Поиск на сайте

 

Модернизация Кавказа по «плану Хлопонина» обернётся провалом, предупреждают ведущие столичные экономисты

 

В столичном издательстве «Дело» вышла коллективная монография «Северный Кавказ: Модернизационный вызов». Авторы – сотрудники Института экономической политики им. Гайдара (бывшего Института экономики переходного периода, ИЭПП) Ирина Стародубовская, Татьяна Интигринова, Денис Соколов и Нина Миронова, а также директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич и замредактора независимой дагестанской газеты «Черновик» Хабиб Магомедов.
Во введении авторы пишут, что ставили целью не предложить рецепты модернизации Кавказа, а всего лишь пригласить к дискуссии на эту тему. Основой их анализа стали интервью с примерно тысячей собеседников – бизнесменов, ученых, бюджетников, студентов из разных республик Северного Кавказа. Книга весьма своевременная – пора подводить экономические итоги создания СКФО, причем именно с научных, а не политических позиций, как делалось прежде.

 

Не рецепт, а дискуссия
Для начала авторы пытаются ответить на простой вопрос: чем сегодня живет Кавказ? Официальным статистикам, по понятным причинам, верить нельзя. Достаточно сказать, что только численность населения СКФО, по итогам Всероссийской переписи, оказалась завышена примерно на 1 млн. человек.
В «тени» целые отрасли экономики и огромные финансовые потоки – «распилы» бюджетных дотаций, «левые» доходы от личных огородов, торговли и мелкого производства (водки, коньяка, обуви, мехов, стройматериалов и др.), а также теневые доходы трудовых мигрантов, выезжающих на заработки в другие регионы. Доходы только от приусадебных хозяйств, скажем, в Кабардино-Балкарии сопоставимы с официальными доходами всего бюджета: одно домохозяйство за сезон может получить с огорода до 1 млн. рублей.
Например, даже в Дагестане, по официальной статистике, половина доходов населения отнесена к «скрытым», источники которых выявить почти невозможно. В общем, северокавказская экономика не такая уж депрессивная, как принято считать, столь же преувеличены данные о масштабах безработицы и бедности.
Проблема в другом – люди не спешат декларировать свое честно нажитое, боясь потерять его. Авторы монографии приводят очень яркое высказывание опрошенного ими махачкалинского обувщика: «У меня мечта создать такую фирму, как Adidas, Puma. Мы ведь тоже так можем! Но я просто боюсь сделать вдох, потому что тут же хищники набегут».
«Деградация институтов и системы управления достигла предела», – делают вывод авторы монографии по отдельным республикам. Кто же будет такой власти доверять?! Отсутствие госгарантий прав собственности оборачивается тем, что бизнесмены не могут планировать крупные и долгосрочные вложения: бизнес-проект должен окупиться за 1-2 года, ведь потом может смениться губернатор, мэр, начальник милиции...
Заодно люди ищут альтернативные пути, чтобы легализовать собственность: например, договоры купли-продажи земельных участков, не имеющих официальной регистрации, могут гарантироваться двумя мечетями (из села продавца и из села покупателя), печати которых стоят на договоре. Выходит, что церкви люди верят больше, нежели государству.

 

Жертвы «врачебной» ошибки
Нельзя вылечить больного, неверно поставив ему диагноз. Вот и авторы монографии взамен диагноза «на Кавказе нет внутренних источников накоплений», поставленного командой Хлопонина, предлагают совсем другой – накопления есть, но нет стимулов к их производительному использованию. Проще говоря, деньги в республиках СКФО лежат мертвым грузом под матрацами.
А ведь именно этот неверный посыл лежит в основе «Стратегии развития СКФО» – нынче главного документа, где расписана жизнь Кавказа на ближайшее время. Да и вообще, стратегия эта написана в полном соответствии с историческими стереотипами о том, каким образом якобы можно модернизировать Россию: по-сталински, приказным порядком, без намека на либерализм и без оглядки на критику.
В этом, кстати, прямо признался и сам полпред Хлопонин в интервью «Коммерсанту»: «Впервые стратегия делается не снизу вверх, а сверху вниз… В нашей стратегии четко обозначено, что мы хотим от Северного Кавказа. Есть четкие цифры, четкие параметры… Мы говорим: вот республика, вот ее приоритетные отрасли экономики, которые она должна развивать». Короче: все решено за вас, ни шага в сторону!
В рамках стратегии Москва обещает вкачать в экономику СКФО 600 млрд. рублей бюджетных средств (это инвестиции в инфраструктуру и госгарантии частным инвесторам). Правда, при этом ориентируется вовсе не на серьезный модернизационный прорыв, а лишь на то, чтобы затормозить отставание регионов округа от среднероссийского уровня.
Авторы монографии предупреждают, что это тупиковый путь: модернизация «сверху» принесет Кавказу не благо, а зло. На деле ведь получается, что сохраняется прежняя модель отношений Москвы и регионов – полуфеодальная плата за стабильность. Только если раньше федеральными деньгами «накачивались» местные бюджеты, то теперь – крупные привластные инвесторы.
То есть, в конечном итоге, модернизация «по Хлопонину» приведет лишь к очередному витку коррупции. При этом слабые ростки модернизации «снизу» (и их, поверьте, немало) не смогут конкурировать с выбранными государством «победителями» нечестной гонки за бюджетными бабками.

 

Горнолыжный тупик
Яркий пример такой модернизации «снизу» – курорты Приэльбрусья и Домбая. Достаточно сказать, что высокоскоростной Интернет и Wi-Fi появились здесь раньше, чем во многих столицах СКФО.
Между тем потенциал роста у этих курортов огромен: вместо нынешних 10-12 тысяч туристов в год здесь можно принимать 25 тысяч и более. Только в Приэльбрусье строится 30 новых гостиниц, причем вполне европейского уровня.
Но в стратегии и слова нет о поддержке этого бизнеса, насчитывающего уже два десятилетия. Напротив, она предполагает строительство пяти новых горнолыжных суперкурортов – причем на пустом месте. В Лагонаки (Адыгея), Эльбрус-Безенги (КБР), Архызе (КЧР) из туристических объектов лишь жалкие остатки советской былой роскоши, а в Матласе (Дагестан) и Мамисоне (Северная Осетия) вообще нет ничего!
Зато вместо фантомных перспектив «суперкурортов» можно получить вполне реальный развал туристического бизнеса в Приэльбрусье и Домбае. Для местного бизнеса резко вырастут коррупционные издержки, отсюда уедут самые платежеспособные клиенты и квалифицированный персонал, начнется разложение бизнес-среды.
Работу потеряют строители, фермеры, водители такси и маршруток – тысячи людей. Как итог – активизация этнических и религиозных конфликтов, поднимут голову террористы.

 

Учитесь на чужих ошибках!
Есть у авторов монографии и другие претензии к стратегии Хлопонина. Например, в ней основной акцент сделан на развитии промышленности. Но вряд ли к новехоньким заводам выстроится очередь из желающей работать здесь молодежи, которая сегодня почти на 100% имеет вузовские дипломы, и порой весьма престижные.
Об этом, кстати, явно свидетельствует опрос, проведенный авторами монографии среди студентов Дагестанского госуниверситета: больше половины опрошенных ребят ни за что в жизни не стали бы «синими воротничками», а каждый десятый готов идти на завод, только если вообще не будет никаких жизненных альтернатив.
Экономисты приводят в книге множество примеров, когда модернизация по «хлопонинской» модели (то есть навязываемая сверху, без учета интересов местных сообществ) захлебнулась. И самый яркий – экономические реформы в Иране в 1960-1970-х годах («Белая революция»), которые руководство страны осуществляло при активной поддержке западных экспертов.
После приватизации заводов и фабрик в стране появился класс промышленников, а в результате приватизации земель – фермерство, трудовые коллективы получили право участвовать в распределении прибылей своих предприятий. При этом, правда, отсутствовали всякие попытки модернизации политики.
В стране, которая стремительно приближалась по уровню жизни к Европе, сохранялся авторитарный режим шаха Мохаммеда Пехлеви («царя царей»), оппозиция жестко подавлялась, расцвел тайный сыск.
В итоге этот «перекос» обернулся Исламской революцией 1979 года, после чего к власти пришло духовенство, поставившее крест уже на всяких попытках модернизации.
Другой пример – провальная госпрограмма по развитию Южной Италии (Меццо-джорно) в 1950-1990-х годах, когда через специально созданное суперминистерство Cassa per il Mezzogiorno было пропущено 140 млрд. евро на развитие промышленности отсталых провинций. Спустя полвека накачивания бюджетными деньгами южане стали жить лучше, а развитые северные провинции «жирели» еще быстрее (и без всяких дотаций). В итоге пугающий социальный перекос между двумя половинками Италии лишь усилился.
А вот, напротив, удачный пример – реформы премьера Пааво Липпонена в Финляндии рубежа 1990-2000-х годов. Государство полностью отпустило «вожжи» в экономике, было принято самое либеральное в мире антимонопольное законодательство, началась реформа судов. Пожалуй, единственная отрасль, где сохранялась властная рука, – это финансовая поддержка науки. И уже спустя несколько лет Финляндия стала одной из самых продвинутых стран планеты: отсталые, громоздкие фабрики уступили место сверхсовременным наукоемким технологиям.

 

Отказаться от гигантомании
По мнению экономистов, отсутствуют в стратегии Хлопонина и попытки подступиться к решению наболевшего земельного вопроса. А ведь он является краеугольным для аграрных республик с преимущественно сельским населением (доля селян колеблется в пределах от 36% в Карачаево-Черкесии до 64% в Чечне).
По сути, здесь вообще запрещена приватизация сельхозземель, и местные аграрии пытаются найти какие-то хитроумные лазейки – например, распределяют наделы по жребию, «перетасовывая» их каждый год, или мысленно чертят дореволюционные границы. Понятно, что для цивилизованной страны, которой мнит себя Россия, это звучит дико.
Причем год от года земельная проблема обостряется. Скажем, в Дагестане на сельхозземлях (отгонных пастбищах, принадлежащих горным аулам) уже выросло несколько селений, которых официально вообще нет! То же самое в Кабардино-Балкарии, где идет настоящая война за отгонные пастбища (межселенные территории) между кабардинскими и балкарскими национальными движениями.
Понятно, что решить эти болезненные вопросы на уровне республик невозможно, – так почему бы не подступиться к ним полпредству СКФО?! Но Хлопонин лишь отстраненно молчит...
Похоже, он вообще не намерен сворачивать с уже выбранной колеи в деле «реанимации» кавказской экономики, про которую было сказано выше. Ясно, что снизу на него «давят» региональные элиты, которым очень хочется быстрее распилить вожделенные 600 млрд. рублей. Впрочем, авторы монографии подчеркивают, что администрация Хлопонина не слишком далеко ушла в своих бесплодных попытках, и на Кавказе еще есть шанс исправить ошибки.
Главное – Хлопонин должен отказаться от индустриальной «гигантомании» в пользу поддержки малых инфраструктурных проектов, сельской кооперации, традиционных промыслов. Наивно отрицать очевидный факт: спасение Кавказа вчера, сегодня и завтра – это малый и средний бизнес.
Новая власть должна осознать – Северный Кавказ не является застойным обществом, где безраздельно правят традиции. Напротив, это общество на изломе между прошлым и будущим, Востоком и Западом.
Авторы книги доказывают это на примере соцопросов студентов Дагестана: современная молодежь вроде и более религиозна по сравнению с родителями (последним советским поколением), зато знания религиозных канонов у них поверхностные, декоративные. Сверстники одинаково косо смотрят на девушек, носящих как джинсы (мол, не по традиции), так и хиджаб (мол, слишком традиционно).
Поэтому нужна активная работа в социальной сфере – поддержка инициатив молодежи (особенно сельских ребят – того «забытого» поколения, которое и является главной базой для экстремистов). Семейственность, клановость – то есть те традиции, с которыми решительно намерен бороться Хлопонин, при умелом использовании должны стать не тормозом, а основой модернизации.
Примеры тому – почти все «азиатские тигры» (Южная Корея, Сингапур, Гонконг, Тайвань), которые сегодня в мире диктуют моду на высокие технологии, при этом оставаясь глубоко религиозными, в чем-то архаичными обществами.
Вот и на Кавказе к делу формирования «новой элиты» можно привлекать религию: скажем, в Италии борьбу с сицилийской мафией в середине XX века вели гражданские активисты, воспитанные в иезуитских школах. Такие же «элитарные» образовательные центры можно создать и на Кавказе, лишь бы власть не диктовала молодежи, каким молиться богам.

 

Антон ЧАБЛИН
Ставрополь – Москва

 

Федор25 июля 2011, 23:10

Хлопчики явно под "шофэ".Меньше надо протирать свои "аллегорхические" штаны, а ездить по ауллам.Из первых уст услышет ВСЕ.

щщщщщщ25 июля 2011, 23:10

Все эти доморощенные столичные эксперты также далеки от знания реалий, как влатси от народа. Жить здесь надо десятилетиями, чтобы понимать эти процессы. Домбай захиреет, уедут квалифицированные кадры, а они там есть? Там налогов никто не платит, потому что все постройки дос их пор не имеют регистарции, на бумагах там чистое поле, а построились там не рядовые колхозники, а те, кто сидит в парламенте и входит в руководящий состав силовиков. Так что не надо лял-ля.

Владимир24 июля 2011, 00:55

"Доходы только от приусадебных хозяйств, скажем, в Кабардино-Балкарии сопоставимы с официальными доходами всего бюджета: одно домохозяйство за сезон получает с огорода до 1 млн. рублей". До 1 млн.рублей это может быть и 1000 руб, а может и ничего. Не видел в наших кабардинских селах крестьян-миллионеров, это явный перебор, знаю по своей родне в не самом бедном селе. Богатые в селах бывают, если учесть, что у нас села величиной с маленький городок в средней полосе, но богатства явно не за счет участка.Эти байки для отговорок некомпетентных руководителей. И хватит сравнивать с Дагестаном,так конечно проще для русских писателей и читателей,но у нас разная история , религиозная и демографическая ситуация. А от таких сравнений и прибавляется у нас народ в тюбетейках и бородами с лопату,которые больше похоже на бороды староверов, чем бедуинов. Эти статьи не анализируют, а формируют представления народа о самом себе. Двадцать лет вбивали кабардинцам эти статьи в голову, и подравняли нас под восточный Кавказ. Осетию к ним не причисляют, а Чечню уже и боятся.Хотя осетины и ближе кабардинцам и не только географически, чем Дагестан,что бы там не выдумывали всевозможные политологи и журналисты. "Главное – Хлопонин должен отказаться от индустриальной «гигантомании» в пользу поддержки малых инфраструктурных проектов, сельской кооперации, традиционных промыслов. Наивно отрицать очевидный факт: спасение Кавказа вчера, сегодня и завтра – это малый и средний бизнес." Это спасение не только для Кавказа, но и для всей остальной России. А распил и гигантомания удел не только региональной элиты. Тут вам и Олимпиада, и ЧМ по футболу и Сколково и т.д.В общем, хлопцы Ставропольские флаг вам в руки и барабан на шею, в вашем нелегком труде по изучению Кавказа!

Инга23 июля 2011, 14:47

"Доходы только от приусадебных хозяйств, скажем, в Кабардино-Балкарии сопоставимы с официальными доходами всего бюджета: одно домохозяйство за сезон получает с огорода до 1 млн. рублей". Дальше можно не читать...

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий