Поиск на сайте

 

 

В Невинномысске из-за чудовищных условий жизни милиция забрала в приют у родителей шестерых детей

Пятилетний Петя сидит на казенной койке. В ручонках у него настоящее богатство – горка печенья «Птичье молоко». Мальчик с наслаждением откусывает, прищелкивает языком и говорит нараспев: «Вку-у-усное, мя-а-гкое». Горка постепенно уменьшается, остатки перекочевывают в карман.
Вместе с двумя сестрами и братом Петя Сафронов (по этическим соображениям фамилия изменена) теперь находится в приюте – социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних. Почему его перевезли сюда, мальчик не понимает, но перемены воспринимает хорошо. Во-первых, появились новые вещи – фланелевая рубашка, свитер и брюки. Во-вторых, есть отдельная кровать. В-третьих, вдоволь еды. А главное – принесли игрушки, и теперь можно сколько угодно возиться с машиной.
Раньше Петина семья ютилась в однокомнатной квартире старой пятиэтажки, что в центре Невинномысска. Но недавно жильцов в ней прибавилось, потому что к Сафроновым подселились родственники. Шестеро детей, трое взрослых – теснота страшенная. Но семьи все-таки «утрамбовались»: перегородили комнату шкафом и стали жить каждый на своей половине, как селедки в бочке.
Старший Петин брат, Кирилл, для детей и мамка и нянька: покормит, отведет в садик, а нужно - и в поликлинику. За домашними делами тут не до школьных занятий. Да и какая в конце концов учеба, если часто и в школу-то ходить не в чем, нет даже носков. А та одежда, что есть, сотни раз стиранная-перестиранная. «Где мама, и вообще: что у вас происходит?» - допытываются учителя. «Работает, - уклончиво отвечает Кирилл, - некогда ей».
Социальный педагог Марина Акимова, патронирующая обе семьи, рассказала: «В квартире грязно, накурено, старые обои висят лохмотьями. По стенам какие-то провода тянутся. Мебели нет. Один только стол, и тот хламом завален. Полы голые, нет ни паласа, ни даже самого захудалого коврика».
- Как можно существовать в таких условиях? – возмущается начальник отдела по делам несовершеннолетних УВД Невинномысска, подполковник милиции Людмила Ващенко. – Там даже спать негде! Нам одна из мамаш стала объяснять: детвора умещается на раскладном кресле: двое ложатся «валетом», а третий – посередине. Ну и как это?! Да у них даже постельных принадлежностей нет! Разве детям там место?
И детей забрали. Грудных – в городскую больницу, тех, что постарше – в приют. Медицинский осмотр показал: у всех шестерых чесотка и педикулез. Увозили ребятню, когда родителей не было дома.
- По какому праву отобрали наших детей? – кричит Наталья Сафронова. – Ну нет у нас своего жилья, нет! А откуда ему взяться, на какие деньги метры снять? Вот вечно по углам и мыкаемся! Муж только месяц назад устроился на птицекомбинат. На заводе, хоть и обещали шесть тысяч, но зарплаты пока не давали. Я тоже не работаю. Сейчас за чужими детьми присматриваю. А то, что соседи говорят, будто мы алкаши, не верьте! Неправда это…
- К тому, что многие родители бурно реагируют, мы уже привыкли, - объясняет руководитель социально-реабилитационного центра Валентина Борщевская. – Обычно бывает так: приходят, покричат-покричат да и успокаиваются. Но случается и по-другому: мы сами разыскиваем родителей. Вот, например, в пятницу привезли двух девочек из села Кочубеевского. Там такая проблема. К дальним родственникам-пенсионерам приехала женщина с дочерьми. Дескать, присмотрите за ними, а я решу кое-какие дела и вернусь. Ушла – как и не было. Пенсионеры забеспокоились и обратились в милицию. Сейчас дети у нас. При девочках не было никаких документов. Мы не знали, кто они, откуда, сколько им лет. Врачам пришлось сделать снимок костной системы детей, чтобы определить их возраст.
По всей вероятности, шестерых детей так просто не вернут. Городской отдел опеки и попечительства поставил семьям ребятишек жесткое условие – разъехаться. Кроме того, взрослым, родителям провериться в наркологическом диспансере. Наталья и ее муж уже нашли новое пристанище – комнату в общежитии, за которую будут платить полторы тысячи рублей в месяц.
К сожалению, Петина история типична: в прошлом году, по статистике УВД, из семей забрали и поместили в приют 40 детей, где они, возможно, впервые за свою коротенькую жизнь, едят регулярно и вкусно. Но, как правило, в новых условиях малыши отказываются от вареников, курицы, творога, бананов – к ним они не привыкли, просто дома таких продуктов они отродясь не видели. Дома - лишь хлеб, майонез и «Анаком». Ошалев от обилия пищи, дети в приюте начинают рассовывать хлеб по карманам, прятать, как говорится, про запас.
- Петя, что вам давали на завтрак? – спрашиваю парнишку.
- Яички, кабачковую икру и сосиски, а днем котлеты, картошку и борщ. Вкуснятина! – закатив глазенки, радостно перечисляет малыш.
Конечно, вкуснятина, ведь дома мальчик ел лишь макароны и хлеб.
Думаю, мама Пети смогла бы рассказать более подробно, как жили трое ее детей, но от общения она наотрез отказалась.
- Петя, а когда вырастешь, кем будешь?
- Строителем.
- И что ты построишь?
- Дом. Пусть он будет девятиэтажным. И чтобы комнаты были большие.

 

Татьяна СОКОЛОВСКАЯ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий