Поиск на сайте

 

Сегодняшние реалии местного судопроизводства — полная этическая и процессуальная вакханалия, не получающая отпора со стороны руководства ведомства. Более того, смеем утверждать, что именно первые лица — врио крайсуда Олег Козлов и председатель квалификационной коллегии Татьяна Самойлова пестуют и покрывают самых отвязных и наглых беспредельщиков среди коллег.

Аналитический обзор

О том, что правосудная система на Ставрополье сегодня испытывает жесточайший кризис справедливости, законности, честности, в крае говорят почти поголовно. Примеров их изничтожения столько, что Верховному суду России впору вводить здесь, на отдельно взятой территории, чрезвычайное положение, как вводят особый режим в стране во время трагических событий природного или общественного свойства.

Куда уж дальше, если в суде:

- поддерживают криминальные схемы коммунальных мошенников,

- выносятся приговоры в отсутствие участников процесса,

- решения «зачитываются» в отсутствие сторон,

- вступают в сговор с «клиентами»,

- по одним и тем же обстоятельствам выносятся прямо противоположные решения,

- из дел пропадают важные свидетельства и вбрасываются «нужные «бумаги»,

- подменяются доверенности,

- исчезают аудиозаписи протоколов,

- принимают иски неуполномоченных лиц,

- процветают телефонное право и «советы старших товарищей»...

Это лишь часть задокументированных свидетельств стремительно нарастающего разгула судейской махновщины, анализу которой авторы-расследователи «Открытой» уже в этом году посвятили серию статей.

Отход от принципов правосудия на Ставрополье идет не потому, что действуют некие неодолимые обстоятельства, сбивающие с точной настройки важнейшую систему государства.

Наоборот, проблема эта сугубо рукотворная. Тонкую «настройку» Системы сбивают конкретные люди с руководящими полномочиями, ее местные иерархи.

Это их осознанная «тактика и стратегия», основанная на «внутренней убежденности», отражающей их сугубо личные этические установки. И такой морали, где природную жуликоватость, скажем, считают признаком гибкого ума, а умение выходить сухим из воды житейской мудростью.

Возможно, с такими «убежденностями» им легко в обычной жизни, полной соблазнов и пороков. Но в царстве Фемиды, на службе которой такие люди оказались, их первородные качества имеют мало общего с основами Права, конституционными положениями.

В этом смысле вряд ли когда-нибудь забудется обалденное откровение нынешнего временного руководителя ставропольского крайсуда О. Козлова, заявившего, что проверять факты в СМИ не надо, поскольку он сделал вывод, что они недостоверные. За всю свою ставропольскую жизнь на поприще правосудия Козлов ни разу не проверил ни одного факта (!!!) судейских проступков и процессуальных беззаконий, но всякий раз категорически  их не признавал.

Ни разу не пытался опровергать их в форме официального ответа с выводами обязательной проверки изложенных в газете сведений, как обязывают это делать судебных чиновников законы и ведомственные инструкции. Мы, представители СМИ, публично излагаем факты, вы, господа Козлов и Самойлова, эти факты обязаны проверить, сделать выводы, закрепив личной подписью - точно так же, как дающие показания свидетели подписываются под предупреждением об ответственности за дачу ложных показаний.

Именно доводы официального ответа редакция может в случае чего в судебном порядке опровергать, доказать, например, что они ложные, и привлечь к ответственности ее сочинителей.

Но в том и состоит давняя главная хитрость «проверяющих структур» (Самойлова освоила ее в высшей степени): от прямой обязанности проверять отбиваться «отписками как бы в ответ на обращение заявителя», к категории которых авторы антикоррупционных расследований в СМИ не относятся, и эти ни к чему не обязывающие самойловские отписки к делу в Верховный суд не пришьешь.

Возмущенная неподобающим поведением Т. Самойловой наша редакция еще в конце прошлого года предъявила ей иск по статье Кодекса административного производства (КАС) «Действие (бездействие) должностного лица».

Но Татьяна Михайловна не явилась ни на одно заседание, и даже не сочла нужным объяснить свое отсутствие ни суду, ни истцам. И после этого смеет призывать людей к соблюдению законности?!

Призывает к уважению к суду, который Татьяна Михайловна самолично развращает собственным неэтичным, противозаконным поведением, самоуверенной убежденностью, что «она может все, а ей ничего за это не будет»?!

И эта ее убежденность (как и установка Козлова факты не проверять) прочно усваивается рядовым судейским составом.

Представьте себе, что районный судья, робеющей перед начальницей, от которой зависит его карьера, по нашему иску к Самойловой принял было решение проводить «слушания» в ее отсутствие.

Видно, считал, что вопросы ответчице мы будем задавать ему, а он свои ответы будет оценивать на «достоверность». Было бы очень смешно, если бы это не было правдой.

После этого мы направили жалобу на Самойлову в апелляционную коллегию - и вот уже несколько месяцев тишина, молчок! Кто же в краевом суде, демонстрируя все стадии цинизма, тормозит рассмотрение ее дела?!

Это и есть сегодняшние реалии местного судопроизводства - этическая и процессуальная вакханалия на высшем уровне, в том смысле, что легализуется самим руководством ведомства.

Что вы можете на это возразить, г-н Козлов?

Но если решите ответить, то дайте редакции официальный ответ по установленной законом форме, как (повторюсь) вам предписывает закон и должностные инструкции, в первую очередь «Закон о статусе судей в Российской Федерации» (п. 1 ст. 12.1).

Но вместо этого вы, главный краевой судья, (уж простите за прямоту) демонстрируете прямо-таки невероятные для занимаемой должности аномальные действия - неэтичные, непроцессуальные, антиконституционные.

Позволяете себе изливать, говоря словами классика, «всю желчь и всю досаду» в любом месте, где эти бурные чувства вас настигают. В судебном коридоре, где видите автора расследований.

На кассационном заседании попрекаете сторону за обращение в газету. На отчетном мероприятии, в центр которого ставите не страшные провалы в работе, а критические об этом публикации…

И продолжаете безмерно изумлять…

Очень неожиданным было появление на днях в сотовом телефоне пространного обращения лично ко мне с обвинениями в «непроверенных» фактах и даже «клевете» по поводу статьи о судействе одного из авторов редакции.

При этом ни одного (ни единого!) доказательства несоответствия фактам или «клеветы» не приводилось. Под текстом значилось имя О. Козлова.

Полвека проработав в российских СМИ в жанре журналистского расследования, я поверить просто не могу в указанное авторство: глава правосудного ведомства не могла прибегать к такому небывалому способу общения с главредом газеты, соблюдение формальных правил между которыми, как должностными лицами, - незыблемая необходимость.

Ведь речь идет о выполнении каждой стороной своих задач в установленных государством рамках: СМИ в публичном поле излагают факты - и получают ответы официальных лиц - и далее все по закону.

Подобный регламент не допускает никаких поведенческих вольностей управленцев любого ранга. И если странные вольности вдруг себя являют, то здоровая подозрительность в ее источнике возникает сразу: а кто за этим может стоять?!

Может, шантажист, провокатор или кто-то захотел от чужого имени потролить, постебаться, похамить, обвинить...

Недаром же ни одна уважающая себя «контора» (тем более редакция) не примет к сведению ни одно серьезное сообщение - только в официальном порядке, письменно, с синей подписью и печатью (штампом). Никакое звуковое сообщение мы в редакции также не возьмем на веру - развелось невидимо пранкеров (представляющихся чужими именами), которые по телефону легко разыграют любого. Только при личной встрече, только глаза в глаза и с документами...

Подозрениями и недоумением по поводу пришедшего на мой гаджет послания я поделилась с опытнейшим модератором нашего сайта Анатолием Крячко.

«Точно такой же текст и целый ряд подобных же за подписью «Козлов» приходили на сайт в качестве комментария, - рассказал Анатолий. - Но я их, разумеется, не ставил, поскольку и в мыслях не допускаю, что какой-нибудь глава серьезного ведомства будет вступать в оскорбительную перебранку с другим руководителем — не царское это дело, как любил говаривать Ельцин. Базарные разборки - для базара и его обитателей, а для людей, считающих себя цивилизованными, и путь цивилизованный: официальный ответ с доказательствами, а с несогласиями - в суд...»

Вы слышите это, Олег Афанасьевич?! Какие еще доводы разума вам нужны, чтобы вы наконец прекратили мстительные, базарные разборки с газетой.

Да еще и подключаете к этому подчиненных, готовых в процессах с нашим участием идти на бесчестные уловки в интересах наших процессуальных противников, зная, что полную безнаказанность им обеспечите вы с Самойловой, умаляя авторитет судебной власти до крайности.

Отмывая грязные хвосты прохвостов, та же Самойлова, не щадя собственной репутации, способна «официально» представлять в суд заведомо ложные утверждения.

Докажем это фактами на примере все той же мировой судьи-беспредельщицы Октябрьского района Натальи Христенко, действия которой имеют все признаки преступления в самой что ни на есть ее антиконституционной форме - Преступления Против Правосудия. Читайте в этой интернет-версии газеты.

Людмила ЛЕОНТЬЕВА

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий