Поиск на сайте

 

 

Москва с подачи Кадырова взялась за переименования органов власти в регионах

 

Еще с начала 90-х в российских регионах царит невообразимый разнобой в названиях высших органов власти. И теперь Кремль намерен окончательно его устранить: президенты национальных республик лишатся такого «элитного» статуса, а c политической карты исчезнут «государственные» думы регионов (в том числе и Ставропольская). Но вряд ли смена формы повлечет изменение содержания к лучшему.

 

Застрельщиком очередного витка политической реформы был Рамзан Кадыров. В первый день священного месяца Рамадан он обратился в парламент Чечни со специальным письмом, попросив изменить его титул с «президента» на любой другой. Затем Кадыров со спокойной душой ушел в отпуск, заявив, что посвятит его постоянным молитвам и посещению святых мест.
А вот озадаченным депутатам, напротив, из отпусков пришлось спешно вернуться и собираться на внеочередное заседание. Среди вариантов переименования должности Кадырова звучали как вполне дипломатичные («глава республики» и «председатель правительства»), так и весьма эпатажные («мехк-да», что в переводе с чеченского значит «отец нации», и даже «имам»). Но окончательное решение пока не принято. 
Причем Кадыров не хочет останавливаться на достигнутом, он намерен искоренить неудобное слово «президент» на всей территории Чечни. Скоро исчезнет оно из уставов Федерации шахмат Северного Кавказа и футбольного клуба «Терек» (президентом которых является Кадыров-младший).
Общественный фонд имени Ахмата Кадырова отныне будет возглавлять председатель, а не президент. Готовы последовать примеру чеченского лидера также президенты патриотического клуба «Рамзан» и спортивных федераций Чечни, сменив названия своих титулов на более политически уместные. 
Стоит заметить, что Москва давно вынашивает инициативы по унификации «названий» региональных лидеров. Еще два года назад с подачи Кремля титула «президент республики» лишились Кирсан Илюмжинов (Калмыкия), Николай Меркушкин (Мордовия) и Сергей Катанандов (Карелия), но дальше дело не двинулось. А некоторые регионы и вовсе пошли вразрез с генеральной линией: нынешней весной в Тыве прошел референдум, по итогам которого глава республики отныне именуется не просто «председатель правительства», а «президент - председатель правительства».
Сейчас в составе России в числе 83 субъектов Федерации есть 21 республика, из них должность президента продолжает существовать в 14. И отказ на местах от «президентского титула» означает полное окончание региональной вольницы на излете путинского десятилетия. Так что кадыровская инициатива подоспела вовремя.
Нелишне напомнить, что последнее время Москва явно недовольна Кадыровым, он даже несколько раз публично вступал в перепалку с полпредом Хлопониным.
Плюс к тому недавняя перестрелка с участием чеченских милиционеров на Рублевском шоссе, а также массовые драки с участием чеченской молодежи в Москве, Аткарске (Саратовская область) и Волгограде - все три со смертельным исходом.
Но последней каплей оказалось устроенное вайнахскими подростками побоище в детском лагере «Дон» под Туапсе, после которого омбудсмен Чечни Нурди Нухажиев неосторожно проговорился: мол, подобные конфликты ставят под угрозу проведение Олимпиады-2014 в Сочи.
И вот Кадыров, видимо, решил упредить возможную немилость кремлевских властителей и в очередной раз выступил как самый лояльный Кремлю политик на Северном Кавказе, отведя грозы подальше. Недаром его инициативу горячо поддержали коллеги по цеху: президенты Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Дагестана и даже Марий Эл. «В одной стране должен быть один президент, одна Государственная дума, один Госсовет», - идеологически верно заявил дагестанский лидер Магомедсалам Магомедов.
Впрочем, запущенная Кадыровым реформа, скорее всего, коснется не только высших должностных лиц регионов, но и законодательных собраний. С их названиями в России вообще полный разлад: Ил Тумэн действует в Якутии, Халкъа Гулам - в Ингушетии, Хасэ - в Адыгее, Курултай - в Алтае и Башкирии, Хурал - в Тыве, Калмыкии и Бурятии, Совет народных депутатов - в Кузбассе, Губернская дума - в Самарской области, Законодательная дума - в Хабаровском крае… Самые популярные из названий - Законодательное собрание, существующее в 24 регионах, и областная (краевая) Дума еще в 23 регионах.
Остались в регионах и целых четыре Государственные думы: на Ставрополье, в Астраханской и Томской областях и Ямало-Ненецком автономном округе.
Секретарь президиума Генсовета «Единой России» Вячеслав Володин заявил, что Ставропольская и Астраханская думы уже обратились к руководству партии с просьбой принять поправку в 184-й федеральный закон, запрещающую региональным парламентам называться «государственными». Впрочем, в пресс-службе краевой думы эту информацию не подтвердили: мол, вопрос о переименовании будет решаться, только когда депутаты выйдут с каникул. 
Между тем, по словам Володина, следующим этапом реформы должно стать повсеместное переименование региональных администраций в правительства, а всевозможных дум, курултаев и хуралов - в заксобрания. Вот уж тогда «вертикаль власти» окончательно затвердеет.
Наверное, проблем в стране больше не осталось, коли до хрипоты спорят, кто будет эффективнее рулить республиками Северного Кавказа - президенты, главы или имамы, а кто лучше защитит граждан от взяточников и хулиганов - милиция или полиция.
Хотя очевидно, что на Кавказе при любой «крыше» продолжат воровать миллиардами, а людей в погонах россияне будут, как и вчера, бояться пуще бандитов. Ведь в России так заведено, что в ходе любых реформ меняется лишь форма, не касаясь содержания. Верно же сказал кто-то из великих: «За пять лет в России меняется многое, за двести лет - почти ничего».

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой» газеты



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий