Поиск на сайте

 

 

Ровно сто лет назад в Великобритании была изобретена технология очистки сточных вод, по сей день использующаяся во всём мире

 
 
Столица края ежегодно забирает из Сенгилеевского водохранилища порядка 45 млн. м3 (тонн) воды. В итоге из них лишь 27 млн. м3 оказываются на очистных канализационных сооружениях города.Какова судьба оставшихся 18 млн. тонн, остается только догадываться.
 
Мы делаем ракеты
 

Два самых значимых отечественных мегапроекта последнего десятилетия – Олимпиаду в Сочи и саммит стран АТЭС во Владивостоке - объединяют внушительные средства, потраченные на модернизацию канализационных систем и строительство новых очистных сооружений в этих городах. 

До того, как стать витриной новой России, и Сочи, и Владивосток сбрасывали большую часть своих промышленных, хозяйственно-бытовых и ливневых стоков прямиком в море. Понадобились нашествие иностранных туристов и деньги федерального центра, чтобы эти два не самых депрессивных российских города вошли в XXI век с цивилизованной системой утилизации жидких отходов.

Меж тем в силу перегруженности, изношенности или просто отсутствия очистных сооружений в «доолимпиадном» состоянии находятся сегодня канализационные хозяйства подавляющего большинства населенных пунктов страны.

Так, по данным Минприроды, в зависимости от региона от 35 до 85% всех стоков в России сбрасываются в реки, озера и моря без очистки вообще либо с нарушением допустимых нормативов. Зачастую при этом загрязняются и водоемы, из которых происходит отбор питьевой воды.

В свою очередь, согласно данным ставропольского «Водоканала», ежегодно краевая столица и ее окрестности (около 600 тыс. человек) забирают из Сенгилеевского водохранилища порядка 45 млн. м3 (тонн) воды. Однако из них лишь 27 млн. оказываются в итоге на очистных канализационных сооружениях города. Какова судьба оставшихся 18 млн. тонн, остается только догадываться.

Здесь уместно вспомнить, что генеральный план города Ставрополя на 2010-2030 годы предполагает строительство еще одного комплекса очистных сооружений мощностью 80 тыс. м3 в сутки в Южном планировочном районе (в дополнение к 135 тыс. м3/сут., существующим сегодня).

Однако, зная об амбициозных планах «отцов города» построить вокруг Града креста кольцо новых жилых микрорайонов, можно предположить, что и в 2030 году коммунальное хозяйство Ставрополя не сможет обеспечить 100%-ную очистку сточных вод.

 
Прогресс и развитие
 

Идея запрятать канализационные потоки под землю и убрать их «с глаз долой» насчитывает не одну тысячу лет. К примеру, построенная за 600 лет до рождества Христова знаменитая римская «большая клоака» (Cloaca Maxima) – система каменных подземных каналов, по которым нечистоты и дождевые стоки отправлялись за черту города, в реку Тибр, - функционирует по сей день, правда, уже как часть ливневой канализации центральной части Рима.

Распад Римской империи (400-500 гг. н. э.) и последовавшие за этим «темные века» и средневековье вернули зловонные фекальные ручьи на улицы европейских городов. Лишь к концу 1700-х большинство из них наладили какую-никакую систему отвода дождевых и бытовых стоков.

Между тем быстрая индустриализация и урбанизация Европы в 19-м столетии привели к тому, что находящиеся в городской черте реки превратились, по сути, в открытые выгребные ямы. Так, в Лондоне «великое зловоние» лета 1858 года вкупе со вспышками холеры 1832, 1849 и 1855 годов подвигли парламент на принятие решительных мер.

В течение последующих шести лет (1859-1865) было построено 160 км подземных каналов, которые перехватывали и направляли подальше от центра города (вниз по течению в устье реки Темзы) содержимое 720 км главных и 21 тыс. км вспомогательных канализационных труб Лондона.

Результаты не заставили себя долго ждать, и 1867 год стал последним в истории столицы Великобритании, когда та пострадала от эпидемии холеры.

 
Открытие века
 

Подобное решение (перенаправлять потоки подальше от города и разбавлять их большим объемом воды) хотя и снимает остроту проблемы, но не решает, однако, главного. А именно, что реки и моря не могут бесконечно долго, без ущерба для себя, служить свалкой для неочищенных, по сути токсичных, жидких отходов жизнедеятельности человечества.

Во многом поэтому предложенный в апреле 1914 года английскими химиками Эдвардом Арденом и Вильямом Локеттом биологический способ очистки сточных вод рассматривается многими как самое значительное открытие ХХ века в области экологии и общественной гигиены. Надежный, относительно дешевый и, самое главное, способный справляться как с небольшими (50 м3/сут.), так и громадными (500 тыс. м3/сут.) объемами коммунальных стоков данный метод очень быстро получил признание и распространение во всем мире.

Уже в 1915 году, несмотря на начавшуюся войну, 12 английских городов обзавелись экспериментальными установками, а в 1916-м в Вустере была построена первая «настоящая» очистная станция производительностью 2,8 тыс. м3 в день.

 
Маленькие помощники
 

Идея, лежащая в основе работы биологических (при помощи активного ила) очистных сооружений, довольно проста, и ее техническое воплощение мало изменилось за прошедшие сто лет.

Канализационные стоки, поступающие на станцию из разбросанных по городу коллекторов, сначала при помощи решеток отделяются от крупного мусора. Затем в песколовках удаляются мелкие тяжелые частицы вроде песка, шлака, гальки и т.д.

Очищенная от твердых примесей, однородная, мутная, серая жидкость поступает в огромные (40-50 м диаметром) железобетонные «тазики-отстойники», где удаляются (осаждением) взвешенные органические частицы и собираются плавающие на поверхности жир, масло, нефтепродукты и пр.

Сточные воды, прошедшие такую первичную обработку, все еще опасны и для людей, и для животных с растениями как по микробиологическим (возможно присутствие возбудителей опасных болезней), так и токсикологическим показателям (растворенные азотистые соединения, соли тяжелых металлов, фосфаты и т.д.).

На данном этапе при всей нашей «продвинутости» извлечь из тысяч кубометров воды подобный «коктейль» вредных веществ, используя классические физико-химические методы (фильтрация, осаждение и т.д.), задача практически невыполнимая.

Меж тем именно это удается сделать сообществу простейших микроорганизмов (бактерии, грибы, водоросли и пр.), из которых состоит этот самый пресловутый активный ил. Выглядящий как грязно-зеленые хлопья, активный ил «выращивается» специально в так называемых аэротенках - как правило, прямоугольных бассейнах, хорошо перемешиваемых и интенсивно аэрируемых (насыщаемых кислородом).

Именно сюда, в аэротенки, поступают канализационные стоки после первичной обработки (из «тазиков-отстойников»). Именно здесь составляющие иловую биомассу микроорганизмы нейтрализуют растворенные в воде нитраты, фосфаты и прочие токсичные для нас органические/неорганические соединения, питаясь ими, как питаются удобрениями растения.

В результате спустя некоторое время сточные воды, бывшие когда-то опасным «коктейлем» из сотен химических веществ, превращаются в своего рода заросший тиной деревенский пруд. Осталось отделить иловую биомассу и убить (если необходимо) болезнетворные бактерии хлором или УФ-излучением, чтобы прошедшие такую двухступенчатую очистку стоки можно было уже безопасно сбросить в близлежащие водоемы или использовать для орошения полей.

Впрочем, иногда требуются дополнительные манипуляции (фильтрование, обработка специальными реагентами), и тогда говорят уже о трехступенчатой системе очистки сточных вод.

 
Расставить приоритеты
 

Несмотря на масштабы, предприятия биологической очистки промышленных или хозяйственно-бытовых стоков не являются такими уж дорогими ни в терминах потребления электроэнергии, ни в смысле операционных ежедневных затрат.

Главный лимитирующий фактор здесь – довольно высокая первоначальная стоимость ($10-100 млн.) возведения всех этих отстойников, аэротенков, цехов обезвоживания осадка и пр. Понятно, что возвращаться эти деньги могут лишь за счет тарифов на водоотведение на протяжении 20-30 лет, и надеяться на частный капитал здесь особо не стоит.

В то же время, по оценкам специалистов, полная реконструкция существующих очистительных мощностей должна обойтись государству примерно в 700 млрд. рублей ($20 млрд.). Сумма не выглядит такой уж неподъемной на фоне, например, Олимпиады в Сочи ($10-50 млрд.) или предполагаемой стоимости строительства газопровода «Южный поток» ($20 млрд.).

Согласно федеральной целевой программе «Чистая вода», в 2011-2017 годах государство собирается израсходовать на все про все – замену водоподводящих и канализационных сетей, модернизацию систем очистки питьевой воды и канализационных стоков, обеспечение населенных пунктов централизованным водоснабжением – довольно скромные 331 млрд. рублей ($9 млрд.).

Потому неудивительно, что одним из целевых показателей данной программы является стыдливое «увеличение доли сточных вод, очищенных до нормативных значений, в общем объеме сточных вод, пропущенных через очистные сооружения, с 46 процентов в 2009 году до 53 процентов к 2017 году». В переводе с чиновничьего это значит, что мы и дальше будем губить мир и собственную страну, сбрасывая в реки и моря неочищенные канализационные стоки и промышленные отходы.

 
Александр ЛЕОНТЬЕВ
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий