Поиск на сайте

 

 

87-летний ветеран войны Иван Негрибода сегодня встал на защиту интересов тысяч ставропольцев. И мечтает дожить до победы, когда чиновники вернут  горожанам их законную собственность

 

Негрибода протопал по фронтовым дорогам Великой Отечественной не одну сотню верст. В танковом сражении под Прохоровкой смотрел смерти в лицо и до сих пор помнит, как дрожала земля под гусеницами наползающих на окопы немецких «тигров». За два дня кровопролитных боев в его дивизии были убиты и пропали без вести почти 1700 бойцов, и еще полторы тысячи получили ранения. 
В бою не до размышлений о высоком: во имя чего идешь на смерть? Что будет после победы?
Он знал одно: злу надо противостоять. Всегда и везде. Это убеждение он сохранил и после Победы и верил, что должен бороться за справедливость во имя памяти тех, кто пал в боях. Эта память о павших однополчанах никогда не оставляла его в мирной жизни и до сих пор питает силы, которые он без устали тратит на войну с теми, кто унижает достоинство граждан.
Иван Алексеевич рассказал мне о разговоре с одним из руководителей краевой прокуратуры, показал официальные ответы, копии отправленных жалоб и заявлений.
- Представляете, прокуратура наконец-то признала свою неправоту! Я им и говорю: «Так отреагируйте согласно закону!» А они в ответ: «Но вы представляете, какие деньги теперь придется возвращать, если все будет так, как вы хотите…» - «Не я так хочу, а закон того требует…»
Четыре года Негрибода бьется с несправедливостью, которую учинили городская администрация и дума. Росчерком пера чиновники отняли у горожан подвалы и другие нежилые помещения многоэтажных домов. И с ходу начали сдавать в аренду чужое имущество и даже продавать бизнесменам. Сделано это было средь бела дня и так лихо, что некоторые горожане до сих пор не поняли, что их обобрали.
И вот теперь, после многочисленных жалоб и разбирательств, картина выглядит так: если решения городских властей незаконны (а они незаконны!), арендаторы и приобретатели помещений понесут убытки на сумму около миллиарда рублей. Ивана Алексеевича возмущает, что надзорный орган занял невнятную позицию и стоит не на защите интересов простых людей, с которыми никто не посчитался, а переживает за убытки тех, кто хотел выиграть от беззакония. С какого бока ни смотри, а очень похоже на заботу о коррупционерах, которые придумали и реализовали хитроумную схему по отъему у граждан их собственности.
Где же справедливость?
Обостренное чувство справедливости у Ивана Алексеевича с детства. Он рос в детском доме в Пермской области. Дети-сироты легко ранимы и сызмальства учились защищать себя. Обиженного, слабого надо защитить, если у тебя есть силы. Таков жизненный принцип Ивана Алексеевича.
Десятки тысяч горожан были «обижены» незаконным решением местной власти. Как мог бывший фронтовик пройти мимо?
И он, погружаясь в законы, готовил судебные иски, писал жалобы в прокуратуру, статьи в газету. В конце апреля отправил письмо генеральному прокурору Чайке. Сколько их было в разные инстанции – десятки, сотни?
Негрибода руки не опускал, получая очередную отписку. Бывший пулеметчик словно жал на невидимую гашетку - пуля за пулей в невидимого врага по имени воровство и коррупция - и не сомневался, что рано или поздно достанет.
А ведь многие знакомые, соседи по дому раздраженно отмахивались, когда он предлагал подписаться под очередным обращением «в инстанцию»:
- Да брось, Иван Алексеевич, бесполезно все это!
Но не такой у него характер, чтобы бросить.
Он выжил под Прохоровкой. Об этом сражении написаны тысячи книг и статей, сняты фильмы. Но подлинную правду о том, что творилось в душе человека, очутившегося на клочке искалеченной земли, на котором в лобовую сошлись 1200 танков, где с утра до вечера гремела канонада, пахло жженым металлом, а небо заслонили черные клубы дыма, знают только те, кто выжил. Прошедший этот ад познавал, что человеческая воля может быть крепче металла, а вера в Победу и настойчивость сильнее судьбы.
- К сожалению, - говорит Иван Алексеевич, - наши люди не умеют защищать себя. Они не научились организовываться и объединяться. Поэтому бюрократы издеваются над ними, обманывают их, как хотят.
И он чувствует, что должен помочь, потому что знает, что делать, и не боится противостоять тупому беззаконию и несправедливости.
