Поиск на сайте

 

 

 

На прошлой неделе в Ставрополе в краевом академическом театре драмы выступила несравненная Тамара Гвердцители, на ее концерте зрители плакали от восхищения и переполнявших их чувств

 

 

Такого у нас в городе не было давно – в кассах разобрали абсолютно все, даже самые дорогие билеты и возле входа в театр выстроилась очередь из клянчащих лишний билетик на концерт грузинской дивы. Трудно представить, что ровно пару лет назад билеты на выступление этой артистки «не пошли» и концерт пришлось отменить.
И теперь спустя два года – полный аншлаг.
Тамара приехала к нам в первый раз за свою многолетнюю карьеру. Она начала петь в девять лет. Ее грузинское имя - Томрико. На эстраде певица считает себя «белой вороной». Тамара уехала из Грузии в начале 90-х, когда там началась гражданская война. Четыре года жила и работала в Париже. Ее наивысшее творческое достижение того периода - концерт в парижской «Олимпии». В 90-е годы звезда выступала в основном за границей - в Америке, Канаде.
К ставропольским зрителям она вышла в облегающем вечернем черном платье с золотыми шелковыми бантами.
- Я сегодня вас порадую как совсем новыми, так и своими лучшими песнями, - обратилась к залу Тамара.
Певица рассказала, что в последнее время больше сотрудничает с молодыми авторами, не забывает и мэтров. Недавно бард Александр Розенбаум написал специально для нее песню «Бабья доля», премьера которой и состоялась в Ставрополе.
Концерт состоял из нескольких частей, одна из них называлась «Сны о Грузии». Как только Томрико запела на грузинском «Тбилисо», зал взорвался аплодисментами.
Кстати, послушать Тамару народ пришел весьма солидный, в основном бизнесмены после сорока со своими женами. Даже мужчины не смогли сдержать слез, когда Гвердцители исполнила трогательную композицию «Мамины глаза».
Пела Гвердцители и на французском - песни из репертуара своего кумира - «французского воробышка» Эдит Пиаф. За то, что Томрико исполняет ее песни, российская пресса нарекла ее «грузинским воробышком».
Закончился концерт песней «Виват, король!». Зрители аплодировали стоя. После концерта корреспонденту «Открытой» удалось задать несколько вопросов певице.
 

- Тамара Михайловна, я знаю, что вам посчастливилось работать с великолепным композитором современности, автором музыки к таким шедеврам кинематографа, как «Шербургские зонтики» и «Мужчина и женщина», маэстро Леграном. Его творения знает весь мир. Расскажите, а как вы познакомились с Мишелем Леграном?
- В 93-м году Леграну послали мою кассету. Он услышал, как я пою, и назначил рандеву. Это была удача, потому что мне даже не пришлось искать встречи с ним, ждать его у гримерок. Я приехала в Париж, и мы начали работать.
Все произошло так же элегантно, как и вся его музыка. Работа с выдающимся маэстро запомнится мне на всю жизнь. Совместные концерты в престижнейших залах мира: парижской «Олимпии» и нью-йоркском «Карнеги Холле». Уверяю вас, туда не всех пускают.
- Правда, что, вернувшись из Франции в Москву, вы несколько лет жили в гостинице, потому что ваш дом в Грузии был разгромлен?
- Да, я никак не могла вернуться в Тбилиси. Не летали самолеты, поезда не ходили. Никто не учился, не работал, а общество разделилось на две части. Одни за Гамсахурдиа, другие — против. Моя семья оказалась заперта в Тбилиси, а я была в это время в Париже.
Потом прилетела в Москву, в надежде вызволить хотя бы маму и сына. Мама и Сандро приехали в Москву, и мы временно начали жить в гостинице «Пекин». Но, как говорят мудрые люди, нет ничего более постоянного, чем временное. Ребенок из гостиницы ходил в школу.
Мы ждали, но война все не кончалась. Приходилось переезжать, как табор, с места на место, пока я не купила квартиру в Москве. Когда через много лет я приехала на свою родину с концертом, была настолько потрясена тем, насколько разрушены красивейшие города Тбилиси и Кутаиси, что просто не могла взять ни одну ноту.
Я сидела, как окаменевшая, у рояля. Так что я человек эмоциональный, а боль просто так не проходит.
- Вы сегодня пели на русском, французском и грузинском, а сколько всего языков знаете?
- Шесть, на четырех из них свободно общаюсь – на грузинском, русском, английском и французском. Итальянский и иврит я просто знаю. К ивриту у меня особенное отношение. Во-первых, его звучание очень похоже на грузинский язык. И слова надо протяжно произносить.
- Какую песню чаще всего вас просят исполнить на концерте?
- «Виват, король!». Можно сказать, что это моя визитная карточка. Она у нас закрывает концерт. Народ хорошо реагирует и на грузинские песни. Многие не понимают языка, но, в общем, через темперамент и эмоции эти песни становятся всем близкими.
Публика любит, когда я исполняю свой «парижский» цикл. Моя публика - это интеллигенция страны. Учителя, врачи, педагоги - люди самых низкооплачиваемых профессий, но это те, на которых сегодня держится страна.
 

Беседовала Оксана КУЗЬМИНА

 

Gogonha 26 марта 2010, 01:55

Minerva McGonagall. soglasna s tomoi. privet iz New Yorka :)))))))))))))

Инга 09 февраля 2010, 09:22

Мне удалось в 2009г. 12 февраля попасть на концерт Тамары Гвердцители!!!! Я получила калоссально удовольствие!!!

Minerva McGonagall 14 февраля 2008, 09:13

Да что это такое????? Издания занимаются перепечатыванием друг друга, вместо тгого чтобы и в самом деле взять интервью. УЖАС! Читаю одни и те же вопросы и одни и те же ответы во всех инервью, и интервьиаторы, как ни странно, всё время разные. А в прошлый раз, думаю, билеты "не пошли" по чьему-то заказу. Я помню статью об этом. Не не думаю, что стоит это указывать в предисловии к интервью.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий