Поиск на сайте

 

 

Журналистская среда Ставрополья глубоко поражена морально-этическими пороками, как и все российское общество

 

Как уже писала «Открытая», в Ставропольском госуниверситете недавно прошел «круглый стол» на тему «СМИ и музеи в меняющемся мире». Пригласили на него главных редакторов и журналистов ведущих краевых СМИ, а также студентов и преподавателей журфака СГУ. Первым пунктом в повестке дня значился доклад ректора университета профессора Владимира Шаповалова о музейном направлении работы СГУ. Дискуссий этот вопрос неф вызвал, участники «круглого стола» были едины в своем мнении об огромной общественной важности просветительской работы прославленного вуза.

 

Нужен нам берег турецкий
Не в пример бурно проходило обсуждение второго заявленного вопроса – о моральных ориентирах журналистской профессии в нелегкую пору кризиса. 
Корреспондента «Открытой» поразило, с какой убежденностью в своей правоте некоторые известные журналисты края публично проповедовали морально-этические принципы, которые в советские времена считались бы постыдными, дискредитирующими профессию. 
Особенно неприятным было то, что безо всякой неловкости «мэтры» пера провозглашали их в аудитории, которую заполнили студенты СГУ, – будущие журналисты. Что они вынесут из сомнительных постулатов «старших товарищей»?! 
А началась беседа с того, что собравшиеся на «круглый стол» не без удивления узнали, как недавно делегация краевого отделения Союза журналистов вернулась с турецкого курорта Анталия. Здесь в пятизвездочном отеле проходил международный конгресс «Журналистика и медиарынок: глобальные вызовы и перспективы». 
С какой же целью ехали эти избранные счастливчики на расслабляющее мероприятие в роскошном заграничном отеле, оплаченном влиятельными людьми при больших деньгах?! 
Оказывается, ехали спасать свою угнетенную кризисом родину и теряющие последние остатки независимости СМИ от произвола олигархов и чиновничества. «Мы собрались, чтобы спасти журналистику от политтехнологий, пиара, пропаганды. Мы первыми в мире заявим о том, что так жить нельзя – надо спасать профессию», – провозгласил на открытии конгресса председатель российского Союза журналистов Всеволод Богданов. 
Неудивительно, что о свободе слова г-н Богданов, который пару лет назад главной задачей Союза провозгласил «налаживание взаимовыгодного диалога с властью», рассуждает на теплом берегу Средиземного моря. С заморского курорта проблемы российской журналистики ему лучше видны. 
Похоже, особо не хотели морочиться далекими проблемами далекой отчизны и другие функционеры, разморенные солнцем Анталии. Об этом можно судить хотя бы по декларации, принятой по итогам конгресса. В этом документе – почти ни одного конкретного предложения, лишь вопросы: «Что необходимо сделать для укрепления свободы и независимости СМИ? Как усилить влияние качественной журналистики на формирование общественного мнения? Как сделать правовой статус журналиста достойным сегодняшнего дня? Давайте же совместно найдем ответы на эти вопросы!» Последний призыв – как крик одинокого путника посреди пустыни. 
Не потому ли этот «пляжный» конгресс оставили практически без внимания все авторитетные центральные СМИ, ограничившись лишь дежурными новостными сообщениями. Они не стали критиковать своих полунищих региональных коллег, которых в разгар кризиса «богатые дяди» любезно отвезли понежиться на турецкое взморье.
Показательно и то, что таинственная ставропольская «делегация» по приезду домой не рассказала о «высоких целях» современной российской журналистики ни населению, ни своим собратьям по перу – видимо, гражданский пафос чудесного анталийского мероприятия их не особо пронял.

 

Союз без любви и страсти
Краевое отделение Союза журналистов – точная копия своего старшего собрата. На мой взгляд, никакой продуктивной деятельности здесь не ведется, практически вся работа Союза сводится к принятию петиций и прокламаций. Молодые журналисты, которых в нашем цеху все больше, сюда не спешат – не видят перспектив.
Гордость краевого Союза журналистов – странноватое мероприятие под названием «Бал прессы», который на днях пройдет уже в третий раз. Рядовым журналистам на эту пафосную тусовку вход закрыт – за входной билет надо отвалить тысячу рублей. Как заявляет руководство краевого Союза, эти деньги пойдут на поддержку ветеранов краевой журналистики. 
Суть мероприятия сводится к славословиям высоких чиновных гостей и вручению помпезной премии под названием «Предпочтения ставропольской прессы». Чьи это «предпочтения», какой такой «прессы» – тайна, покрытая мраком. Список награжденных формирует некое самопровозглашенное «жюри», взявшее себе право говорить от имени всего журналистского цеха Ставрополья. И как показывает опыт предыдущих лет, это «жюри» раздает премии людям с явно небезупречным послужным списком. 
Год назад, когда краевой Союз возглавил тогдашний главный редактор «Ставропольской правды» Василий Балдицын, журналисты с надеждой ждали позитивных изменений. В свою очередь, Василий Вячеславович пообещал перестроить организацию по лучшим западным образцам – в некое подобие профсоюза, где местным журналистам будут оказывать качественную юридическую и методическую помощь. А заодно «наладить диалог журналистов с властью». 
Обещание о налаживании диалога с властью Балдицын сдержал, но весьма своеобразно: проник в ее верхний эшелон в качестве важного госчиновника – вице-премьера краевого правительства с неохватным кругом обязанностей от спорта до образования, в числе которых значилась и разработка «Концепции краевой информационной политики». 
Концепция эта должна была достичь главных целей: улучшить имидж Ставрополья в глазах остальной России и укрепить доверие простых ставропольцев к власти. 
Задача, право, заведомо невыполнимая, если заклинания про халву в реальности не сделают слаще жизнь этого самого населения. И столь же ненужная при условии результативной работы бюрократии, которая доверие народа к власти повышает автоматически. 
Да и вообще, где это видано, чтобы высокий чиновник возглавлял журналистский союз, который по определению должен быть независимым от власти, защищая интересы общества – и в первую очередь от произвола самого чиновничества. Верно, такой симбиоз власти и прессы – чисто ставропольское изобретение, которое не сыскать ни в одном другом регионе. 
Да бог с ним, с Союзом журналистов – пусть тешится со своими балами, предпочтениями, платными тусовками – люди-то все видят, понимают и оценивают.

 

Колбаса в обмен на свободу
В условиях экономического кризиса именно СМИ являются одной из самых уязвимых отраслей, ведь читатели охотнее сэкономят на газетах, чем на хлебе, а бизнес – на рекламе, чем на зарплатах работникам. По официальной статистике, с начала года суммарный тираж журналов в стране упал на 30%, газет – на 20%. Как недавно с тревогой сообщила «Российская газета», только за три первых месяца этого года в ЮФО закрылись более 150 газет и журналов. 
Очень непростая экономическая ситуация сложилась и в большинстве ставропольских СМИ, но все они решают свои проблемы поодиночке, властям их проблемы до фени. При этом ответственные за прессу госуправленцы маются, придумывая, чем бы им заняться за немалые оклады. Например, профильный комитет краевой думы вместо решения насущных задач масс-медиа в разгар кризиса вдруг озаботился тем, что у Ставрополья нет собственного гимна, и принялся разрабатывать соответствующий закон. 
Кризис для прессы опасен еще и тем, что у власти возникает желание вконец зажать рот СМИ по принципу «колбаса в обмен на свободу». 
Такой прессинг нарастает и на государственные издания, существующие на бюджетные деньги. Например, на «круглом столе» в СГУ главный редактор официального издания правительства и парламента края «Ставропольская правда» Михаил Цыбулько заявил, что лично он категорически против того, чтобы власть учреждала собственные СМИ, пусть-де находит общий язык с неподотчетными ей изданиями. 
Как ни странно, эту здравую мысль коллеги Цыбулько  участники «круглого стола»  не поддержали: мол, пусть будут газеты и государственные, и оппозиционные, а уж кому верить, читатель выберет сам. 
Мнение присутствовавшего на «круглом столе» представителя «Открытой» было иным: СМИ вообще не должны обслуживать интересы ни «оппозиции», ни чиновничества, оплачивающего деньгами налогоплательщиков существование своих печатных органов. 
Такие издания вообще имеют отдаленное отношение к настоящей журналистике – той, которая призвана служить обществу и быть защитницей гражданских прав. 
Понятием «журналистика» здесь фарисейски прикрывают политическую и бюрократическую пропаганду, которая не служит на благо государства, а прислуживает отдельным привластным кланам. Причем такая подмена происходит исподволь, незаметно, но способами иезуитскими.
Сегодня едва ли не каждое ведомство непременно заводит себе пресс-службу, которая пытается рисовать в СМИ образы своих шефов и хозяев с нимбами над головами. Иные пресс-службы работают не покладая рук, засыпая краевые газеты релизами с сообщениями о каждом шаге своих венценосных руководителей. Ну а журналисты (особенно молодые) и рады стараться – пичкают читателей заведомо тенденциозной информацией из таких пресс-релизов, не утруждая себя ее критическим осмыслением.

 

Щепетильность не в моде
«Круглый стол» в очередной раз продемонстрировал: журналистская корпорация идейно и нравственно разобщена, тяготея к диаметрально противоположным морально-этическим полюсам. К неимоверному стыду за краевое сообщество акул пера, можно констатировать: все меньше журналистов, для которых их профессия – прежде всего высокое служение обществу, гражданский долг. 
Ну а иные (которых большинство) без стеснения навязывают обществу «новую мораль», подразумевающую отсутствие всяких этических принципов ради легкой и быстрой наживы. Наверное, именно благодаря им в английском языке уже появился термин на русский лад «zakazukha», который используется теперь для обозначения продажной журналистики не только в России.
Своими откровениями меня поразила на «круглом столе» секретарь краевого отделения Союза журналистов, обозреватель «Ставропольской правды» Валентина Лезвина. Она долго живописала, как бедно нынче живет пишущая братия, а потому, мол, журналисту, чтобы прокормить себя, не стоит гнушаться любых способов заработка – пробавляться не только коммерческой рекламой, но и заказными материалами. А этот сомнительный постулат подкрепила ссылкой на собственную практику: дескать, по первому зову иду писать любую платную статью, причем кто бы ни позвал, нередко даже не разбираясь в предложенной теме. 
А вот пример, во что это выливается. Четыре года назад Лезвина получила премию «Вопреки», учрежденную одной из федеральных газет, за серию материалов, посвященных трагическим событиям в селе Ивановском Кочубеевского района. 
В ночь на 12 июня 2005 года на сельской дискотеке прибывшие из Ставрополя омоновцы провели «спецоперацию», без причины задержав десятки местных пацанов, причем за эту акцию перед сельчанами никто из милицейских начальников так и не извинился. 
Ставропольская пресса с абсолютным единодушием осудила эту немотивированную, незаконную акцию. С резкой критикой действий правоохранителей публично выступил и Уполномоченный по правам человека в крае Алексей Селюков. И лишь одно-единственное издание («Ставропольская правда») в лице Валентины Лезвиной встало тогда на защиту беспредельщиков в милицейской форме. 
Премия была учреждена в память Ларисы Юдиной – калмыцкой журналистки, которая единственная во всей республике открыто критиковала власти, поощряющие произвол правоохранителей. Поэтому вручение Лезвиной журналистской премии с формулировкой «Открытое единоборство с беззаконием и несправедливостью» вызвало глубокое возмущение ряда правозащитных организаций края. С протестом они обратились к учредителям конкурса: мол, объясните, как все это понимать. Ведь то, что пропагандировала ставропольская акула пера, в корне противоречило сути высокой награды, и по существу было издевательством в отношении памяти ее погибшей коллеги Ларисы Юдиной. 
Москвичи были смущены, разводили руками, пытались понять, кто их подставил. Но, как говорится, поезд уже ушел: отзыв врученной премии (даже во имя торжества истины) – скандал, непозволительный для высокого профессионального конкурса. Что происходило далее, было абсолютно логичным: милицейское ведомство России вручило Валентине Лезвиной премию «За объективность». Убереги нас Бог от подобной «объективности» и наград за нее!

 

Политическая «zakazukhа»
В прозвучавшем на «круглом столе» забойном нравоучении Лезвиной, как надо зарабатывать «бедным журналистам», ее охотно поддержал Александр Емцов, главный редактор «Ставропольских губернских ведомостей», который сам ведет уроки журналистики в СГУ. Он сослался на недавнюю кампанию по выборам краевой думы весной 2007-го. Тогда оппоненты из двух партийных «Россий» вывалили на страницы ряда изданий, в том числе и «Губернских ведомостей», тонны грязного белья. 
Емцов был горд тем, что его газета вовсю печатала политическую заказуху-компромат: мол, и редакция заработала, и дала возможность читателям узнать всю нелицеприятную правду о краевых политиках. Однако, спохватившись, уточнил, что готов публиковать в газете всё, что ни «сольют», но при одном условии – если это правда. Но «правдивость» Емцова часто столь же своеобразна, как та самая «объективность», за которую Лезвину отблагодарили милицейские начальники.
Его «правдивость», по всему, хорошо оплачивается. Вот тому доказательство. Полумиллионным(!) тиражом Емцов однажды выдал заказуху – статью, в которой известный правозащитник, бывший вице-губернатор края Василий Красуля был записан в наймиты западных разведок. Липкий цинизм губернского правдолюбца оттенял тот факт, что Красуля долгие годы был его другом. И вот на тебе – дружил-дружил со «шпионом», и кто-то  открыл ему глаза. 
Журналисты припомнили Емцову публикацию его «Писем к губернатору», на протяжении трех лет регулярно адресуемых Черногорову со страниц «Ведомостей». Цепляясь к каждому промаху, а порой и попросту высасывая поводы для очередного письма из пальца, Емцов в разнузданной манере мазал губернатора гуталином. 
Потом «Письма губернатору» вышли отдельной книгой  и губернский правдолюбец в анкете для краевого музея СМИ назвал ее своим высочайшим профессиональным достижением. Кто-то из коллег едко заметил: губернатор сменился, «Письма» со страниц газеты исчезли, а ведь проблем в крае меньше не стало. Емцов не нашелся, что ответить…

 

Пристанище «гибких спин»
Печально сознавать, но «профессиональные уроки» вышеприведенных акул пера и их последователей, не проходят бесследно для молодой поросли журналистов. Одно время у нас в газете проходила практику студентка старшего курса пятигорского университета, назовем ее Светланой. 
Писала работу на тему типа: «Критика в СМИ как инструмент войны между оппонентами». Сотрудники «Открытой» были изумлены бодрой уверенностью девушки, считавшей, что если в газете появляется больше чем одна критическая статья в адрес какого-то чиновника, то это непременно политическая «zakazukhа». 
Девушка парировала: но ведь так объяснял студентам преподаватель (кстати, редактор одной из пятигорских газет). К счастью, Света оказалась девушкой думающей и способной и за месяц практики сумела убедиться в том, что эта «истина», которую в нее вбивал преподаватель, ложна и порочна. 
Между тем тема продажности журналистов нынче крайне злободневная не только для будущих акул пера, но и для обывателей. Не избегают говорить о ней и сами СМИ, периодически обсуждается она в рейтинговых телевизионных ток-шоу. Только на Ставрополье об этой проблеме лишь шепчутся на кухнях и в кулуарах. 
Как показал «круглый стол», в журналистском цехе такая ядовитая поганка, как коррупция, произрастает на столь благоприятной почве, что уже появились ее садоводы с публичными советами. Видимо, для того, чтобы этому растению было совсем уж безопасно и комфортно, первый зампред краевого комитета по печати Игорь Бабкин предложил вообще не выносить проблемы СМИ на всеобщее обозрение, а обсуждать их в узком кругу. 
Браво! Неужто журналисты - какая-то иная каста, обладающая иммунитетом от критики? Напротив, мера ответственности за их ошибки, на мой взгляд, намного выше, чем в других профессиях, ведь в руках журналистов орудие пострашнее скальпеля или судейского молотка – гласность! 
Поэтому общество обязано знать все, что происходит внутри журналистской корпорации, и только тогда можно надеяться, что российские СМИ будут действительно независимыми, честными, совестливыми, а их первостепенной целью – служение интересам общества и защита гражданских прав и свобод.

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»

 

Игорь01 июля 2009, 15:47

 
 
 
 

Полностью согласен с автором. Журналистика всё больше переходит в новое качество - из благородной профессии в мерзкое ремесло. И ремесленники от студенческой скамьи прогрессируют. Тем более, если есть вышеуказаные наставники с громкими именами. А на кого же ещё равняться, и чьими принципами жить, если САМИ "БОГИ" ОТ ПРЕССЫ! во всеуслышание ПРИЗЫВАЮТ К ЭТОМУ... Спасибо за статью. Хотелось бы верить в светлое, но как-то не получается. Вот.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий