Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

или как судья Предгорного района Н. Дождева бесстрашно порочит Правосудие как государствообразующую систему, признав, что действует под «контролем». кого именно? 

Распоясалась

«Председателем собрания, в нарушение закона, числилась сотрудница Росреестра Ольга Васильева...» - написали в коллективном письме жители станицы Суворовской - собственники земельных долей, которых безбожно обманывают арендаторы. 
Данное «причисление» Васильевой к упомянутой госслужбе, которая не имела чести иметь эту даму в своих рядах, судья Предгорного района Н. Дождева в своем решении расценила как факт, унижающий «честь, достоинство и деловую репутацию» истицы.  
И на основе фальсифицированной «экспертизы» определила стоимость «обиды» в десятки тысяч рублей, которыми обложила придуманных ею «ответчиков» и даже некую  организацию, не имеющую отношения к редакции. 

Парадоксальная абсурдность, «правовой идиотизм», которые, от заседания к заседанию все больше распоясываясь, демонстрировала судья Дождева, вряд ли можно отнести только к ее очевидной профессиональной несостоятельности.  

На вопрос известного журналиста-расследователя Елены Сусловой, почему судья так гонит процесс в отсутствие его участников, ответила прямо, выдав исток своего просто безобразного поведения: «Это дело находится на контроле в краевом суде».  

Ума и хитрости у нее достало, чтобы не похвалиться-не возгордиться, кто же именно в краевом суде контролировал пустячное дело - из тысяч исков, не удостоенных должного внимания правоприменителей даже в самых «кричащих случаях».  

Кто дал судье указание, каким должно быть ее решение? Решение непременно репрессивное - во что бы то ни стало, под любым надуманным предлогом, что Дождева и реализовывала со всем бесстыдством, которого у нее оказалось избыточно.  

Но на что только не идут зависимые от начальства люди, которые хотят выслужиться. Однако ведь это же судьи, им законом предписано быть независимыми - любое вмешательство в процесс судопроизводства рассматривается как преступление.  

А вы, наши читатели, знаете ли случаи такого реагирования на подобные вмешательства? Вот то-то и оно! У нас в крае на это никто не реагирует, а потому решения по звонку и указаниям сверху стали обычным явлением.  

«Открытая» посвятила серию расследований на эту тему, назвала главного душителя судейской независимости - Олега Афанасьевича Козлова, зампредседателя краевого суда. 

В отместку он разразился письменным указанием (!) председателям районных и городских судов, которых обязал брать под контроль и докладывать лично ему, Козлову, обо всех делах, в которых проходят имена людей, так или иначе имеющих отношение к редакции.  

В этом указании оголтелый беззаконник в мантии привел поименный список тех, кто должен подвергаться судебным репрессиям - сотрудников редакции, штатных и нештатных авторов и даже их однофамильцев. И пошла гулять губерния, вынося решения по «черному списку» личных врагов Козлова, чья прошлая работа в системе УФСИН (тюремном ведомстве), видимо, и повлияла на характер соответствующим образом.  

Но ведь страшнее то, что такая установочная психика не только крайне «заразна», но и «мутирует», переходя всяческие морально-этические границы и закрепляясь в судейском сообществе как «норма» без опаски быть привлеченным к ответственности.  

Итак, есть «черный список Козлова», включающий его личных врагов - критиков правового беспредела. Но поскольку этот факт никаким образом не опровергается и не комментируется руководством суда, то, возможно, в местной правосудной практике существуют и другие формы «отбора» дел - по иным принципам, которые определяются на самом верху.  

«Открытая» уже зафиксировала тревожные факты того, что определенная категория дел ( участниками которых становятся госслужащие, чиновники местных и федеральных ведомств, а также бизнес-персоны) действительно находится на «особом контроле».  

Материалы таких «спецдел» после решений, вынесенных в первой инстанции, передаются лично на имя Козлова или Бокова. С чего бы ради?! Ведь это нигде в законе такая «персонализация» не прописана, а потому вызывает вполне понятные подозрения.  

Может, именно такая «практика» и приводит к тому, что решения некоторыми «правоприменителями» принимаются просто дикие, на абсолютно пустом месте, вопреки всем нормам закона, морали и этики. Но решение предгорненской судьи Дождевой уже за гранью всего... 

Детальному разбору ее «решения» и подобных же вердиктов ее коллег «Открытая» намерена посвятить серию новых расследований.  

В этом номере - начало рассказа о том, с чего начинался и как проходил этот «страшный суд». 

Редакция 

 

Весной прошлого года в редакцию «Открытой» пришло коллективное письмо от жителей станицы Суворовской, которых беспокоил земельный вопрос. Крестьяне жаловались на то, что при заключении договора аренды с ними не посчитались и собрание собственников земельных долей провели незаконно.  

Писали о том, что суд первой инстанции они выиграли, а вот во второй инстанции – решение первой отменили. Подписали письмо в редакцию 18 человек. 

В конце текста полученного от крестьян письма была пометка «Телефон для связи» и указан телефон с подписью «Татьяна». Мы созвонились, уточнили детали, из большого текста решили выделить главное. Меня попросили окончательный текст согласовать с адвокатом этой группы сельчан, который жил в Ставрополе и, как мне сказали, передаст после этого текст будущей публикации авторам обращения в газету, что я, собственно, и сделала.  

Материал вышел в рубрике «Из почты «Открытой» под заголовком «Крестьянин без земли – птица без крыльев» в №15 от 22 апреля прошлого года.  

А вскоре в редакцию пришло письмо от Ксении Лопатниковой, представительницы Ольги Васильевой и Нели Чубчевой, на которых жаловались в своем письме сельские жители, она в грубой форме потребовала, чтобы мы сняли публикацию с сайта. «Все ложь», - писала Лопатникова. 

Я созвонилась с указанной в коллективном письме Татьяной (телефон для связи), сообщила о поступившем в редакцию письме от их оппонентов. 

«Мы всё докажем, у нас же суд был», - заявила Татьяна, за которой стояли подписи 18 человек, и мы в редакции пришли к выводу – у нас в этой истории никаких своих интересов нет. Пусть сами судятся. Принесут судебное решение о том, что опубликованное за 18-ю подписями письмо - ложь, тогда и снимем с сайта. Так положено.  

***

На судебный процесс ни один из пятерых крестьян, фамилии которых стояли под письмом в газету, и они были определены ответчиками, не пришел. Правда, один пенсионер – Киселев – прислал свою представительницу, которая с ходу заявила, что лично с ее доверителем текст письма не согласовывался.  

Я заявила ходатайство, чтобы вызвали в суд в качестве свидетеля Татьяну Теребаеву, с которой и согласовывался данный материал. Однако суд в удовлетворении этого ходатайства отказал, нарушив принцип объективности и беспристрастности, а также ст. 12 ГПК РФ, в которой продекларировано осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон.  

«Связная» Татьяна во время судебного процесса на мои звонки перестала вдруг отвечать, и пригласить ее в суд в качестве свидетеля самостоятельно я не могла.  

И судья Дождева по своей собственной инициативе (но думается, что по козловскому «черному списку») привлекла в качестве ответчика Е. Суслову, определив меня (с чего ради?!») в «авторы статьи», хотя под письмом в редакцию стоят подписи 18 жителей станицы Суворовской.  

***

Так же произвольно привлекла некую организацию, которая не имеет отношения ни к редакции, ни к издательской деятельности. Зато ее директором значилась Л. Леонтьева, а учредителем - А. Леонтьев: только эти фамилии из «черного списка» Козлова и стали причиной того, что Дождева сделала их ответчиками - услужила своему краевому начальнику!  

Словом, все смешала в кучу, все перепутала, ни с чем не сверяясь, ничего не уточняя. А у кого «уточнять», если она делала все, чтобы представители редакции вообще не присутствовали на заседании. 

Это ж надо Дождевой добровольно так облажаться, выполняя «заказ» (а разве есть другая версия?), гордо и публично признав, что ведет дело «под контролем». 

В соответствии с постановлением пленума Верховного суда Российской Федерации №3 от 24 февраля 2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» «надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. 

Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации».  

Постановление пленума Верховного суда специально определяет, кого привлекать ответчиком в случае, если редакция – не юридическое лицо. Однако всё это судье Дождевой по фигу. И в решении суда мы увидели бесчисленное число таких странностей, что в пору за голову браться. 

***

Вот, например, история о том, как судом в отсутствие ответчиков была назначена судебно-лингвистическая экспертиза. Ответчик Суслова, которая на тот момент представляла газету в суде по доверенности, не могла присутствовать на судебном заседании, потому что в другом суде в тот же день проходило судебное заседание с ее участием.  

4 декабря 2019 года Предгорным районным судом (судья Н.В. Дождева) вынесено определение о назначении судебной лингвистической экспертизы по делу 2-1579/2019 (26RS0030-01-2019-002039-35). Производство экспертизы поручено судом Пятигорскому филиалу ФБУ «Ставропольский ЦСМ». 

Предгорный районный суд (судья Дождева) в одно судебное заседание принял от истцов ходатайство о назначении лингвистической экспертизы, рассмотрел его и вынес определение о назначении судебно-лингвистической экспертизы в Пятигорский филиал ФБУ «Ставропольский ЦСМ». Выбор экспертного учреждения ни с кем из ответчиков не обсуждался.    Не обсуждались с ответчиками и вопросы, задаваемые эксперту.  

Это нарушение и процессуальных прав ответчиков - п. 2 ст. 79 ГПК РФ. Но все это - повторимся! - судье Дождевой по фигу. А вот зачем… 

***

Решением суда признаны порочащими и не соответствующими действительности следующие фразы из опубликованного письма граждан: 

«Председателем собрания, в нарушение закона, числилась сотрудница Росреестра Ольга Васильева из станицы Ессентукской. 

По документам Ольга Васильева значилась представительницей Натальи Васильевой, однако, учитывая, что ее доверительница и сама была на этом собрании и голосовала за свои паи, Васильева Ольга участником собрания, а тем более его председателем по закону быть не могла». 

«В секретари собрания записали Нелли Чубчеву, бывшую сотрудницу Росреестра, сегодня она трудится по оформлению земли в соседнем хозяйстве, а к нашему земельному участку никакого отношения не имеет. И по закону об обороте земель не могла быть даже секретарем собрания». 

Виновными в публикации порочащей и не соответствующей действительности информации признаны «Открытая» газета в лице людей из списка Козлова. Другие ответчики – те самые, подписавшие письмо в газету граждане, к ответственности не привлечены совсем.  

***

Единственным фактом, о котором истцы говорят, как о не соответствующем действительности и их якобы порочащем, является информация о том, что истцы – бывшие (или ныне работающие) сотрудники Росреестра.  

Порочащих факторов сам факт работы в государственных органах Росреестра не несет, и негативного отпечатка на дальнейшую деятельность человека и восприятие его другими людьми не откладывает (или все-таки уже откладывает?). 

К тому же, в приложении к иску – в копиях трудовых книжек заявительниц одна из них (О.В. Васильева) работала ранее с 2002 по 2011 годы в ФГУ «Земельная кадастровая палата Ставропольского края», которое является в настоящее время подведомственным предприятием Росреестру (Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии), в настоящее время работает в ООО «Бюро кадастра Предгорного района».  

Дождева не пожелала  обратить внимание на то, что название этого ООО до боли похоже на название государственной организации, занимающейся кадастровыми вопросами в Предгорном районе, и сельским пенсионерам часто невдомек, кто перед ними - государственный чиновник или работник частной конторки.  

А уж на то, что работник бывший – не имеет никакого отношения к рассматриваемому в суде вопросу о чести и достоинстве – вообще закрыли глаза.  

Судья Дождева признала порочащими и не соответствующими действительности те факты, которые имели место и подробно рассматривались в Предгорном районном суде в судебном процессе по земельному конфликту (и даже признаны судом первой инстанции (судья Суворов) законными).  

И не вина газеты в том, что старики-колхозники относятся к решению апелляционной коллегии, отменившему решение суда первой инстанции, как к незаконному. Это, скорее, сигнал для руководства краевого суда внимательнее присмотреться к деятельности судей, к отношению к людям, к нежеланию разъяснить мотивы принятого решения. 

Перечисление воистину «правовой дури» в решении судьи Дождевой с трудом уместились в двух (!) многостраничных апелляционных жалобах. Мы обязательно напишем продолжение этой истории в следующих номерах. 

Елена СУСЛОВА 

 

 

Комментарии

Александр Стефа... (не проверено)
Аватар пользователя Александр Стефанович КОБЫЛКО

Чего стоит "решение" Дождевой Н.В. по двум СНТ "Ягодкам" и полной поддержке её решения в апелляционном суде! Ну не видят судьи ничего общего в наименовании некоммерческой организации СНТСН "Ягодка+" и СНТСН "Ягодка" созданных собственниками на одной территории выделенной для садоводства одному СНТ! Суд по интеллектуальным правам видт, а судья Предгорного районного суда Дождева Н.В. - в упор не видит. Не препятствие, для Дождевой и запрет на создание второго СНТ для управления общим имуществом садоводов, как разъяснил Президиум Суда по интеллектуальным правам! Пофиг Закон! Можно заняться плагиатом! Просто переписать доводы отмененного решения кассационной инстанцией Суда по интеллектуальным правам и выдать за свои! А то, что эти доводы отвергнуты вышестоящим судом - пофиг! Ведь апелляция все равно не будет читать 7 томов дела, которое рассматривается с 2017 года! Вот и остались садоводы опять у разбитого корыта! А то, что второе СНТ создано, чтоб не платить взносы на содержание и развитие инфраструктуры, так это суд не интересует. Пусть разваливаются потихоньку! Позор, а не правосудие! Стыдно за наш суд!

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Всё было бы смешно, если б не было так горько!!!!...

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях