Поиск на сайте

 

 

О потрясающем человеке, пятигорчанке Елизавете Ивановне Яковкиной, - её старинный друг, кисловодчанин Борис Розенфельд

 
Жужжал «Шмель» недолго, но звонко
 
Кавказские Минеральные Воды... Когда-то кареты, омнибусы, фаэтоны со всех уголков России привозили сюда на лечение отдыхающих. Сейчас люди прибывают самолетами, поездами, автобусами. Отгремели юбилейные торжества. Кавминводы живут в третьем столетии. Самое время вспомнить...
...А вспомнить можно многое.
1830 год. Группа офицеров Тенгинского полка пытается привлечь внимание разнеженной на отдыхе «кружевной» публики к тому, что происходит в мире, и издает первый рукописный журнал «Темнолесский шмель». Подписка на журнал была объявлена в лечебный сезон 1831 года и в Пятигорске, и в Кисловодске. Все деньги, полученные от реализации журнала, пойдут в пользу бедных. В журнале обещают печатать интересные повести, хронику местной жизни и, главное, заграничные новости.
Подписка имела огромный успех. Инициаторами и основными авторами были образованные, интеллигентные офицеры кисловодского гарнизона, братья Смагины (земляки Лермонтова, уроженцы Пензенской губернии) и «неблагонадежный» офицер М.М. Назаров, переведенный в Тенгинский полк. В организации журнала принимал участие сосланный на Кавказ композитор А.А. Алябьев.
Это первое на Кавказе издание на русском языке. Оно представляет интерес не только для историков периодической печати, но и для историков Кавминвод.
Летал «шмель» недолго. Об издании узнал начальник гарнизона генерал-лейтенант Мерлини, возненавидел «беззаконную» затею, и после его вмешательства журнал был уничтожен в зародыше. После «Темнолесского шмеля» никаких изданий на Водах не было до середины XIX века.
Первым официальным изданием на курорте следует считать вышедший 18 мая 1863 года по инициативе директора Вод, доктора Семена Афанасьевича Смирнова «Листок для посетителей Кавказских Вод» первоначальным тиражом в триста экземпляров. Постепенно менялся тираж, периодичность, но «Листок» прожил до 14 ноября 1906 года. Информационно «Листки» любопытны, но литературно, бесспорно, слабы...
Газет и журналов за время существования Вод вышло без малого сто наименований, печатались они в Кисловодске, Пятигорске, Железноводске. В них освещалась жизнь курортного региона и Ставрополя. На страницах изданий встречаются достойные имена: Коста Хетагуров, Александр Куприн, Игорь Северянин, Константин Бальмонт...
Не были забыты и местные поэты: В.М. Будрик, Д.И. Бразуль-Брежковский, А.И. Славянский, Н.И. Мазуркевич. Общая редакция была вполне достойной. Но литературный раздел оставлял желать лучшего.
 
Роскошь, на которую нет времени
 
...И все же об одном человеке - служителе прессы - хочется рассказать подробней. В этом году есть повод - 130 лет со дня его рождения. Красивая, очаровательная, умная, волевая, настойчивая в молодости, она до глубокой старости сохранила тот Богом данный шарм, который делает из женщины Женщину. Но значение ее не только в констатации этих, несомненно, привлекательных качеств, но и в том деле, которому она посвятила свою жизнь. И дело это имеет имя - Лермонтов.
...Мне давно хотелось рассказать о моих встречах с Елизаветой Ивановной Яковкиной (1884-1982). Их было не так много, но каждая из них - памятна и дорога.
Кто-то точно подметил: «Воспоминания - роскошь, на которую не хватает времени». Но мой рассказ - это моральный долг перед этим удивительным человеком.
Я повстречал ее в пору моего собственного раннего увлечения краеведением. Она уже была на пенсии, отдав лучшие годы журналистике и руководству музеем «Домик Лермонтова». Директоров музея было много, но именно она проходит красной строкой в этом перечне, возглавляя музей 15 лет. Но каких - с 1937-го по 1951-й!
За это сложнейшее в истории страны время обогатились фонды музея. Были разысканы ценнейшие экспонаты: подлинные вещи поэта, книги, письма. Был создан редчайший фонд библиотеки - это, бесспорно, лучшая «лермонтовиана» в мире и гордость музея в сегодняшние дни, издан «Временник» музея и книги научных сотрудников.
Но главный подвиг Елизаветы Ивановны (без оскорбительных кавычек!) - подвиг ее жизни - это спасение Лермонтовского домика в Пятигорске в страшные годы репрессий, войны и послевоенное время. Очень жаль, что мимо этого факта прошло равнодушное Отечество, никак не отметив труды этого замечательного старателя и бессребреника, каким была Яковкина.
Но сама она оставила - как память о тех временах - свою прекрасную книгу «Последний приют поэта». Книгу, выдержавшую три издания - 1965, 1968 и 1975 годов. И хотя тираж ее издания был немалым - 100 тысяч экземпляров, она разлеталась с прилавков книжных магазинов.
Домик Лермонтова отметил 7 марта торжественный юбилей научной конференцией, открыли постоянно действующую выставку, талантливо созданную заместителем директора музея Татьяной Ивановной Юрченко. Признание в любви прозвучало из уст директора музея Ирины Вячеславовны Сафаровой.
 
«Сама не успела… Но вам помогу»
 
...Мой первый визит на улицу Карла Маркса в Пятигорске к Елизавете Ивановне состоялся в ноябре 1963 года. Мне легко датировать каждую встречу, потому что в память о них остались книги, подписанные Елизаветой Ивановной. Так и в тот день она подарила мне недавно изданную книгу «Замечательные люди на Кавминводах» с дорогим автографом: «С надеждой на совместное сотрудничество».
Тогда еще не было музея музыкальной и театральной культуры, я активно собирал для него материалы, я был только на подступах к осуществлению своей мечты, и советы Елизаветы Ивановны были для меня бесценным подспорьем.
В день нашего первого свидания я был покорен, очарован этой женщиной. Мы сидели за чаем, и она вспоминала «былые дни, былые годы».
Я уже собирался прощаться, как моя замечательная собеседница сказала: «Я недавно получила очень ценный альбом «Постройка Кисловодского Курзала» за 1895 год, изданный в количестве ста экземпляров». 
Я смотрел на этот альбом и будто впервые видел все архитектурные подробности залов, фойе, лестниц, все архитектурные прелести этого шедевра. Потом увидел надпись на альбоме: «В руки дорогой Елизавете Ивановне с глубоким уважением передаю альбом, связанный для меня с памятью об отце, одном из участников постройки Курзала». И подпись: «Е. Редько, 15 февраля 1963 года».
Видя мое ошеломление, Елизавета Ивановна сказала: «Я хочу, чтобы этот альбом стал одним из первых экспонатов нашего будущего музея». И сделала надпись: «Передаю в дар музею музыкальной и театральной культуры на Кавминводах. 2 ноября 1963 года».
Так закончился день первой нашей встречи, а через пару лет альбом с дорогим автографом и благословением Яковкиной занял почетное место в фондах музея...
Я расставался с надеждой, что наши встречи с Елизаветой Ивановной будут частыми, но увы!.. Она болела, годы давали о себе знать, но работоспособность ее была просто феноменальной. Она сидела за письменным столом утром, днем, вечером, ночью.
«Я журналист, и работаю всегда - сколько и когда надо», - говорила она.
В ту пору Елизавета Ивановна завершала редакцию второго издания книги «Последний приют поэта», значит, год был 1968-й.
«Я тут добавила, - говорила она мне, - то, что вспомнилось, что я уточнила, разыскала. Такая наша профессия - «искать и находить». Хотя могу и вам для поисков подарить тему. Она долгие годы интересовала меня: «Пресса Кавминвод». Сама я не успела, а вам могу отдать… Я помогу вам».
 
«Помогите мне свидеться с ней!..»
 
Мой старинный друг, замечательный актер, чтец Иван Николаевич Русинов, зная о моей приверженности к Есенину, порекомендовал мне своего друга и журналиста Николая Константиновича Вержбицкого, который в молодости работал в пятигорской прессе, жил в Тифлисе, и там у него на Каджорской улице останавливался Есенин.
«Примите, приютите его в Кисловодске, - писал мне Русинов, - он приедет с женой и наговорит вам массу интересных подробностей. Уже не так много живых свидетелей жизни Есенина, а он - один из них. Жену его зовут Эдда Семеновна Медведовская, она тоже журналистка, хранитель Вержбицкого. Надеюсь на вашу дружбу, благодарю заранее за заботу...»
Я поселил гостей во дворе, где тогда была моя квартира на улице Кирова, и ...каждый вечер писал «страницы дней минувших». С Вержбицким было приятно бродить по старому Кисловодску, он много вспоминал и рассказывал... Но главной его болью был дореволюционный Пятигорск.
Когда мы выпивали рюмашку доброго вина, он мне тихо - без Эдды Семеновны - рассказывал о своих любовных странствиях.
«Этот брак у меня второй, уже после первой отсидки... - Отсидка - так звучало время, погребенное в заключениях. И сколько же замечательных людей, выдержавших эти испытания, не растеряли своих духовных богатств и талантов, страсти и юмора! - Так вот, ухаживал я тогда здесь, на Водах, за супругой редактора популярной газеты «Пятигорский курьер», она же называлась «Вечер курортов». Издавалась в 1912 году. А ее редактором был Яковкин. Вот его-то супруга и была предметом моих воздыханий - очаровательная, умница, она в газете вела почему-то «судебную хронику»... Если бы она была жива, ей теперь уж было бы много за восемьдесят...»
Тут уж я не выдерживаю, перебиваю Николая Константиновича, и сам, ошарашенный его рассказом, говорю: «Да жива она, слава Богу, здравствует и пишет книги о Лермонтове!..»
Он на минуту онемел: «Неужели жива?! Да что вы говорите… О, я хочу свидеться с ней, помогите же мне!..»
И вот я в Пятигорске. Второй этаж старого дома, в заповедном Лермонтовском квартале.
У Елизаветы Ивановны воспаление тройничного нерва, она нездорова. Разговор начинаю исподволь: «Вы обещали мне помочь с материалами о прессе Кавминвод...» Она показывает юбилейный номер газеты «Вечер курортов», изданный на шелку. Редакторский экземпляр. «Я этот шелк храню как дорогую память...» - говорит.
Я рассматриваю эту реликвию и - по теме! - задаю вопрос: «А знакомо ли вам имя одного кавказского журналиста - Николая Вержбицкого?..»
Пауза. Она будто перемещается в прошлое.
«Я помню. Я знала Колю... Думаю, он погиб в лагерях. Талантливый был человек, хотя выпивоха... Дружил с Куприным, Есениным... Я тоже их видела... Но - только видела, не знала. Поэтому и не рассказала о них в книге, о замечательных людях на Водах... А почему вы, Борис Матвеевич, задали мне этот вопрос?..
Вот тогда я сообщил ей, что Вержбицкий жив, гостит у меня в Кисловодске и очень хочет увидеться с ней.
«Что ж, пусть приезжает».
А через два-три дня пришла открытка от Елизаветы Ивановны: «Уважаемый Борис Матвеевич, я легкомысленно согласилась на встречу, прошу вас, известите меня хотя бы за два дня о времени приезда. Не хочу, чтобы свидетель моей молодости застал меня врасплох... Уж я как-нибудь постараюсь подбодриться, если буду предупреждена о вашем приезде». Автору этих строк в ту пору было 84 года.
 
Золото самой высшей пробы
 
Встреча состоялась. Она была долгой. Я оставил их, ведь это было свидание с молодостью двух немолодых людей...
«Когда за вами заехать?» - обратился я к Вержбицкому.
«Нет уж, увольте! Доберусь сам. Я еще хочу побродить по местам своей «боевой славы…»
Осень стояла теплая, листья соткали ковер необычайной красоты. И была тихая и прозрачная, как осенний воздух, грусть двух сердец...
О подробностях этой встречи Николай Константинович умолчал, а я решил, что домысливать вроде бы ни к чему.
...Сразу после Нового 1974 года я готовил телевизионную передачу, посвященную 90-летию рождения Елизаветы Ивановны. О думке своей я ей не рассказал, просто беседовал, расспрашивал о прошлом... И разве мог я умолчать о мнении самого известного лермонтоведа в стране, главного редактора, вдохновителя первой именной Лермонтовской энциклопедии, профессора Ленинградского университета, моего большого друга Виктора Андрониковича Мануйлова о ней, Елизавете Ивановне Яковкиной: «Это золото самой высшей пробы».
Рассказал о том, как высоко ценили ее и считали за счастье дружить с ней и В.А. Мануйлов, и И.Л. Андронников, и Л.Н. Назарова, и А.П. Пахомов. Обо всем этом и многом другом я и рассказал в телевизионной передаче.
А утром раздается у меня телефонный звонок: «Борис Матвеевич, как это вы на весь край прокричали о моем возрасте? Очень жаль!..»
Я был посрамлен!.. Так ответить могла только великая женщина.
Елизавета Ивановна прожила долгую жизнь. Жизнь, в которую вместилось много горя - она рано овдовела, потеряла двух сыновей, Бориса и Романа, научилась справляться со своим одиночеством. И только в старости нашла свой приют в сердце человека, глубоко уважавшего и любившего ее. Это Вадим Константинович Воробьев.
Он мне признался как-то: «Я люблю ее любовью внука - уважительно, почтительно, преданно. И сейчас стараюсь, чтобы память об этом дивном человеке не угасла... Пусть о ней расскажут те немногие, кто знал ее, помнил и уважал...»
Так хочется, чтобы о Елизавете Ивановне было собрано больше воспоминаний и рассказов. Настало время издать все, ею написанное, - это и монография об архитекторах - итальянцах братьях Бернардацци, свод материалов «Пресса Кавминвод», очень ценная рукопись «Кавказское окружение поэта» - книга о любви к Лермонтову, которым она восхищалась до последнего...
Сейчас нет юбилея, нет круглой даты. Просто память стучит в сердце и требует: «Не забудь рассказать, кто тебе помогал, кто старался, чтобы было лучше и интереснее жить».
Нас роднила любовь к Лермонтову. То ли в ее архиве, то ли в океане записей, которые велись мною, я нашел строки, отражающие, как мне кажется, суть ее жизни:
 
Хватило б сил, любви и вдохновения,
Чтоб память - о поэте на Руси,
О Лермонтове - мальчике и гении
Сквозь дым тысячелетий пронести...
 
Этот факел памяти о Лермонтове Елизавета Ивановна Яковкина подняла высоко и гордо. Ей хватило и сил, и любви, и вдохновения, чтобы начать этот путь. Тот, кто прочитал эту статью, может быть, задался вопросом: «А кто она такая?..» Кто найдет ответ на него, непременно будет пленен судьбой Женщины, которая на литературном небосклоне Кавминвод и сейчас светит яркой, неповторимой звездой.
 
Борис РОЗЕНФЕЛЬД,
искусствовед
Кисловодск  
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Ольга (не проверено)
Аватар пользователя Ольга

Удивительная статья! Читаешь ее и наслаждаешься прекрасным русским языком! И забываешь про удушающее ЖКХ, разбитый Кисловодск. Купаешься в чужой любви и почитании.Не думала, что еще меня может что-либо удивить и даже восхитить, отвлечь хоть на минутку от беспросветного сегодняшнего бытия. Спасибо вам за эту статью и вообще без вас (газеты) было бы душно и отвратно. С глубоким уважением,Ольга М.

Мария (не проверено)
Аватар пользователя Мария

Благодарю автора за эту статью, очень и очень искреннюю!Я набрела на этот сайт,т.к.являюсь вдвой
правнука Елизаветы Ивановны, Андрея Яковкина

Добавить комментарий