Много лет Иван Алексеевич работал в краевом автотранспортном управлении, отвечал за пассажирские перевозки. Во время служебных поездок на междугородних автобусах «гонял» безбилетных пассажиров, заставлял водителей деньги, полученные за безбилетников, вносить в кассу на очередной автостанции.
От свертков с купюрами, предлагавшихся нечистоплотными водителями, Негрибода наотрез отказывался.
С выходом на пенсию в 1985 году Иван Алексеевич был  избран членом совета городского Союза защиты прав потребителей и председателем правления общественной организации потребителей микрорайона №25 в Ставрополе. 
Сегодня он заместитель председателя краевого Союза защиты прав потребителей и налогоплательщиков.
Принципиальность, считает Иван Алексеевич, вещь обоюдная. Граждане должны не только требовать принципиальности от чиновников, но и сами проявлять это качество. Иначе ничего не получится.
Посмотрим на историю с подвалами с этой точки зрения. Недобросовестные чиновники, по сути, обобрали горожан. Почему же нет массового возмущения? Ведь это касается каждого. Все в стороне. И только один ветеран-фронтовик, которому за восемьдесят лет, поддерживаемый горсткой единомышленников и руководителей общественных организаций, несколько лет тянет лямку общего дела. Не стыдно ли?
Иван Алексеевич в Ставрополе с 1952 года. После окончания войны он еще семь лет не снимал гимнастерку. А в начале пятидесятых в военном госпитале услышал слова, от которых потемнело в глазах:
- У тебя туберкулез, - сочувственно сказал врач. - Немедленно уходи из армии. Если не уволишься, проживешь два года, а на гражданке протянешь пять лет.
Кто-то из однополчан подсказал, что в степном Ставрополье благотворный для легких климат. И он принял решение. А про себя ответил главврачу: «Это мы еще посмотрим…»
Сухой климат, помощь врачей и самое главное - жажда жить, и жить активно, помогли побороть болезнь.
Я спросил Ивана Алексеевича:
- А если бы вы не переехали в Ставрополь шестьдесят лет назад? Подвалы так и отняли бы у людей и некому было бы вступиться за справедливость?
Иван Алексеевич ответил:
- Защищать права потребителей должны общественные организации, а я лишь вношу свою лепту в эту работу.
А теперь я хочу рассказать о том, что больше всего поражает меня в жизни Ивана Алексеевича. О детском доме мы уже знаем. Но я придержал напоследок такую вот деталь: это был не простой детский дом, а спец-интернат, в котором были собраны дети врагов народа. То есть раскулаченных - работящих и, как правило, многодетных российских мужиков.
Иван Алексеевич родился в молдавском селе. Родители его происходили из трудолюбивых крестьянских семей. В их хозяйстве были лошади, коровы. Подрастали пятеро детей - все сыновья. Отца и мать раскулачили, нажитое добро отняли, а самих отправили в Тюменскую область, где они и сгинули. Больше Иван Алексеевич ничего о них не знает. Детей забрали родственники: троих - и вместе с ними Ваню - взяли родители матери, а двое достались родителям отца.
Вскоре раскулачили бабушку с дедом, которые приютили Ивана с двумя братьями. Другого деда не тронули только потому, что ему было уже больше 60 лет. Дети пошли по миру с котомками. Так и очутились в специнтернате. Во время голода в тридцать третьем году умерли все братья Ивана Алексеевича, а также раскулаченные дедушка и бабушка. Остался он один.
На основании Указа Президента СССР от 13 августа 1990 года «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 30-50-х годов» он реабилитирован.
Биография Ивана Алексеевича – это чистый эксперимент, который поставила история. Государство истребило всю его семью, а он в 1943 году пошел под пули, чтобы защищать это государство. А потом, повинуясь зову генов, где бы ни был, честно, не жалея сил трудился и отстаивал справедливость. Он и сегодня сражается с несправедливостью. По-другому он не умеет жить. Это передали ему мать и отец, бабушка и дедушка, десятки поколений его предков.
На таких людях в войну держались фронты, а в мирное время производство, которое они уберегали от жуликов и ворья. И вот эта чистая линия русского народа – трудолюбивая, упрямая, жадная до справедливости – была объявлена классовым врагом и почти истреблена. И лишь немногие из них, уцелевшие, выжившие, подлинная соль земли, показывают, каким мог быть наш народ, если бы не классовые экспериментаторы, выбившие лучших.

 

Василий КРАСУЛЯ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий