Поиск на сайте

 

 

На прошлой неделе «Демократическая партия России» провела в центре Москвы мероприятие, скромно названное «Прощание с 90-ми»: по улицам пронесли гроб, символизирующий ушедшее десятилетие. Западная пресса быстро окрестила эту акцию «похоронами демократии», связав ее с решением Владимира Путина вернуться весной 2008-го в новой ипостаси «отца нации» – лидера правящей партии и премьер-министра. Но не рано ли плакаться о кончине народовластия в стране? Об этом корреспондент «Открытой» беседует с директором московского Центра изучения современной политики, доктором философии Галиной МИХАЛЁВОЙ.

- Галина Михайловна, с приближением «больших» выборов в обществе все жарче споры относительно того, есть ли в нашей стране демократия. Вроде, и свободомыслия вдоволь, и в то же время «гаечки завинчивают».
- Да уже почти все «гаечки» закручены крепко. В России сформировался авторитаризм - система власти, выстроенная исключительно под одного человека, опирающегося на разветвленную бюрократию. Узкая группа приближенных лиц стремительно монополизирует политику и экономику страны - и основательно продвинулась в этом направлении. По сути, мы постепенно возвращаемся к 6-й статье брежневской Конституции, которая определяла руководящую и направляющую роль КПСС в обществе и государстве - только сейчас в этом статусе выступает «партия президента». Вместо реальной политической конкуренции - лишь ревностное соревнование двух «Россий» за любовь Владимира Владимировича. У граждан отняли большинство избирательных прав, деятельность оппозиции и ее СМИ чувствительно ограничена.
- На днях наш киноклассик Никита Михалков с телеэкрана восхвалял Путина за то, что тот принял Россию из рук дряхлеющего Ельцина расхристанной и нищей, а нынче мы - в «большой восьмерке». Может, нашей стране не обойтись без «твердой руки», без авторитаризма?
- В России такая «твердая рука» была нужна, чтобы приструнить совсем зарвавшуюся при Ельцине «семибанкирщину», подавить сепаратизм в национальных республиках, мобилизовать разваливающуюся экономику. Но авторитаризм не может существовать долго - это переходная форма общественного развития, которая присуща слаборазвитым странам в переломные моменты их истории. Выполнив свою конкретную историческую роль, авторитарный режим должен перейти в другую стадию: либо демократизироваться в ходе капиталистических реформ, либо стать тоталитарным, диктаторским. Демократия у нас пока пробуксовывает...
- Выходит, нас ожидает диктатура?
- Вряд ли. Россия уже допускала подобную историческую ошибку, и, полагаю, мы ее не повторим. Чтобы в стране воцарилась диктатура, необходима сильная, зомбирующая идея, в основе которой слепое поклонение масс перед правителем.
Например, при Сталине официальный агитпроп создавал образ «врага народа», мешающего строить «светлое будущее». Общество пребывало в состоянии постоянного страха, все за всеми следили и «стучали» - это и был тот цемент, который «держал» нацию в кулаке «вождя народов».
В фашистской Германии был культ фюрера, культ превосходства арийцев, густо замешанный на древнем мистицизме Востока и Запада. А у нас сейчас вообще нет никакой национальной идеи, в которой особенно нуждается демократическое государство.
- Как же нет?! А «суверенная демократия», а «энергетическая сверхдержава»?
- Это все мелочи, на роль национальной идеи не тянут. Ту же «суверенную демократию» на одной из встреч с западными экспертами Путин в сердцах назвал «квасной», намекая на то, что она безнадежно отстает от западных норм классического демократизма. И впрямь это красивый, но бестолковый термин практически забыли - как забыли про популярные лозунги «удвоения ВВП» или «реализации нацпроектов». Зато у нас постоянно ищут всевозможных «врагов народа»: то Березовского, то Ходорковского, то шпионов английских, то «оранжевых» провокаторов. Из-за этих метаний мы рассорились со всеми соседями и растеряли многих вчерашних союзников.
- Император Николай II говаривал: у России только два союзника - наша армия и флот.
- Это он сто лет назад говорил. А что у нас сейчас за армия, где сержанты солдат забивают до смерти, а генералов-тыловиков больше, чем рядовых, которых заставляют дачи строить? Даже гигантские деньги на оборонный заказ потратить с умом не можем - про наши новые ракеты вице-премьер Сергей Иванов показательно оговорился: «Ракеты с непредсказуемой траекторией». Каких врагов мы с такой армией побеждать будем?!
- Беспросветно вы рассуждаете. Хоть какая-то национальная идея ведь должна быть!
- Ищут. А вернее, пытаются сделать кальку со старой, проверенной формулы графа Победоносцева: «Самодержавие, православие, народность». В школах многонациональной России в одностороннем порядке вводится предмет «Основы православной культуры», на неправомерность чего ряд видных ученых указали Путину в «Открытом письме». Переписывается история, когда в школьных учебниках Сталина уже называют «эффективным менеджером»: пусть и ценой миллионов жизней, но он дал стране тяжелое машиностроение, ядерные реакторы и канал «Волго-Днепр». А как попахивает вождизмом от безудержных восхвалений президента?
- Однако при этом вновь востребованы либеральные лозунги. Вон сколько правых партий в преддверии думских выборов активизировались.
- Так ведь даже «Единую Россию» ее лидеры называют «праволиберальной». Увы, для многих политиков либерализм - сегодня лишь популистский штамп, а реального выбора у избирателя все равно нет. Посмотрите на партии, которые называют себя правыми. «Гражданская сила» - типичный «грызун», который «отъедает» проценты у других партий. Ее лидер Михаил Барщевский - представитель президента в высших судах страны, не думаете же вы, что он способен всерьез оппонировать курсу Путина?
«Союз правых сил» по идеологии - партия крупного капитала, которая для попадания в Думу использует любые неправовые методы борьбы, изощряется в популизме, сорит деньгами. Экологическая партия «Зеленые» - сугубо административный проект, куда в приказном порядке сгоняют чиновников из подразделений Минприроды. Весной нынешнего года список «Зеленых» на выборах в Мособлдуму возглавляла жена замглавы Росприроднадзора Олега Митволя, любителя публичных и скандальных, но абсолютно безрезультатных акций.
- Сейчас спикер Совета Федерации Миронов активно продвигает реформу этого органа, чтобы сенаторы не назначались кулуарно губернаторами и заксобраниями, а всенародно избирались. По мне, это серьезный шаг к демократии.
- Шаг-то стоящий, но вряд ли осуществимый руками самих сенаторов. Совет Федерации сегодня - большая синекура, место для почетных отставников, работа которых сводится к «одобрямс» думских законов. Вспомните хоть один значимый закон, который бы наш Сенат отправил в Думу пусть даже на доработку. Впрочем, даже если бы сенаторы выбирались гражданами так же, как и депутаты, это ничего не изменит - все мы видим, как работает всенародно избранная Дума: по принципу все того же единогласного «одобрямс».
- Короче, «фасадная демократия»...
- А какой, собственно, она может еще быть, если с ней мирится наше многотерпеливое общество, которое потому так и не стало по-настоящему гражданским. Но без гражданского общества истинная либеральная демократия невозможна.
- И вы не видите в России даже зачатков гражданского общества?
- Эти зачатки угадываются в набирающем силу массовом протесте. Сегодня граждане протестуют против всего того, что задевает «маленького человека»: точечной застройки, поборов на дорогах, дефицита лекарств, повышения тарифов ЖКХ, роста цен на продукты, пыток в милиции, дедовщины в армии...
Недовольные объединяются в протестные движения и постепенно осознают, что их проблемы - это следствие коррупции, бюрократизации, а в целом несовершенства всего государственного режима. Разочарованные недееспособной и эгоистичной властью граждане придут к осознанию необходимости ее смены - и, смею надеяться, на этой волне уже на выборах 2012 года к власти в стране придут демократически, проевропейски настроенные политики.
 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий