Поиск на сайте

«По какому праву Владимиров вмешивается в деятельность хозяйствующего субъекта?» – вопрошают читатели. И отвечают: «Вмешивается по праву силы - беззаконной, бесконтрольной и необузданной» 

Вопрос ребром

Читал в прошлом номере газеты статью «Прямая линия лжи» и соглашался с каждым словом автора Сергея Попова, давшего разгромный анализ речевой и смысловой характеристики речи В. Владимирова, общавшегося со ставропольцами через телеэкран. 

Неряшливая, без падежей и согласований, рваная, с незаконченными фразами и мыслями речь губернатора, конечно, многих слушателей, дотерпевших до ее финала, сразила наповал. Кого он мог этой речью убедить, кто мог поверить хоть единому его слову?  

Короче, Владимиров добился, считаю, обратного эффекта перед выборами. (Довольно любопытно будет узнать, как повлияет его «историческая речь» на голоса избирателей в Григорополисской?) 

Но, конечно, просто перл саморазоблачения он выдал, когда начал говорить про Григорополисскую, умудрившись не произнести даже наименования станицы, никаким образом не назвать его жителей, колхозников. 

Иначе бы ему, недовольному их выбором нового председателя, пришлось бы заочно вступать с ними в спор, что было бы невыигрышно для него, а уж это «хозяин края» понимал. 

Потому губернатор предпочел наводить тень на плетень, изображать якобы «озабоченность» правовой стороной вопроса: если, мол, кто-то сбоку припека распоряжается-де народным имуществом, то надо арестовывать, сажать. 

Владимиров это хоть раз говорил о своем ближнем окружении, которое арестовывали и сажали против его воли?! Нет, никогда не говорил даже после их ареста по обвинению в мздоимстве, поскольку они были его доверенными лицами, то есть «своими». 

А то, что сам Владимиров имеет отношение к лицам, которые обворовывали племколхоз «Россия», понятно не только после признаний губернаторского предвыборного «кошелька» Пьянова. 

Со всей очевидностью, как божий день, это стало ясно после публичной огласки грандиозной мошеннической аферы, в результате которой в Росреестре по распоряжению некоего высокого должностного лица появилась новая – фальсифицированная – оценка всей земли СПК «Россия»: ее кадастровая стоимость в 7, 5 миллиарда рублей – вдруг?! – была изменена на 7 миллионов рублей, что составило всего треть процента. 

Вот так лихо ОПС из должностных лиц готовилось похитить «народное имущество», о котором так лицемерно печется Владимиров. И то обстоятельство, что после того, как тайна мошенников открылась, наш честный губернатор даже глазом не повел, слова не молвил по этому поводу, словно это его вообще не касается.  

Далее не стану даже комментировать, каждый читатель может сделать выводы. Просто выражу надежду, что когда-нибудь (лучше бы скорее!) истоками этой колоссальной аферы займутся ФСБ, правоохранительные органы с допросом по этому делу губернатора по поводу его причастности (или участия). 

Так что на риторический (безответный) вопрос станицы и авторов публикаций, по какому праву Владимиров вмешивается в деятельность хозяйствующего субъекта, читатели отвечают уверенно: он вмешивается по праву силы – беззаконной, бесконтрольной и необузданной, которая сегодня воцарилась на Ставрополье на всех этажах власти. 

Антон ЛУКЬЯНЧЕНКО, 
бывший сотрудник полиции, 
общественный активист 
 

 

Добавить комментарий

Голос против!

Голоса: 2

You voted ‘down’



Поделитесь в соц сетях