапа в истории СССР, вскоре названного перестройкой. Тогда же произнесены слова «демократия» и «гласность». 

На апрельском пленуме в том же году Горбачев выражает недовольство тем, что научно-технический прогресс в экономике протекает вяло, эволюционно и заявляет: «Нужны революционные сдвиги…», то есть амбициозно объявляет о революционности своих намерений.  

Там же впервые употребляется термин «перестройка». Николай Рыжков назвал в мемуарах выступление Горбачева «революционным» – такое сильное впечатление оно произвело на присутствующих.  

Ну а по стране слово «перестройка» стало гулять после поездки Горбачева в  Ленинград в мае 1985 года, которая широко освещалась в СМИ. Именно там он произнес знаменитую фразу: «Всем нам надо перестраиваться, всем».  

Показанные по ТВ на всю страну кадры запечатлели радость и колоссальный кредит доверия простых жителей во время встречи с генсеком: они уже забыли то время, когда власть была от них на расстоянии вытянутой руки. Да, люди ждали перемен, подразумевая под ними улучшение своей жизни, и не подозревали о кошмаре, который устроит им Горбачев. 

На кинопленке запечатлелась выразительная сцена – женщина в толпе, стоя почти вплотную к Горбачеву, посоветовала: «Держитесь ближе к народу!» «Ну куда уж ближе?» – отшутился он.  

Диктор, комментирующий кадры телефильма, раз за разом повторял слово «перестройка», ставшее ключевым и бесконечно варьируемым в тогдашнем политическом (да и бытовом) лексиконе.  

В очереди за спиртным. 1985 год

Благородный замысел – плачевный итог 

Первым «славным» деянием Горбачева стала оставившая по себе недобрую память антиалкогольная кампания (май 1985 года), которая принесла стране невиданный экономический ущерб из-за волюнтаристских методов ее проведения – непродуманности, неоправданной поспешности и радикализма.  

По сути, изощренной формой издевательства над людьми стало многочасовое стояние в унизительных очередях. Тогда-то и прозвал народ Горбачева «минеральным секретарем». 

Примечательно, в мемуарах «Жизнь и реформы» (1995 год) одну из глав, посвященную борьбе с алкоголизмом, Горбачев самокритично назвал так: «Антиалкогольная кампания: благородный замысел, плачевный итог». Эти слова – точный эпиграф ко всей горбачевской перестройке, потому что почти все его «благородные» начинания закончились очень и очень плачевно. 

Экономические реформы, затеянные Горбачевым, привели к тяжелому положению в стране. Это констатирует сам их автор: «Мы (Горбачев не хочет говорить «Я», хотя это он инициатор провальных реформ и в первую очередь несет за них ответственность. – Авт.) не сумели выбрать оптимальную экономическую политику, усугубили ситуацию на рынке, в финансовой сфере…». 

По идее, экономические новации Горбачева (самостоятельность предприятий, госприемка, создание Госагропрома и пр.) должны были вдохнуть новую жизнь в испытывающую трудности командную, директивную экономику СССР, то есть замыслы у Михаила Сергеевича были благородные.  

На деле же из-за тех же волюнтаристских методов, что и при антиалкогольной кампании, всё закончилось опять плачевно. 

Читая мемуары Горбачева, я вспомнил прозвище Попрыгунчик, которым его «наградили» в период работы в Ставропольском крае. Попрыгав с нередко бессмысленными инициативами на Ставрополье, Горбачев стал бездумно «креативить» и в масштабах всей страны, что привело к экономическому кризису. 

В декабре 1986 года Горбачев совершает первую серьезную политическую ошибку. Не проанализировав должным образом обстановку, проигнорировав рост национального фактора, на пост первого секретаря Казахстана он поставил русского Геннадия Колбина, который никогда не жил в республике и не знал ни истории, ни культуры местного населения. В Алма-Ате произошли студенческие беспорядки – казахи требовали назначить руководителем кого-то из местных. Против молодежи была применена сила, пострадали сотни людей. Происшедшее было полностью на совести Горбачева. 

Волюнтаризм генсека, зримо проявившийся в экономике и политике, не предвещал ничего хорошего в будущем. 

Атом, вышедший из повиновения 

26 апреля 1986 года произошла крупнейшая за всю историю атомной энергетики авария на Чернобыльской АЭС. Существует множество версий этой катастрофы, и ни одна не отвечает на все вопросы. 

Горбачеву ставят в вину, что от населения страны долго скрывали информацию об истинных масштабах аварии, и это подвергло опасности здоровье многих тысяч людей.  

Как обычно, была проведена первомайская демонстрация в Киеве. Не отменили праздничные шествия и в других городах Украины и Белоруссии: власти якобы хотели предотвратить панику. 

На ликвидацию последствий Чернобыльской аварии государство вынуждено было выделить огромные средства, и это усугубило и без того тяжелое экономическое положение СССР. 

В обществе заговорили о Чернобыле в широком смысле – духовном, нравственном, политическом… Катастрофа стала зловещим символом перестройки. Горбачев и Чернобыль слились в памяти навсегда… 

Бунт на корабле: Ельцин против Горбачёва 

…21 октября 1987 года. Заканчивается пленум ЦК, посвященный обсуждению доклада к 70-летию Октябрьской революции. И вдруг Ельцин поднимает руку. Горбачев, не ожидая подвоха, просит председательствующего Лигачева предоставить ему слово. И вот 56-летний Борис Николаевич на трибуне. 

Зал замер. Казалось, ничто не предвещало бури. Ельцин вначале говорит сугубо о личном, о недовольстве Секретариатом ЦК и особенно Лигачевым из-за стиля работы («разносы, накачки») последнего. Что ж, бывает, не сработались, столкнулись два сильных характера, и Ельцин не выдержал – в таких случаях говорят: нашла коса на камень. 

Но Ельцин продолжает, и присутствующие не верят своим ушам: впервые с 1985 года Борис Николаевич критикует политику Горбачева: энтузиазм масс в отношении перестройки улетучивается, так как люди ничего реально за прошедшие два года не получили. 

Ельцин справедливо замечает: надо быть осторожным «к срокам провозглашения и реальных итогов перестройки в следующие два года», то есть нельзя бесконечно кормить людей обещаниями. Если сроки не будут выполняться, авторитет партии рухнет. 

Кроме того, Ельцин сказал  в своем выступлении о зарождении культа личности Горбачева. И в конце попросил освободить его от обязанностей кандидата в члены политбюро и первого секретаря Московского городского комитета. 

Это был бунт на корабле. Таких обвинений Горбачеву никогда не доводилось слышать. И Ельцин был подвергнут показательной «порке», пленум признал его выступление «политически ошибочным». Явно обозначился конфликт между Горбачевым и Ельциным, соратниками они больше не будут. 

С этого момента Ельцин становится центром притяжения антигорбачевских, оппозиционных сил. Как признается Горбачев, многие советовали  ему отправить Ельцина послом в какую-нибудь «банановую республику», где он бы «кончился».  

Но этого не произошло, так как, по словам Горбачева, к бунтарю у него не было «антипатии, и уж тем более чувства мести». Позднее позиция Горбачева изменится и он скажет: «Ельцин – моя ошибка»… 

Геннадий БАРСУКОВ 
(Продолжение следует) 

Наша справка 

Волюнтаризм (от латинского voluntas – воля) - в политике и общественной жизни: субъективистские произвольные решения, игнорирующие объективно существующие условия и закономерности. 
Волюнтарист – тот, кто принимает субъективистские произвольные решения. 
 
 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях