Поиск на сайте

Снять с молодых невинномысцев обвинение в тяжком преступлении, которого они не совершали, помогла «Открытая» газета

 
Расследование велось тупо, непрофессионально
 

Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях…

Это азы российской Конституции и УПК РФ, о которых ряд невинномысских правоохранителей в лице оперативных работников и следователей ничего не слышали. И слава богу, что Невинномысский городской суд под председательством судьи Виолетты Вознесенской скрупулезно исследовал все доказательства по уголовному делу с опорой на вышеуказанные положения закона, пусть запоздало, но исправил-таки тяжелейшую ошибку, не позволил окончательно поломать судьбы молодых людей.

Историю двух невинномысцев, Рената Уразгильдеева, 29 лет, отца двоих малолетних детей, и Сергея Подвигина, 28 лет, попавших в разработку правоохранительных органов, мы рассказывали на страницах «Открытой» в публикациях «Преступников искали от «фонаря» (№4 от 5 февраля 2014 года) и «Доводы от балды - сроки конкретные» (№10 от 19 марта 2014 года).

Напомним, что в апреле 2013 года ребят под предлогом допроса свидетелей по вымышленному делу о краже обманом заманили в отдел МВД по городу Невинномысску, откуда они, пройдя через изолятор временного содержания и следственный изолятор, вышли лишь в марте этого года.

Уразгильдеева и Подвигина обвинили в том, что они в ночь на 3 марта 2013 года на центральной аллее бульвара Мира в Невинномысске в состоянии алкогольного опьянения умышлено избили Александра Клейна, который спустя неделю скончался в больнице. Преступление квалифицировано по ч. 4 ст. 111 УК РФ, предусматривающей до 15 лет лишения свободы. Кроме того, парней обвинили в причинении телесных повреждений товарищу Клейна - Сергею Шевцову (п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ; до двух лет лишения свободы).

С самого начала расследование дела велось тупо, непрофессионально. Зарегистрировав сообщение о том, что два человека лежат на бульваре Мира в самом центре города(!) со следами крови и насилия, дежурный по ОМВД выезда на место происшествия не организовал. Участковый осмотрел место происшествия только утром следующего дня, да и то… в другом квартале города! Что осматривал участковый, никому не ведомо, однако расследование полгода велось в привязке к этому ложному месту.

В общем-то и расследованием это назвать нельзя. Даже одежда Клейна, имевшая явные следы преступления, не была изъята. А самого его, находившегося в коме, потерпевшим в процессуальном смысле признали только после смерти, да и то не сразу.

На раскрытие особо тяжкого преступления запоздало бросили начальника уголовного розыска Р. Безроднова и старшего оперуполномоченного А. Гнелица. Они затем и стали главными «свидетелями» обвинения, а с ними и потерпевший Шевцов, который сам находился под подозрением в избиении Клейна, так что освободиться от этих подозрений любым способом было в его интересах.

В одиннадцати томах уголовного дела содержатся невероятные метаморфозы показаний Шевцова от утверждения «опознать кого-либо - не уверен» до «опознаю с уверенностью». Начальник отдела полиции пишет следователю, что Шевцов словесный портрет одного из подозреваемых составить не может, а в суде Шевцов заявляет, что в составленный им словесный портрет он включил собирательный образ разных подозреваемых!

 
 
Опознал по лицу, телосложению, образу
 

Но вернемся к обстоятельствам, сыгравшим зловещую роль в двухлетнем заточении Подвигина и Уразгильдеева. Оперативники «забыли», что основаниями для задержания свыше трех часов без составления протокола является следующее: если лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; если потерпевший или очевидцы укажут на данное лицо; если на подозреваемом или его одежде имеются следы преступлений. Ни одно из этих оснований для задержания парней на 14 часов без составления протокола не подходило.

Уразгильдеева и Подвигина незаконно задержали не потому, что на них указал Шевцов, а наоборот, Шевцову предъявили уже по факту задержанных, то есть поставили телегу впереди лошади. И тот их «опознал» - не враг же он себе, надо было как-то снимать с себя подозрения. Кроме того, Шевцов признал, что еще до опознания - в нарушение закона - оперативники показали ему видеозаписи, на которых Уразгильдеев и Подвигин находились в кафе. И задержанные, и Шевцов находились в одно и то же время в отделе МВД и видели друг друга. Видел обвиняемых Шевцов и в тот момент, когда их в наручниках заводили в следственный комитет.

Короче, составить потрет «преступников» Шевцову не составляло никакого труда. Он и составил его, вплоть до таких примет, как форма носа и ямка на подбородке. 

Только вот почему следователей не смутило, что предварительно допрошенный Шевцов сначала отрицал саму возможность опознания нападавших на него с Клейном? Почему проигнорировали первоначальное утверждение Шевцова о том, что напали на них «два рыжих здоровых украинца»?

А как понимать заявление Шевцова, записанное следователем в протоколе опознания: «Опознаю по лицу, телосложению, образу»?!

Вот те на! Горе тому, кто имеет такие приметы, как «лицо и телосложение»! «Твой образ чудится невольно среди знакомых пошлых лиц…» Поэзия, за которую светит до 15 лет лишения свободы. А ты, читатель, имеешь «лицо и телосложение»? Берегись, а не то с такими явными приметами можешь загреметь в места не столь отдаленные.

Однако все эти «мелочи» ни сменяющихся следователей - их было пять, ни прокуроров, подмахнувших обвинительное заключение, ничуть не заинтересовали. Отрапортовав о задержании мнимых преступников, поиск настоящих в полиции был прекращен. А на сердце матери А. Клейна появился еще один неизгладимый рубец - от непрофессионализма правоохранителей. Избави бог нас от таких спецов, усердно работающих на утверждение принципа «закон - что дышло…».

 
Преступников до сих пор не нашли
 

Апелляционным определением краевого суда в июне прошлого года обвинительный приговор в отношении Уразгильдеева и Подвигина был отменен по ряду серьезнейших оснований: конкретное время, место, мотивы и цели преступления не установлены. Дело вернули прокурору для устранения нарушений закона, который дважды возвращал дело в следственный комитет на допрасследование, в очередной раз показавшее несостоятельность обвинения. Однако дело снова спихнули в суд!

И только через девять месяцев после отмены приговора Невинномысский городской суд под председательством Виолетты Вознесенской, тщательно проверив и оценив все доказательства, в трехмесячном процессе оправдал подсудимых за непричастностью к преступлению, признав за ними право на реабилитацию.

Да, преступники до сих пор не найдены, а из жизни невиновных парней вычеркнуты два года - эти обстоятельства требуют очень серьезного разбирательства и осмысления. Но в этой истории есть и другая сторона.

Однако в газетной статье невозможно проанализировать ту огромную работу, которую проделал суд. Но для всех нас важно то, что оправдательный приговор в отношении Подвигина и Уразгильдеева является актом защиты государством своих граждан от огульного обвинения, защиты их прав, свободы и достоинства.

С приходом на должность председателя краевого суда Евгения Кузина возросли требования к качеству материалов предварительного расследования, а также к соблюдению процессуальных норм при рассмотрении уголовных дел в судах. Повышается сама культура ведения таких процессов (чего, к сожалению, не скажешь пока о гражданском судопроизводстве). Мне как адвокату с огромной практикой это хорошо видно. Только за последние два месяца федеральный судья Виолетта Вознесенская вынесла три(!) оправдательных приговора.

Ответственное отношение к праву и закону сегодня как никогда востребовано обществом. Чем выше доверие людей к конкретному представителю власти, будь то дознаватель, следователь или судья, тем прочнее устои государства. Казалось бы, прописные истины, но до государевых мужей доходят они окольным путем.

 
Виталий СОРОКОВЫХ,
почётный адвокат России
Невинномысск


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий