Поиск на сайте

 

 

Павел Кюльбяков, побывавший на личном приеме у руководителя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, объявлен в розыск. Кем объявлен, на каком основании?

 

В сентябре прошлого года наша газета опубликовала интервью с Павлом Кюльбяковым, который рассказал корреспонденту «Открытой», с какими проблемами он ездил на личный прием к руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину («Я встретился с Бастрыкиным. Он был возмущен», №34 от 29 августа 2012 г.; «Кого отправят в Нижний Тагил?», №35 от 5 сентября 2012 г.). Оптимисты думали, что приедет комиссия из Москвы и беспристрастно все проверит. А вышло вот как.
Первым на публикацию отреагировал председатель Предгорного райсуда Владимир Железняков, подавший заявление о клевете в местный следственный отдел. Когда по клевете возбудить уголовное дело не получилось, в отношении Павла Кюльбякова возбудили уголовное дело по статье «Ложный донос», взяли подписку о невыезде.
А после того, как 22 апреля 2013 года Павел Кюльбяков на несколько мгновений появился в программе Андрея Караулова «Момент истины», прокомментировав ситуацию с коррупцией в Предгорном районе, его объявили в розыск.
Мне позвонили читатели из Предгорного района, сообщили, что в районном суде, прямо у входа на стекле кабинки судебных приставов, висит «портрет» Павла Кюльбякова под заголовком «Внимание: розыск!».
Отправляюсь туда, чтобы убедиться в этом собственными глазами. Так и есть, висит фото (снимок тот же, что и на его страничке на сайте социальных модераторов). Разыскивается по ч. 1 ст. 306 Уголовного кодекса «Заведомо ложный донос».
Быстренько фотографирую. Блики от стекла, изображение в полоску от оконных жалюзи. Хочу переснять еще разок. Но тут выбегает пристав: «Снимать здесь запрещено!» Указывает на висящий чуть выше кюльбяковского портрета лист, в котором сообщается, что здесь снимает установленная видеокамера, но гражданам в здании суда снимать запрещено.
Вопросов много: ведь предбанник – это еще не здание суда, а потом – снимать не здание, а фото находящегося в розыске, и на каком основании запретили, документик, пожалуйста…
Прошу, коль в здании фотографировать не разрешают, снять со стекла прилепленный скотчем портрет, чтобы выйти и сфотографировать его на крылечке, там и с освещением получше. Но и этого, оказывается, нельзя сделать. Почему? – указание председателя райсуда.
Не понимаю, объявляют человека в розыск, а этого человека буквально на днях показывали по телевизору… Неужто я не могу сфотографировать и отправить портрет с надписью «Внимание: розыск!» на телевидение, Андрею Караулову! Может быть, он знает, где искать Павла Кюльбякова?
Нет, оказывается, и этого нельзя сделать. Моя вторая журналистская попытка исполнить свой гражданский и профессиональный долг была пресечена судебным приставом (номер служебного жетона ОП-04098).
Он резво выскочил из своей служебной кабинки и, представьте себе, закрыл руками объявление о розыске Павла Кюльбякова! То есть судебный пристав препятствует не только работе журналиста, но и полиции и следователей, разыскивающих «потенциального преступника»!
По соседству со зданием суда находится в Предгорном районе и отдел МВД, а рядом с ним щит «Их разыскивает полиция».
Удивительное дело, но портрета Павла Кюльбякова на том стенде нет. Стало быть, полиция его не разыскивает? А кто же тогда разыскивает? Предгорный районный суд? По устному указанию председателя, о котором Кюльбяков высказался нелестно на приеме у Бастрыкина?
Дабы разобраться в этой правовой коллизии, звоню домой Павлу Кюльбякову. Берет трубку его родной брат Георгий и разъясняет: «Последним документом, который вручили Павлу следователи, было постановление о проведении принудительного психиатрического обследования. Не понимаю, для чего это было сделано? Ведь совсем свежая медицинская справка о его психическом здоровье лежит в документах дела.
Он сходил к врачам сам, когда следователь только заговорил о возможной психиатрической экспертизе. 10 апреля он должен был явиться в Ставрополь для ее прохождения. Но накануне в половине седьмого к нам в дом ворвалась группа полицейских. Приехали на двух машинах во главе с начальником районного уголовного розыска Шубой. Павла дома не было. После такой охоты на него Павел, естественно, в Ставрополь не поехал, а поехал на передачу «Момент истины» к Караулову».

 

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий