Поиск на сайте

 

 

Цены на нефть во всем мире падают уже полгода: с мартовских $79 баррель «черного золота» марки Brent подешевел уже до $61. Российская нефть марки Urals стоит и того меньше – порядка $56. Соответственно, во всем мире снижается и стоимость нефтепродуктов. Скажем, в Латвии за последние недели бензин и дизтопливо на заправках подешевели в среднем на 1 сантим (это примерно 50 копеек). В США бензин дешевеет уже полтора месяца. На минувшей неделе его розничная цена достигла самых низких показателей за последние семь месяцев – $2,4 за галлон (порядка 17,5 рублей за литр). Такая же ситуация – в странах континентальной Европы.
Только вот отечественных АЗС мировые веяния не коснулись. Цена бензина в России растет уже второй месяц: на 10% за август и еще на 2-3% за сентябрь. Марка 95-го бензина перевалила психологически важный рубеж в 20 рублей за литр, 92-й приближается к этой цифре, отставая примерно на рубль. Причем, по данным Росстата, одновременно с ростом цен снижаются объемы продажи ГСМ на заправках. Народ просто не покупает дорогой бензин!
В середине сентября премьер-министр Михаил Фрадков провел совещание с руководителями крупнейших нефтяных компаний о «замораживании» цен на бензин. Встреча закончилась ничем. Тем временем по многим регионам страны уже прокатились акции протеста против «бензинового кризиса».
В Самаре местные коммунисты пикетировали здание областной администрации, требуя остановить рост цен на ГСМ в регионе. Автомобилисты Вологды и Екатеринбурга направили в администрацию президента РФ коллективные письма с требованием ввести государственное регулирование цены на бензин.
В Москве активисты движения «Идущие вместе» пикетировали Дом правительства под красноречивыми лозунгами: «Нефть – народное достояние» и «На своих не наживаются». На очереди - Ставрополь?..
 
Антон ЧАБЛИН
 
Мнение экспертов
 
Что делать с бензиновым рынком?
 
Анатолий ВОРОПАЕВ, вице-премьер правительства Ставропольского края:
– Если Россия стремится к статусу «энергетической сверхдержавы», то необходимо доказывать это стремление реальными делами. Основная проблема рынка энергоносителей в нашей стране – то, что добыча, транспортировка, переработка и, в меньшей степени, их реализация сконцентрирована в одних руках.
Мы должны избавиться от иллюзий: цены на бензин устанавливает не свободный рынок, а группа олигархов. Но то, что в соответствии с Конституцией является достоянием всего народа, не может и не должно продаваться гражданам страны по ценам, которые определяет узкая группа лиц, каким-либо образом получившая контроль над месторождениями. Так что вполне логично, если функцию регулирования цен на ГСМ возьмет на себя государство.
Другая важная мера – это модернизация нефтепереработки. Ведь не секрет, что сегодня большую часть высокооктанового бензина Россия импортирует, поскольку еще с советских времен наша нефтянка производила преимущественно низкооктановый Аи-76 и дизтопливо. За последние 20 лет в стране не был построен ни один крупный НПЗ. Если же не будет инвестиций в глубокую переработку, то мы можем столкнуться с реальным дефицитом бензина. И этот вопрос, несомненно, также должно регулировать государство. 
Павел ВОРОНИН, депутат Госдумы РФ от Ставропольского края:
– Необходимые меры, в принципе, уже определены антимонопольным законодательством (которое, кстати, еще в весеннюю сессию было ужесточено Госдумой). Вопрос в том, чтобы закон исполнять на деле, привлекая монополистов к ответственности. Но проблема, увы, намного шире, чем простой сговор «бензиновых королей».
Сама система налогообложения на добычу полезных ископаемых сложилась таким образом, что большую часть сверхприбыли забирает государство. Лишь $27 с барреля получает нефтедобывающая компания. Как ни печально, государство само заинтересовано в росте цен на бензин, потому что это – один из способов пополнения бюджета. Значит, весьма вероятно, исполнительная власть, которая ищет любые источники наполнения казны, будет и впредь смотреть на подобные нарушения сквозь пальцы.
Мы же у себя в Думе ищем способы защиты потребителей, и в первую очередь сельхозпроизводителей, которые больше всего страдают от диспаритета цен. Так, в бюджет-2007 планируем заложить 15 млрд. рублей на компенсацию сельхозпредприятиям за рост цен на ГСМ.
Андрей КОЛЕСНИКОВ, председатель Контрольно-счетной палаты краевой Думы:
– Видимо, власти считают, что высокие цены на бензин – признак экономической «цивилизованности» нашей страны. Да, если бы в России был столь многочисленный средний класс, как в развитых странах, можно было бы и далее безболезненно увеличивать цены на бензин. Но если автовладелец вынужден выбирать – купить поесть или заправить машину, то это никакая не «цивилизованность», а просто издевательство.
В подобной ситуации ценового своеволия нефтяников функцию регулирования рынка должно взять на себя государство. И механизмов для этого предостаточно. Скажем, зимой государство покупает бензин у производителей, а летом продает его дороже на 5% (а не на 30-40%, как сейчас). Это не только доходное вложение бюджетных средств, но и способ решения многих проблем отечественного потребителя. Например, проблемы диспаритета цен на сельхозпродукцию и мазут, от которой страдают все российские аграрии.
Илья ДРОЗДОВ, координатор краевого отделения ЛДПР:
- Если рыночные механизмы не могут ограничить галопирующий рост цен, это необходимо сделать внерыночными механизмами. То есть цена на бензин должна регулироваться государством. Как на другие стратегические товары и услуги – воду, газ, электричество, железнодорожные билеты…

Причем регулирование должно быть гибким. Наша партия прелагает такой механизм. Федеральная служба по тарифам устанавливает базовую ценовую ставку. Далее территория страны условно делится на несколько ценовых поясов – в зависимости от удаленности от места добычи нефти. И для каждого пояса вводится свой поправочный коэффициент к базовой ставке. Чтобы бензин в Ставрополе не стоил столько же, сколько он стоит в Ханты-Мансийске или Норильске. 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий