Поиск на сайте

 

О жизни Михаила Сергеевича после Кремля и его роли в истории

Часть 7 Продолжение.Начало в № 89-1015-1617-18 21-22 23-24

За годы перестройки Горбачёв стал миллионером 

Из мемуаров Горбачева: «Никаких проводов не было. Никто из руководителей государств СНГ мне не позвонил. Ни в день ухода, ни после…» И этому есть объяснение. 

18 декабря 1991 года. Вечер. Горбачев предельно откровенен с самыми близкими людьми – Александром Яковлевым и Анатолием Черняевым, который записал в дневнике: «Стал говорить (с моей подачи) об интеллектуальном уровне глав «суверенных государств». Иногда, говорит, сам тупеешь, разговаривая с ними. И действительно хочется бежать от такого «сотрудничества». 

(Из Горбачева так и прет завышенная самооценка, высокое мнение о своих интеллектуальных способностях. Конечно, лидеры союзных республик это чувствовали и им это не нравилось. Горбачев не был природным вожаком, высшим духовным авторитетом, его воспринимали как фигуру номинальную, не избранную демократическим путем. Закономерно, что после отставки о нем почти сразу же забыли.)  

Далее Черняев сообщает интереснейшие подробности: «Потом стал размышлять о «Фонде нового мышления» – Фонде Горбачева... Видно, они с Яковлевым до меня это придумали. Михаил Сергеевич стал «развивать», как можно широко это дело поставить... Я поддакивал, но советовал начать не у нас, а в Америке». 

И вдруг Горбачев говорит:  «Я за книгу получил 800 тысяч долларов (Яковлев тут же подсчитал – 80 миллионов  рублей)... Знаешь, Анатолий... Я хочу тысяч 200 оставить себе, а тысяч 30–40 дать тебе».  

Черняев воспротивился: «Не нужно этого делать. Мне они не нужны».  

Вмешался Яковлев: «Оставьте на основание Фонда тысяч 600... А потом появятся разные спонсоры».  

Черняев с Яковлевым стали советовать в один голос: «Не надо ничего давать на всякие больницы и прочее, все равно пропадет, как и прежние дотации, а вам надо достойно жить дальше, не ходить попрошайничать у Ельцина». 

Как видно из данного отрывка (вопреки стараниям  Горбачева-мемуариста вызвать у читателя слезу жалости к «бедному», «несчастному и обиженному» экс-президенту СССР), Михаил Сергеевич за годы перестройки стал миллионером. Ему хватило денег и на основание Горбачев-Фонда, президентом которого он является по сей день, и на приобретение элитной недвижимости в Европе. 

В наши дни он является самым богатым пенсионером в России – получает пенсию в размере более чем 800 тыс. рублей в месяц. 

У любого простого пенсионера, естественно, возникает вопрос: «За что?» За развал СССР, что ли?.. 

Последнего российского императора Николая II и последнего генсека Михаила Горбачева называют близнецами-братьями в истории России.

В Ставрополе экс-президенту не рады 

В 1994 году Горбачев приехал в Ставрополь. Валерий Болдин, экс-руководитель Аппарата президента СССР, в книге «Крушение пьедестала» вспоминает об этом «хождении в народ»: «Как мне рассказывали ставропольчане, это было печальное явление. Краевое начальство не встретило и не приняло его, не захотели увидеться с ним и многие старые знакомые. Люди, знавшие его, переходили на другую сторону улицы, чтобы не дать воли своему гневу. Михаил Сергеевич прошелся по городу в сопровождении своей охраны и скоро уехал в Привольное». 

Александр Яковенко, друг юности Горбачева, одновременно с ним в 1949 году награжденный за ударный труд орденом Трудового Красного Знамени, о бывшем приятеле сказал с горечью:    

«– Если бы дядя Сережа (Сергей Андреевич Горбачев – отец Михаила Горбачева. – Авт.) узнал, что сотворит его сын со страной, за которую он проливал кровь на фронте, он своими руками бы его… 

А дальше следовали слова из лексикона Тараса Бульбы». 

Но отец Горбачева, достойный гражданин, великий труженик и отважный воин, умер задолго до перестройки... 

Работа Горбачёва в процентах 

В 1996 году Горбачев вознамерился поучаствовать в выборах президента России, предвкушая возвращение в большую политику. Однажды на встрече с избирателями в Петербурге молодая, красивая журналистка задала ему неожиданный вопрос: «Михаил Сергеевич, вы до сих пор агент ЦРУ?»  Горбачев с иронией ей ответил: «Да». Она растерялась: «А почему?»  «Потому что хорошо платят», – ответил Горбачев.  

Шутка шуткой, но журналистка отразила мнение многих россиян, считающих Горбачева иностранным агентом, от чего сам Михаил Сергеевич не устает открещиваться. 

На выборах случился конфуз. За Горбачева проголосовали всего лишь 386 069 избирателей (0,5%). Именно столько нашлось людей, обожавших Горбачева и его политику – это объективный, неоспоримый показатель.  

Даже на Ставрополье, где он родился, вырос и много лет проработал, за него проголосовали лишь 0,6% земляков. Народ отверг Горбачева, и он скрепя сердце вынужден был навсегда отказаться от президентских амбиций.  

К настоящему времени ряды горбачевцев из-за естественной убыли поредели. Возможно, их осталось в России не больше 100 тысяч. Иногда кто-нибудь из них попадает на ТВ и бодренько говорит, каким хорошим человеком был Михаил Сергеевич и его время.  

Эти слова тонут в гуле возмущения тех, кто жил в то время и хорошо помнит, что реально творилось в стране. 

Как известно, мудрые китайцы оценили в процентах работу «великого кормчего» Мао Цзэдуна – 70% сделано правильно и 30% ошибочно.  Если так же оценивать Горбачева, то положительного, как мне кажется, наскребем на те же 0,5% (вывод войск из Афганистана в 1989 году, многопартийность, свобода слова, запрет цензуры, альтернативность выборов). Всё остальное – 99,5% – отрицательное. 

О горбачёвщине и судьбе «отца перестройки» 

В современной публицистике используется термин «горбачевщина», но каждый вкладывает в него свое понимание. Коммунисты говорят, что это меньшевизм, оппортунизм, ренегатство, «опасная форма предательства великой страны и 20 млн коммунистов». Другие – о «великой катастрофе русского национального движения и самосохранения». Третьи – просто о периоде  правления  Горбачева.  

В русском языке слово, образованное  с  помощью  суффикса -щин- от фамилии человека, выражает отрицательное отношение к нему; вспомним примеры из отечественной истории: аракчеевщина, сталинщина, брежневщина… 

На мой взгляд, горбачевщина – это прежде всего хрущевщина (в основе которой волюнтаризм, субъективизм и авантюризм), но, так сказать, «творчески» дополненная и развитая. Это отсутствие планирования, стратегии и тактики при проведении преобразований, импровизации вместо продуманных шагов, упование на авось. 

Это отрицание эволюции в развитии общества, навязывание ему революционных скачков, искусственное революционизирование масс.  

Это абсолютный отрыв от общества (и как результат – потеря доверия к власти), навязывание ему преобразований, о которых никто не просит (вспомним историю с подписанием судьбоносного нового Союзного договора – это полностью инициатива Горбачева, никто ничего не требовал). 

Это правовой нигилизм, нарушение всех законов своей страны ради амбициозных целей.  

Горбачевщина – это готовность разрушить свою страну до основания, причинить страдания и горе  миллионам людей ради умозрительных целей. Это высокое самомнение, убежденность в своей незаменимости и непогрешимости, отсутствие самокритичности, хоть чего-то святого за душой, каких-либо твердых убеждений, готовность к самым невероятным идейно-политическим метаморфозам (от коммуниста Горбачев совершил «скачок», по его словам, к социал-демократу). 

Горбачевщина – это море разливанное болтовни при редких «островках» реальных успехов, это беспринципность, авантюризм во внешней политике, предательство интересов своей страны.  

Не случайно народ прозвал перестройку «катастройкой» – это слово-приговор горбачевщине, емкая оценка совершенного Горбачевым, оно навсегда прилипло к нему и сразу же возникает в памяти, когда речь заходит о нем или периоде его правления. 

Периодически по Интернету проносится весть: «Горбачев умер!» Михаил Сергеевич активно протестует: «Не дождетесь!» Гуляет по Сети анекдот: «Почему Горбачев не умирает? Черти боятся, что он ад разрушит». 

Какое признание можно ожидать от  Горбачёва 

Не спится по ночам Михаилу Сергеевичу, ворочается он в постели с боку на бок и всё думает, думает – о своей роли в истории и причинах неудач.  

Непонятно ему, почему его – умнейшего, образованнейшего, добрейшего человека, с распахнутой всему миру душой, преисполненной благими намерениями – все дружно не любят и не переставая ругают. 

Перебирает он в памяти события минувшего. В чем ошибся? В ком? Не прекращается работа мысли. И приходит озарение. Нашел! Словно камень с души свалился! Встает он с постели и спешит к письменному столу, чтобы записать обретённое знание.  

Наверно, так появился в книге «Остаюсь оптимистом» (2017 год) вот этот эмоциональный отрывок: «Он меня предал! И это самое худшее предательство! Вот мы сидим с ним, разговариваем, договариваемся, а потом он уходит и за спиной делает другое. Это был игрок, авантюрист! Ельцин из кожи вон лез, чтобы ничего не получилось». 

О люди, внемлите воплю горбачевской души! Ни в чем Михаил Сергеевич не виноват – это Ельцин помешал, оборвал перестройку в самом начале (а может, в середине, он и сам точно не знает), а то бы жили ой-ёй-ёй… 

Это озарение посетило Горбачева три года назад, в предыдущих книгах его нет. Значит, внутри Михаила Сергеевича продолжается работа, осмысливает он пройденный путь. Были, были, оказывается, у него ошибки, признает он их – антиалкогольная кампания, Ельцин, поездка в Форос на отдых в августе 1991 года как раз перед путчем… Список неуклонно растет. 

Что, если однажды Горбачев встанет утром с постели и скажет: «Я – историческая ошибка!»? Ну а журналисты разнесут эту новость по всему свету. 

Прецедент есть. Это Александр Керенский, последний глава Временного правительства в 1917 году, всего за несколько месяцев умудрившийся развалить систему управления страной и армию. Так что когда большевики начали восстание в Петрограде, на защиту Керенского и «временных» не пришла ни одна воинская часть. Пришлось бежать Александру Федоровичу из столицы. Ничего с организацией сопротивления большевикам у него не вышло, и в 1918 году он навсегда уезжает из России. Жил в Лондоне, Париже, затем перебрался в США. 

Однажды он беседовал с американским журналистом.  Речь зашла о событиях 1917 года. «Можно ли было избежать победы большевиков в 1917-м?» – спросил журналист. «Можно. Для этого надо было расстрелять всего одного человека», – загадочно ответил Керенский. «Ленина?» – догадался собеседник. «Нет, – ответил бывший глава России, – Керенского». 

Так незадолго до смерти Александр Федорович признался, что сыграл в истории России отрицательную роль. Возможно, к такому осознанию движется и Горбачев. 

Вообще, у них много общего. Оба бездарно правили и так же бездарно потеряли власть, оба отчаянные фразеры и политические неудачники. Кстати, оба по образованию юристы, обладали незаурядным артистическим талантом. 

Недавно Горбачев установил новый рекорд. Он стал самым долгоживущим  правителем России. До этого «рекордсменом» считался Керенский (прожил 89 лет). Ну а Горбачеву скоро исполнится 90. Возможно, он уже «созрел» для признания себя исторической ошибкой, как в свое время это сделал Керенский… 

Исторические двойники – Михаил Горбачев и Александр Керенский,последний глава Временного правительства.

Роль Горбачёва в истории 

Историк Борис Соколов в книге «Сто великих политиков» (2006 год) включил в число великих Горбачева (правда, его биография помещена в самом конце). В чем же «великость» президента СССР, потерявшего свое государство (в отличие от всех других правителей, помещенных в книге)? 

Соколов видит ее в том, что «он обеспечил «мягкий» крах тоталитаризма и распад Советского Союза, не сопровождавшийся широкомасштабными войнами и межэтническими столкновениями».  

Проще говоря, развалил СССР и КПСС, и спасибо за это, так как крови, дескать, пролито мало. И что это за «мягкий» крах, если в стране в казалось бы мирное время погибли в межнациональных конфликтах тысячи людей, появились миллионы беженцев и вынужденных переселенцев? Если слушать Соколова, Горбачеву надо памятники ставить. Однако такого желания что-то ни у кого не возникает. 

Один публицист сравнил Горбачева с римским императором Гонорием. Был такой не великий правитель (в книге Соколова его нет), запомнившийся современникам безрассудством, самовлюбленностью, завистливостью и трусостью. В годы его правления (395–423) усилился натиск варваров, Западная Римская империя оказалась на краю гибели. В 410 году германцы захватили и разграбили Рим. В это время Гонорий находился в Равенне, куда он перенес столицу. 

Слуга сказал ему, что Рим погиб. Гонорий опечалился: «Да ведь я только что кормил его из своих рук». Император увлекался разведением птиц и подумал, что речь идет о его любимце – петухе по имени Рим. Слуга сказал, что город Рим погиб. Гонорий повеселел: «А я-то, дружище, подумал, что это погиб мой петух Рим». 

Историки до сих пор спорят о причинах падения Древнего Рима. Между тем одна из них на поверхности – появляются такие правители, как Гонорий, который в критический момент истории думает о своем любимом петухе, а не о судьбе государства. 

Горбачев действительно похож на этого персонажа: после Беловежского соглашения его интересует лишь одно – какую должность ему предложат. Судьба СССР и советских людей «отца демократии» не заботила. 

Быть может, кто-нибудь из историков напишет книгу «Сто слабых и посредственных политиков». Вот там Горбачеву самое место – в одном ряду с Гонорием, Николаем II, Керенским и им подобным…  

Известный политолог Евгений Сатановский назвал Горбачева «дураком на троне» и сравнил его с российским императором Николаем II. Мне думается, дураком назвать Горбачева все-таки нельзя. Если бы он был таковым, это не скрылось бы от глаз современников и они направили бы его в соответствующее учреждение.  

На самом деле, это был волюнтарист, возомнивший себя великим революционером и преобразователем общества. История горько посмеялась над ним и поставила его на «законное» место – среди слабых политиков. 

А вот насчет сходства с Николаем II согласен. И готов перечислить то, что делает их явно похожими. 

Николай II остался в истории с «титулом» «последний император», Горбачев – «последний генсек». Оба превосходные семьянины, но слабые  правители. Поведением жен обоих общество было недовольно, о них распространялись разного рода слухи и сплетни, умаляющие авторитет первых лиц государства. 

В критический момент все отвернулись от Николая II, который записал в своем дневнике 2 марта 1917 года, в день отречения от престола: «Кругом измена, трусость и обман!» То же самое произошло с Горбачевым в декабре 1991 года: все его предали. Если бы он вел дневник, мог бы повторить  слова Николая II. 

И эти сходства не случайны. Думается, такие исторические деятели появляются в критические моменты истории, знаменующие собой смену эпох. С Николаем II закончилась монархическая эпоха в истории России. Таких лиц в истории Отечества больше никогда не будет. Общество пережило монархическую стадию развития и никогда к ней не вернется. 

Последний представитель коммунистической олигархии 

Уверен, с Горбачевым навсегда ушла в прошлое эпоха коммунистической олигархии (власть немногих, узкой группы лиц), под которой имеется в виду политбюро и генсек, в руках которых была сосредоточена реальная власть в СССР. 

В марте 1985 года в политбюро  входили всего 10 человек. Этот орган избрал генсеком Горбачева. В марте 1990 года на III съезде народных депутатов Михаил Сергеевич стал президентом – за него проголосовали  1329 человек из 1878 депутатов, поэтому некоторые исследователи называют его «президентом съезда народных депутатов».  

Таким образом, Горбачев избирался партийной верхушкой, а не народом. Он завершил период коммунистической олигархии в истории нашей страны. После Горбачева Россия вступила в эпоху демократического развития с обновленной политической системой. 

Главу государства теперь избирают  не  десять и не 1329 человек, а миллионы граждан, и, таким образом, система отбора и выдвижения стала совершенней, чем это было во времена СССР. 

Горбачев – это последний представитель коммунистической олигархии, исторический цикл существования которой весьма краток – всего 74 года (1917 – 1991 гг.), в то  время как одна лишь династия Романовых правила Россией 300 лет.  

Михаил Горбачев в наши дни

Несмотря на всю словесную трескотню коммунистов о самом прогрессивном строе, они не создали прочной, рассчитанной на длительный период политической системы. Погубившая их ахиллесова пята – волюнтаризм генсеков, власть которых была неограниченной (вспомним слова Ленина в Политическом завещании  о «необъятной власти», которую сосредоточил в своих руках  Сталин, став генеральным секретарем, что создавало условия для злоупотреблений; такое положение сохранилось и при Горбачеве) и сместить которых легальными способами было фактически невозможно. В условиях отсутствия действенных сдержек и противовесов личность генсека, который мог повторить фразу французского короля Людовика XIV: «Государство – это я», имела определяющее значение для самого существования страны. 

Сначала коммунистическая олигархия дала великих правителей – Ленина и Сталина (и в этом статусе они представлены в вышеназванной книге Бориса Соколова; кроме Горбачева, больше никто из советских руководителей не удостоен историком такой чести), но затем начинается сбой – слабый Хрущев, волюнтаризма которого партийная верхушка не выдержала и… отправила на пенсию.   

При Брежневе происходит стабилизация системы, достигнуты заметные успехи в политике и экономике, СССР по могуществу становится вторым (после США) государством в мире. 

Современные историки не склонны считать период Брежнева лишь «застоем», на фоне которого сам автор перестройки выглядит весьма бледно. Согласен, было бы хорошо, если бы Леонид Ильич пораньше ушел на пенсию, но олигархи захотели, чтобы он умер на «престоле», и Брежнев исполнил их волю. Больные Андропов и Черненко не рассчитали своих физических сил и рано покинули наш мир.  

И вот явился Горбачев (не сразу распознанная современниками реинкарнация Хрущева), который выполнил свою «историческую миссию» – развалил в ходе затеянной им перестройки-революции и партию, и страну, что стало крупнейшей геополитической катастрофой XX века.  

Последствия его деятельности сказываются по сей день. В целом общество негативно оценивает роль Горбачева в истории. И вряд ли такая оценка изменится.  

После тяжелого, бурного, наполненного войнами и революциями XX столетия Россия вступила в XXI веке в стадию плавного, стабильного, эволюционного развития, более приличествующую ей как великой державе. В наше время всё более и более активно проявляет себя  гражданское общество, способное решать свои проблемы мирно, без потрясений, без революций. И за ним будущее. 

Геннадий БАРСУКОВ 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях