Поиск на сайте

Молодые художницы из Ставрополя, Ольга Севостьянова и Анастасия Кисличенко, – участницы проекта по сохранению в живописи «постепенно пустующих городов России» 

МОЛОДЫЕ ТАЛАНТЫ

Вековые дома, декорированные лепным орнаметром и винтажными балкончиками, мощеные улицы – такие, какими их видели наши отцы и деды, постепенно уходят в прошлое. Застраиваются многоэтажками старые кварталы, со столетних особняков снимают резные двери и меняют на пластик деревянные окна со ставнями. В Ставрополе в прошлом году заасфальтировали последнюю в городе булыжную мостовую...  

В России исчезают не то что кварталы – целые города. Сохранить память о них для новых поколений помогают фотографии, описания современников, архивные документы и живописные полотна.  

Художники не просто переносят на холст картинку из реальности, но передают куда больше – особое настроение, атмосферу, очарование уходящей эпохи. Вот почему в России сегодня действуют проекты по сохранению наследия пустеющих городов, где роль главных «хранителей» отведена именно живописцам.  

Среди тех, кто приезжает в исчезающие города с красками, мольбертами и грунтованными холстами, – две художницы из Ставрополя: преподаватели Детской художественной школы Анастасия КИСЛИЧЕНКО и Ольга СЕВАСТЬЯНОВА

Ольга Севастьянова

По следам «Русской Атлантиды» 

Выбеленная церквушка, безлюдная паперть, собака, разморенная жарой: костромской город Галич на картинах ставропольских художниц выглядит тихим и безмятежным, словно сон Обломова. 

Когда-то жизнь здесь била ключом, в Европу и Азию тянулись обозы с мехами и рыбой. А сегодня Галич стал частью «Русской Атлантиды» – проекта Санкт-Петербургского центра гуманитарных программ, цель которого «сохранить хотя бы в живописи и графике то, что осталось от культурного наследия постепенно пустующих городов России». 

«Покров, Галич, Осташков – исторические города, исчезающие на наших глазах. Люди разъезжаются, старинные кварталы пустеют, реставрацией древних построек никто не занимается, и они приходят в упадок, – рассказывает Ольга Севастьянова. – Так, в Галиче было 18 храмов, а осталось четыре. Памятники архитектуры, которые рисуют участники «Русской Атлантиды», в любой момент могут быть безвозвратно утрачены. К примеру, на полотна художников попала старая деревянная церковь, которая стояла в деревне недалеко от Галича с XVII века, а недавно чуть не сгорела». 

За семь лет, которые существует проект, 700 живописцев из 130 городов мира написали более 7000 полотен. «Русскую Атлантиду» ищут художники из России, Афганистана, Италии, Германии, Индии, Египта, Непала, Китая, США...  

Носители разных культур, приверженцы разных религий получают уникальную возможность заглянуть в мир православного обихода: живут, трапезничают, общаются со священниками и монастырской братией. 

Пленэрная живопись подразумевает создание картин не в мастерской, а на природе, а пленэры «Атлантиды» в основном проходят на базе монастырей и приходских храмов. Художники рисуют православные церкви, сельскую и городскую архитектуру.  

Это удивительный опыт, даже если ты приезжаешь из другого края страны: меняешь легкие босоножки на ботинки, кутаешься во все теплое и зябнешь на северном ветру. Ну а если прибываешь, к примеру, из индийской деревушки да в Покровскую Свято-Введенскую Островную пустынь, тут уж перед тобой словно другая планета открывается. 

Обезьянам не улыбаться! 

В прошлом феврале Ольга и Анастасия и сами отправились на «другую планету» – в Раджастан, штат Индии, знаменитый своими замками, храмами и крепостями. 

Поездка состоялась благодаря социоэкологической акции Петербургского центра гуманитарных исследований. То, что путешествие будет необычным, девушки поняли, когда получили письменную инструкцию, которая предписывала: 

– во-первых, не улыбаться обезьянам – они принимают улыбку за оскал и нервно на нее реагируют; 

– во-вторых, не кидать в них камнями – от этого животные нервничают еще больше. 

Зато у самих обезьян «руки» были развязаны! 

«Однажды рисую местную архитектуру на фоне Ганга, – рассказывает Ольга. – Работаю над разливами, погрузилась в процесс. Бац – сверху в меня летит камень. Бац – еще один. Что такое? Выглянула наверх через арку: а там сидит обезьяна, ест бананы и между делом кидает в меня камнями. Развлекается!» 

Если животные выглядели устрашающе, художницы вызывали помощь по телефону, и местные секьюрити палками разгоняли хвостатых зевак. Но вскоре гостьи из Ставрополя привыкли к особенностям раджастанского быта: к тому, что в комнате у них живет семья ящериц гекконов, а по улицам ходят стаи обезьян, на которых лучше не глазеть. Куда полезнее смотреть под ноги, чтобы не наступить на бурундука. И вообще, держать с ними ухо востро: один такой чуть не стащил у Анастасии из пакета баночку с акрилом. 

Мелочи быта быстро ушли в тень, потому что основное время участники проекта проводили за мольбертами, ведь за 20 дней каждый должен был подготовить несколько работ. 

«Бывает, что натура не сразу цепляет, – признается Анастасия Кисличенко. – Но ты берешь себя в руки и начинаешь писать, к примеру, Радж-Махал – дворец-крепость с крутыми лестницами, башенками и бойницами. Томишься, маешься, но во время работы ловишь что-то неуловимое. И картина получается особенная – пыльная, чувственная…» 

«Индийские» этюды и акварели художниц выглядят экзотично, чудно и чуждо. Вот город Джайпур, столица Раджастана, которую называют розовым городом из-за нежного цвета домов в исторической части. В разное время суток он меняется от розового до янтарного, от оранжевого до бледно-коричневого.  

На холмах вокруг Джайпура стоят величественные форты с прекрасными дворцами, павильонами, садами. Они тоже попали на полотна Анастасии и Ольги. Так же, как Нашик – священный индуистский город, в котором сохранились и древние храмы, и деревянная архитектура, и огромные купальные гаты. 

Когда рядом с этими картинами видишь пейзаж с банькой под сосной или православную обитель в серый дождливый день, кажется, что Индия с ее буйством красок бесконечно далека от нас. Но в какой-то момент понимаешь, что на самом деле они очень похожи – вечер в Нашике и вечер в покровском монастыре. 

В одном – очертания города в розовых сумерках, коровы, бредущие пыльной дорогой, мужчины в белых одеждах на парапете, ведущие неспешный разговор. В другом – высокие стены храма, свет в окнах и еще один тихий разговор – двух подруг-монахинь. И кажется, люди на таких разных картинах говорят об одном и том же. 

Анастасия Кисличенко

Не отвлекайте художника! 

Выездные пленэры среди прочего хороши тем, что у тебя нет никаких других дел, кроме как писать картины, говорят девушки: тебя никто и ничто не отвлекает, только работай!  

«Люди часто подходят к работающему художнику поговорить «за жизнь», – делится Ольга. – Им кажется, тот ничего не делает. Ну, стоит, машет кистью – вполне себе может поболтать. На самом деле мастер крайне сосредоточен: ему и ветер мешает, и свет не тот, и краска не ложится. Прохожие обижаются, что не получают ответа, не понимая, какие художник переживает муки творчества. 

Живописец испытывает удовлетворение, когда начинает работу и когда заканчивает ее. Время между – это не радость творчества, а большой сложный труд». 

Для этого труда нужны вдохновение и новые мотивы. Поэтому Ольга и Анастасия не только выезжают на пленэры в другие города и страны, но и сами их проводят.  

«В России нет курсов повышения квалификации для преподавателей-художников – несколько лет, как закрылись, а писать картины хочется, – делится Анастасия. – В 2019 году мы с Ольгой организовали пленэр в Абхазии для коллег. Это был некоммерческий проект. Собрались 28 человек из Питера, Москвы, Башкортостана, Архангельска, Астрахани. Провели пленэр и мастер-классы в Новом Афоне. 

Обычно художники – люди довольно замкнутые, «варятся в своем соку». Но здесь открылись, делились идеями, композиционными и цветовыми решениями. Так что все разъехались по домам с хорошим багажом наработок, впечатлений и «подсмотренных» деталей. 

В прошлом году из-за пандемии мы отправились в поездку небольшой группой в 15 человек, провели пленэр в Генуэзской крепости. Это археологический и исторический памятник Крыма, и вообще-то туда не пускают даже рисовать. Но для нас сделали исключение – с условием, что по итогам работы мы проведем выставку в крепости и подарим музею часть полотен». 

Анастасия и Ольга не только ищут возможности для собственного роста и организуют практику на природе для коллег-педагогов, но и привлекают к поездкам своих учеников. За последние несколько лет ребята из ставропольской «художки» побывали на фестивалях и пленэрах в Праге, Флоренции, Пекине, Казани, Риме, Барселоне. 

Юные художники пачками привозят с конкурсов и выставок грамоты и дипломы, а главное – начинают «гореть» творчеством. Работают ночами, ловят кураж. В общем, как их педагоги, тоже ищут свою Атлантиду. 

Фатима МАГУЛАЕВА 

 

Добавить комментарий

Голос за!

Голоса: 13

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях