Поиск на сайте

 

 

Изобильненский район: люди жить по-старому не хотят, а власти обеспечить новую жизнь не могут

 

В последние недели тема казачества в российских СМИ приобрела необычайную остроту. В начале июня в Лермонтове прошел сход Терского казачьего войска, на котором атаман Сергей Клименко обнародовал пространную петицию на имя президента. От имени казачества он потребовал передать войску под управление предприятие «Кавминкурортресурсы», Кизлярский коньячный завод, выделить 100 тысяч гектаров земли и квоты на ловлю рыбы на Каспии.
Появление петиции бурно обсуждалось в прессе и Интернете: людей удивил задиристый тон, которым казачье руководство вдруг заговорило с федеральной властью.
Затем произошли события в Новохоперске (Воронежская область) и Пугачеве (Саратовская область): местное казачество (причем как реестровое, так и общественное) выступило «ударной» силой при гражданских волнениях. Например, на Хопре местные жители разгромили поселок геологов, которые разведывали месторождение никеля.
Следом на гребне информационной волны оказалась станица Рождественская Изобильненского района. Страну взорвало сообщение о том, что в казачьей станице выходец из Дагестана надругался над молодым человеком, который не мог дать отпор насильнику, потребовавшему оплаты «дани». Эффект оказался предсказуем: скабрезные шуточки заполонили Интернет, а грязные слухи и домыслы – страницы таблоидов и даже респектабельных федеральных газет.
Что же на самом деле произошло в Изобильненском районе?

 

Пренеприятная история. Но была ли она?
15 июня в районную полицию обратился житель станицы, 28-летний Александр К., который сообщил о том, что над ним надругался сосед – Магомед-шапи Г., семья которого живет в Рождественской уже больше двадцати лет. Парень якобы должен был ему две тысячи рублей, и в счет оплаты долга дагестанец попросил его разобрать старый сарай.
Щупленький, невысокого роста Саша помог ему, потом попросил выпить воды, они зашли в дом, и Магомед из учтивого соседа превратился в насильника. Как рассказывает Александр, преступник снимал все на камеру мобильного телефона. Выпроваживая «гостя», еще раз пригрозил: мол, если пойдешь в полицию, запись выложу в Интернет.
Вернувшись домой, Александр рассказал обо всем матери, пытался дозвониться станичному атаману Александру Иову, но того не было дома (несколько месяцев назад паренек записался в станичное казачье общество), а затем набрал «02». Сашу вызвали в районный отдел полиции, а вечером участковый с прокурором приехали в дом Магомеда, стали опрашивать всю его семью. Молодой человек заявил, что невиновен, а мать Хамсият и старший брат Арсен подтвердили, что у него железное алиби: мол, они были целый день вместе с Магомедом дома.
По заявлению Александра районный следственный отдел возбудил уголовное дело по ст. 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера»). Магомед от переживаний якобы получил микроинсульт и слег в районную больницу, что и вызвало наибольшее возмущение казаков: почему, мол, подозреваемый не был немедленно задержан?! Тем более в станице сразу стали поговаривать, что видели Магомеда здоровым на автозаправке в Ставрополе.
Естественно, история мигом разлетелась по всей станице, где каждый друг друга знает. И спустя две недели к атаману Рождественской обратилась еще одна жительница станицы Вера П., которая также обвинила Магомеда в изнасиловании. Правда, как она пишет в заявлении, насилие произошло еще в 2006 году, но обращаться в полицию женщина боялась, поскольку и сам насильник, и его старший брат Арсен постоянно угрожали ей.

 

Должна быть казачья сила!
Пятого июля в станице собрался атаманский сход Изобильненского района, на который прибыли глава администрации района Алексей Поляков и атаман Ставропольского казачьего округа Александр Фалько. Выслушав доклад станичного атамана, казачье собрание долго не могло успокоиться. Люди повскакивали со своих мест, разговор сразу перешел на крик: «Их надо гнать всех отсюда, выселять и детей, и женщин!» – неслись из уст казаков слова, от которых мурашки бежали по спине.
Самым трезвомыслящим в этой ситуации оказался районный атаман Василий Шатерников, который пытался образумить других казаков: «Мы должны решать все только в правовом поле!»
Поддержали его и некоторые служивые, например заместитель атамана Московского хуторского общества: «Все эти преступления от безнаказанности. Мы ничего не делаем, вот и власть ничего не делает! Нам самим нужно нюни не развешивать! А преступник он и есть преступник, он не имеет национальности», – увещевал он прочих казаков.
Еще один атаман тоже озвучил здравое предложение: мол, давайте пригласим из Дагестана уважаемого имама, чтобы он провел разъяснительную работу среди местной дагестанской общины. Но другие казаки сразу зашикали: не увещевать, мол, нужно, а нагайки брать и разбираться с обидчиками!
Самым эмоциональным оказалось выступление главы районной администрации Алексея Полякова, который раскатисто грохотал кулаками по столу: «Хозяева здесь казаки! Есть люди, которые не понимают слов, а мы расписываемся [в бессилии]. С первого дня я сказал, что буду поддерживать казаков, я помогал и буду им помогать!.. Прокурор, начальник полиции не придут в казачью станицу порядок наводить!.. Казаки должны чувствовать свою силу!»
Поляков напомнил атаманам события трехлетней давности в станице Каменнобродской, где даргинец избил местного казака. Уже спустя два дня после драки в станицу приехало больше сотни служивых, в парадной форме, с шашками и нагайками, которые устроили рейд по кошарам и подворьям кавказцев. Брошенные Поляковым в разгоряченную толпу призывы скорее напоминали подстрекательство, чем попытку районного начальника трезво разобраться в сложившейся ситуации.

 

«Казаки должны добиваться своего!»
Взяла слово и глава Рождественской Валентина Зенина, которая всю вину за происходящее в станице взвалила на казачество. Дескать, людей в муниципальную казачью дружину (по штату в ней десять человек) по всей трехтысячной станице не сыскать. При этом, правда, Зенина умолчала, что ни копейки за свою службу казаки не получают, однако требуют от них чиновники, как с полицейских, патрулировать станицу порой и ночи напролет. А ведь казакам и семьи кормить надо!
При этом, например, в соседнем поселке Солнечнодольске казачьему обществу ежегодно выделяют из бюджета 300 тысяч рублей. Эти деньги идут и на содержание муниципальной казачьей дружины – на страхование казаков, покупку обмундирования. В поселке Рыздвяном казакам выплачивают из бюджета 50 тысяч рублей.
А вот Валентина Зенина поставила себе в заслугу, что давным-давно предлагает выделить казачьему обществу территорию под собственный рынок, чтобы была какая-то копеечка, а казаки отнекиваются. Но скрыла, почему отказываются: нынче налоги такие, что заплатить в казну придется больше, чем заработаешь.
Пренебрежительно отозвалась станичная управительница и об изнасилованной молодой женщине Вере, которая тоже пришла на атаманский сход. Мол, мужа у нее нет, а детей двое – намек на ее якобы беспутную жизнь. Казаки возмутились таким хамством главы по отношению к одинокой матери, которая не получает ни пособий, ни помощи от сельской администрации.
Краевой атаман Александр Фалько из выступления районной управительницы сделал свои выводы. «Надо не сидеть сложа руки, а добиваться своего! Пока вы здесь ничего не делаете, другие [районные] общества идут вперед!» – отчитывал он подчиненных.
Фалько привел в пример казаков Степновского района, их возглавляет атаман Сергей Уваров. Из 36 тысяч гектаров земли, имеющихся во владении у всего краевого казачества, у районных служивых – 22 тысячи. Причем лишь небольшую часть земель степновские казаки получили на аукционах. Пришлось походить на суды с районными властями, поставившими на поток торговлю пастбищами в пользу выходцев из Дагестана. Разбив палаточный лагерь, голодали казаки у администрации, в итоге даже добились снятия главы районной администрации Владимира Прилепко, замешанного в махинациях с землей.
«Проводятся у вас казачьи круги, заседания правления, сходы?» – допытывался Фалько у местного атамана. Тот лишь разводил руками: мол, иногда собираемся. А сам, кстати, был избран еще семь лет назад, хотя срок атаманских полномочий составляет всего три года. Фалько пригрозил ему: немедленно нужно провести переизбрание, иначе отстраню от должности!
Затем Фалько напомнил пример хутора Зеленая Роща все в том же Степновском районе, где, мол, стараниями казаков удалось выселить почти семь десятков дагестанских семей, которые пытались наводить свои криминальные порядки. Как и выступление районного главы Алексея Полякова, это больше походило на подстрекательство казаков, которые, судя по выкрикам из зала, захотели свести произошедшее в Рождественской к межэтническому конфликту. 

 
 
Не сидеть сложа руки!

В конце атаманского схода Фалько предложил казакам собраться через месяц, чтобы «посмотреть, как движется дело». Тогда, мол, и будем думать, что же делать дальше. Однако на фоне неповоротливости руководства в казачьей среде все же нашелся один активный человек, который не стал сидеть сложа руки.
На следующий день после казачьего схода в редакцию «Открытой» обратился атаман Изобильного Василий Степанов. Сам он подполковник милиции в запасе, в начале 1990-х был заместителем начальника РОВД Гудермеса, а вот городским атаманом стал в начале июня (предшественником его на этом посту был мэр Изобильного единоросс Петр Веревкин, который оказывал помощь казачеству собственными деньгами).
Подполковник Степанов попросил, чтобы журналисты «Открытой» приехали в станицу, встретились с жителями и послушали из первых уст о проблемах, терзающих земляков. Встреча состоялась во дворе местной церквушки (которая, кстати, уже несколько лет стоит заколоченная), собралось на нее человек сорок станичников, приехали два атамана – из Изобильного и Солнечнодольска. А вот самого станичного атамана Александра Иова так и не дождались: он работает водителем у главы администрации, и его рано утром отправили в «командировку». Видать, чтобы не сильно болтал с журналистами.
Станичники беседовали с представителями «Открытой» почти два часа, говорили обо всем наболевшем. Жаловались на коммунальные тарифы: так подпирают, что дышать нельзя, зато некоторые станичные подворья до сих пор без газа (и это в Изобильненском районе, где «голубое топливо» добывают!). Говорили о том, что всего в километре от станицы открыли огромный мусороперерабатывающий завод, и теперь боятся станичники, что вся «химия» оттуда идет в их речушки и пруды.
Но больше всего возмущает станичников то, что местная власть их стоны не слышит. «Какой глава поселения может купить себе дом с бассейном за 7,5 млн. рублей?! А вот Зенина купила запросто, в поселке городского типа Рыздвяном», – рассказал «Открытой» атаман Василий Степанов.
Можно догадаться, откуда деньги: Валентина Зенина находится на посту уже шестой срок (23-й год подряд). Последние выборы, в декабре 2011-го, выиграла практически на безальтернативной основе, ведь единственным конкурентом ее была культорганизатор сельского ДК. При 66%-ной явке Зенина тогда выиграла с 57% голосов.

 

Шашки остались в ножнах
Встречу населения с представителями «Открытой» уже на следующее утро краевой комитет по массовым коммуникациям (пропагандистский «рупор» Белого дома) назвал «несанкционированным пикетом». В своем пресс-релизе комитетчики, даже не выезжавшие в Рождественскую, раструбили на весь свет смачные подробности произошедшего: и о том, что изнасилованный паренек был казаком (хотя в станичное общество Саша записался лишь весной).
Именно эту «жареную» детали подхватили и принялись смаковать журналисты со всей страны. В Рождественскую пожаловали съемочные группы нескольких телеканалов, которые беседовали с родственниками подозреваемого в изнасиловании Магомеда. «Никогда в Дагестане не было гомосексуалистов! В крови у нашего народа нет этого. Если бы Шапи такое сделал, мы бы всей родней от него отреклись и срок у судьи потребовали бы для него максимальный», – горячился старший брат подозреваемого Арсен, сам недавно освободившийся из мест не столь отдаленных. Его младший брат Расул и поныне сидит в тюрьме, и тоже, говорят, за изнасилование.
Встретился я с матерью того самого паренька Саши, и женщина мне рассказала, что испокон веку русские жили в Рождественской в мире с другими национальностями – даргинцами, армянами, кабардинцами... Только, мол, одна криминальная семья «мутит воду» во всей станице. Правда, женщина сама признается, что когда ее сын вечерами приезжает с работы, со ставропольского завода «Цитрон», она выходит его встречать. Ведь сын, со вздохом признается она, не вполне здоров, его обидеть всякий может.
Как рассказала мне управляющая делами станичной администрации Ирина Шляйх, в станице сегодня живет около восьми десятков выходцев из Дагестана (два процента от населения), причем большинство семей прописаны здесь еще с советских лет. Однако станичники в этих цифрах сомневаются. На встрече в Рождественской из толпы то и дело раздавались выкрики: мол, приезжими уже все кошары заселены, оружие там складируют, да и наркотиками в станице стали приторговывать.
Чтобы разобраться, где правда, а где опасные националистические мифы, в станицу отправилась делегация из прокуратуры и краевого ГУ МВД. Судя по официальному отчету, опросили каждого из 3,5 тысячи станичников, и удалось установить три десятка скрытых преступлений.
Чаще люди жаловались на бытовые проблемы: в хате нет воды и газа, не достроили дорогу, не платят пособие… По всем фактам, обещали станичникам, будет назначена проверка, ситуацию в Рождественской взял под личный контроль Юрий Турыгин. Также обещано, что в станице прокуратура будет проводить работу по «профилактике» межнациональных конфликтов, а районная полиция вместе с казаками займется проверкой кошар на наличие нелегальных мигрантов и схронов оружия.
Кстати, пришли на прокурорский прием мать и супруга подозреваемого в изнасиловании Магомеда, которые продолжают настаивать на его невиновности. За день до этого, сообщил Следственный комитет, молодого человека задержали и отправили в СИЗО до окончания следствия.

 

А в ответ – молчание...
Ситуацию в Рождественской разбирали на планерке в краевой думе, где больше всего негодовал единоросс Михаил Кузьмин: «Это для нас для всех знак. Они чего там, скоро весь край изнасилуют вместе с властью со всей на свете?! Может, уже пора действовать нестандартными методами?!» Правда, что Кузьмин имел в виду под «нестандартными методами», так и осталось непонятно. Из уст ведущего краевого политика это звучало с неким провокационным оттенком.
«Мы сейчас выносим закон, чтобы казаки ходили и охраняли нас, а получается, нужен закон, чтобы мы охраняли казаков!» – недоумевал на думской планерке и лидер ЛДПР в краевой думе Геннадий Ефимов. Раз уж так заговорили даже краевые депутаты, значит, казачьей чести на Ставрополье нанесен такой урон, что служивые еще долго будут предметом усмешек.
Именно по этой причине на планерке в правительстве ситуацию в Рождественской обсуждать не стали, ни полсловом не обмолвился о ней губернатор Валерий Зеренков. Ведь сам он из Изобильненского района, да еще и называет себя «казаком в пятом поколении». Естественно, произошедшее в станице бросает тень и на самого Зеренкова: что же так дела запустил в родном районе?!
Ну а атаману Василию Степанову, который сумел привлечь внимание властей к станице, грозит привлечение к административной ответственности и штраф до 20 тысяч рублей. Хотя вся вина атамана, даже по официальному сообщению краевой прокуратуры, лишь в том, что он «выражал свое несогласие с деятельностью органа местного самоуправления станицы».
Все станичники на встрече с «Открытой» в один голос твердили, что добиваться правды через газету им пришлось, поскольку до своих чиновников достучаться не могут. Правда, не всегда и пытаются. На встречу в Рождественскую приезжал замначальника районной полиции по общественной безопасности. Слушал жалобы станичников о проделках приезжих, а потом задал им отрезвляющий вопрос: «Вот вы тут жалуетесь, а вы на «02» звонить пробовали?!» – «А зачем звонить, все равно толку не будет!» – бросили ему в ответ. Полицейский лишь руками развел: ну что, мол, людям возразишь, если они сами никому не верят.
Говорили на встрече в Рождественской и о проблеме малоземелья. Племсовхоз «Овцевод», который в советское время был гордостью станицы и всего района, нынче обанкротился, а земля его разошлась по рукам новых собственников. Оказались среди землевладельцев и выходцы из соседних республик СКФО, причем многие станичники сами сдали им земельные паи в аренду.
«Я здесь родился и живу! А где моя земля?!» – негодовал на встрече с «Открытой» пожилой станичник. Да только что уж теперь кулаками махать, когда драка давно закончилась. Разве же не на глазах у изобильненцев разваливались колхозы и перерабатывающие предприятия некогда самого зажиточного района Ставрополья? Разве не сами же станичники выбирали себе главой Валентину Зенину, против которой теперь же и возмущаются?
«Выборы были сфасильфицированы, кандидаты подставные были», – втолковывали мне местные. «А что вы сделали, чтоб не было фальсификаций?» – спрашиваю. Молчание. «Неужели нет в станице людей, которым народ доверяет, которые бы могли за вас на выборах постоять?» Снова молчание.
Вот и получается – единственный на всю трехтысячную станицу общественник – атаман, который работает водителем у нелюбимого всеми главы. Откуда же в такой среде прочим лидерам взяться?!

 

Кто виноват и что делать?
Единственное оставшееся на плаву во всем районе предприятие – СПК «Рассвет» в станице Староизобильненской, которую возглавляет Василий Афанасов. Здесь и скотоводы, и землепашцы, есть даже собственный ипподром, где тренируются юные казачата и проводятся казачьи игры. Сам Афанасов до 1997 года возглавлял район, который считался одним из самых богатых в крае.
Все жители района этого достойного человека до сих пор поминают добрым словом, и были несказанно рады узнать, что на днях Афанасову вручили золотую медаль «Герой труда Ставрополья».
А потом началась чехарда районных глав – один другого «краше». Территория стала все сильнее отставать по экономическим показателям. Прекратил существование крупнейший откормочный колхоз «Изобильненский» (станица Новотроицкая), в Рыздвяном были разорены маслозавод и комбинат хлебопродуктов, в райцентре Изобильном – консервный завод «Оборонпродкомплект-Кавказ»... В руки чужаков уплыли сельскохозяйственные земли, продовольственные рынки и даже районный зерновой фонд.
О том, что Изобильненский район погружается в пучину безвластия, еще в марте 2006 года на страницах «Открытой» рассказали авторы открытого письма – почти 600 жителей района, среди которых муниципальные депутаты и казачьи атаманы. С тех пор, как видно, не поменялось ничего.
Не видя в районе жизненных перспектив, с каждым годом все больше молодых ищут работу в соседнем Ставрополе, да постепенно туда и перебираются. Оттого казачьи станицы медленно умирают, а коренное население (и неважно, русские ли это или представители других этносов) постепенно замещается приезжими, которых с этой землей ничего не связывает, и они готовы работать в самых экономически сложных и невыгодных условиях.
Это люди другого уклада – в отличие от русских, они не нуждаются в установленных государством правилах и нормах и опираются на самоорганизацию и взаимопомощь в рамках семьи или клана. Поэтому и выигрывают в конкуренции за ресурсы – земельные, денежные, трудовые...
Выходит, в ситуации в Рождественской нет ничего от межэтнического конфликта, как пытаются представить его «патриотичные» комментаторы. Самые разумные представители казачества и сами повторяют истину: преступники не имеют национальности. А первопричина всех конфликтов – это слабость власти! Да что греха таить, и самого общества.
К счастью, люди постепенно осознают, что самыми опасными врагами русского народа оказываются не гастарбайтеры, а сами же русские чиновники – те, которые за взятки нелегалов прописывают, землю распродают, заводы и колхозы банкротят... А покуда одни чиновники воруют, другие безвольно на это взирают, прикрывая бездеятельность криками о «разжигании» межэтнических конфликтов на пустом месте.

 

Владимир ЯРЫГИН

 

Анатолий Крячко31 июля 2013, 16:36

Про казачий бунт не известно, а вот бунт изобильненцев против местных крупных латифундистов. А это - бывшие руководители сельхозпредприятий – колхозов, совхозов и те, кто возглавляет район десятки лет и рулит сегодня) набирает обороты. Кстати, именно эта местная "элита" мутит воду и, оставаясь в тени, несметно обогащается за счет нещадной эксплуатации районных ресурсов.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий