Поиск на сайте

 

Будет ли создана на Ставрополье градостроительная вертикаль?

 
«Открытая» продолжает знакомить своих читателей с новыми членами управленческой команды врио губернатора Владимира Владимирова. Первым нашим собеседником был министр дорожного хозяйства и транспорта Игорь Васильев (кстати, антигерой многих критических публикаций «Открытой»).
В двух интервью (см. «Пробки откупорят миллиардами» в №2 от 22 января с.г. и «С ветерком, но безопасно» в №3 от 29 января с.г.) Васильев честно ответил на острые вопросы нашего издания. А вопросов накопилось немало, ведь состояние дорог и общественного транспорта на Ставрополье, бесспорно, вызывает самую жгучую аллергию у населения края.
Но еще больше проблем в сфере градостроительства и землепользования. Новости – почти как с фронта: люди выходят на митинги и пикеты, активисты пишут жалобы и генпрокурору, и президенту... И градус напряжения не снижается.
Такая же ситуация везде в стране. По сути, в России идет вторая волна криминальной приватизации. После того как в 1990-е олигархи расхватали все куски вчерашней социалистической собственности (заводы, фабрики, нефтепромыслы, дороги), единственный актив, который остался не поделен, – это земля.
И вот сейчас, когда олигархи вдоволь «наелись» нефти и газа, они принялись «распиливать» землю. На селе  это преднамеренные банкротства сельхозпредприятий, рейдерские атаки, убийства председателей совхозов, в городах – точечная застройка. Проблема уже приобрела политический характер.
В начале марта участники градозащитных движений из 32 городов страны приехали в Москву на первый съезд: они обещали создать общероссийский координационный совет, а также общую базу данных «черных» застройщиков.
А что власти Ставрополья делают, чтобы остановить криминальную приватизацию земли? С какими планами в сфере градостроительства Ставрополье начало 2014 год, а с ним, видимо, и новую пятилетку под руководством Владимира Владимирова?
На эти вопросы «Открытой» отвечает новый краевой министр строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Юрий КОРНЕТ.
 
– Юрий Алексеевич, в декабре прошлого года врио губернатора обещал создать в крае «архитектурную» вертикаль, передав всех муниципальных архитекторов Ставрополья в оперативное подчинение главному архитектору региона. Далеко ли вы продвинулись по этому пути?
– Во время беседы губернатора с главными архитекторами муниципалитетов он такое предположение озвучил, и многие поняли его буквально, что вводится прямое подчинение работников архитектуры на местах главному архитектору края.
Нет, этого не будет. Прямое подчинение предполагает прием на работу и увольнение по инициативе главного архитектора. Значит, полномочия, переданные по 131-му закону муниципалитетам, они утрачивают вместе с частью градостроительной документации. При этом весь персонал архслужб муниципалитетов должен перейти на краевой уровень с передачей финансирования. Но это нельзя сделать по ряду причин, в том числе по Бюджетному кодексу.
– Значит, обещанная «вертикаль» не появится?
– Вплоть до 2008 года (вступления в силу Градостроительного кодекса РФ) девелоперы были обязаны согласовывать проекты в органах архитектуры. А согласно кодексу требовать согласования проектной документации не допускается. Из этого вытекает, что выдача разрешений на строительство, контроль за строительством и приемка объекта осуществляются без участия главного архитектора муниципального образования. Хотя чиновники продолжили контролировать архитектурный облик объектов, но уже неофициально: советы ведомства носили «рекомендательный характер».
Мы предложили ряд мер, регламент которых возможно прописать в утверждаемой части «Правил землепользования и застройки» муниципальных образований. Сразу оговорюсь: эти меры носят лишь рекомендательный характер для органов представительной власти.
Мы предлагаем, чтобы, во-первых, архитектурный проект обязательно согласовывался с главным архитектором. Во-вторых, чтобы девелопер получал заключение градостроительного совета на объекты, выходящие на «красные линии» главных улиц, дорог и т.д.
– В любом случае, вы вряд ли вернете архитекторам всю палитру тех функций, которые были им присущи до принятия Градостроительного кодекса РФ.
– Да, до принятия Градостроительного кодекса главный архитектор принимал самое непосредственное участие в реализации своего собственного проекта. А сейчас законодательство выстроено так, что сделан уклон в земельные отношения: администрация выделяет землю и почти не следит за тем, что происходит далее.
– Главный архитектор – это больше чиновник, а не творческая единица, о чем говорил и сам Владимир Владимиров. Так что же они смогут контролировать?
– Мы должны исходить из тех ограничений, которыми сегодня могут оперировать муниципалитеты. Во-первых, это так называемые «красные линии», которые должны быть в каждом городском округе и поселении: это те границы земельных участков, где есть ограничения по строительству. И за пределами линий строиться ничего не должно.
А что мы видели до недавних пор? На улице Доваторцев в Ставрополе условные линии были перед домами, но поскольку они не были прописаны в градостроительной документации, их массово застраивали. И строили совершенно нелепые строения, которые не отличались ни архитектурным изяществом, ни целесообразностью. Сплошные офисы и магазины.
С другой стороны, в муниципалитетах есть «Правила землепользования и застройки». Ими можно устранить проблему, которая появилась с введением нового Градостроительного кодекса, предоставившего большую самостоятельность муниципалитетам при формировании архитектурного облика. Ведь в эти правила вы можете вписать любые ограничения, советы, требования в сфере градостроительства.
– Опыт и Ставрополя, и городов Кавминвод демонстрирует, что «Правила землепользования и застройки» – это не догма. Через публичные слушания в них можно изменить всё что угодно: и целевое назначение любого участка, и предельную этажность объекта.
– Нужно помнить, что публичные слушания – это не голосование: быть конкретному объекту или не быть. Там всего лишь высказывают мнение, нравится мне желтый или красный фасад, а администрация может принять это мнение во внимание или не принять. Слушания нужны, чтобы администрация могла узнать мнение населения. Но чтобы это мероприятие не превращать в «колхоз», в нем обязательно принимает участие и прокуратура, которая может сказать, законны ли требования слушаний.
Взять совершенно недавний случай о слушаниях по изменению зоны застройки в 526-м квартале Ставрополя. Краевое управление капитального строительства просило повысить разрешенную этажность с 9 до 14 этажей. Мы построили бы здесь несколько высоток, тем самым освободив площадь самой застройки, между зданиями появились бы прогулочная и парковая зоны.
Прошли публичные слушания, были высказаны разные мнения. Но прокуратура города, увидев, как проходят слушания, выразила предостережение главе администрации Ставрополя о недопустимости изменения этажности. Потому что, по ее мнению, была нарушена процедура. Значит, чтобы заселить 100 тысяч кв.м, предусмотренных по проекту, нужно домов построить в полтора раза больше, пропорционально уменьшив площади зон отдыха.
– Сейчас даже «Народный фронт» озаботился изменениями в Градостроительном кодексе, чтобы ужесточить процедуру проведения публичных слушаний.
– И правильно. Мы видим, что эту процедуру просто извратили. И сталкиваемся сегодня с двумя крайностями. Либо огромная инерция нашего населения, когда на слушания приходит один-два человека. Либо нулевая инерция, когда какое-то ангажированное лицо, заинтересованное в принятии «интересного» для него решения, приводит на слушания десятки своих сторонников.
Всё это говорит о том, что мы неправильно организуем людей. Надо широко приглашать на слушания, громко говорить о том, что там будет обсуждаться, звать специалистов, экспертов.
Вот это мы и хотим предложить губернатору. В крае будут повышаться требования к организации самих публичных слушаний. Мы будем ориентировать муниципалитеты, чтобы они жестче, принципиальнее следили за соблюдением «Правил землепользования и застройки» и других ограничений. Любое нарушение «красной линии» – тут же обращение в прокуратуру, а она будет принимать меры прокурорского реагирования.
– Юрий Алексеевич, вы предлагаете возродить в министерстве экспертный совет, объединяющий специалистов в сфере градостроительства. В чем будет его функция: согласовывать документацию для муниципалитетов?
– Согласно Градостроительному кодексу, в каждом муниципалитете должен быть градостроительный совет – своего рода «передатчик» между общественностью, представительной властью и архитектурной службой. В любых публичных слушаниях обязательно должен участвовать эксперт градсовета.
Но таких советов в крае нигде нет. Мы поставили задачу их возродить, чтобы и в краевой совет входили представители муниципальных градсоветов. А те поселения, которые не имеют собственных архитекторов, могут делегировать право решения по архитектурным вопросам краевому градсовету, который мы создаем.
– Вернемся к проблеме публичных слушаний. Недавно в Ставрополе состоялось такое мероприятие, которое иначе как фарсом не назовешь. За полчаса «проштамповали» разрешение на застройку 18-этажками нескольких участков в городе. Например, «ЮгСтройИнвест» хочет строить новый микрорайон на улице Рогожникова. Но это коллапс для города - и транспортный, и коммунальный...
– По поводу коммунального коллапса мы еще не знаем: в городе есть определенный резерв мощностей, хотя они и расположены в другой части Ставрополя. По поводу транспорта. Через три-четыре месяца мы принимаем концепцию развития транспортной сети в Ставрополе. Застройщиком должны быть проведены геологические изыскания (обеспечены ли здания сейсмостойкостью). Должны быть техусловия на подключение к коммуникациям, предусмотрены социальные объекты. И вот когда все это будет, администрация и сможет квалифицированно принимать решение, нужно ли разрешать строить эти 18-этажки в рамках градостроительного плана или нет.
– У всех на слуху пример микрорайона «Гармония» в Михайловске, который построили, даже не спросив у муниципалитета. Вы вместе с Владимиром Владимировым выезжали на стройплощадку еще в ноябре. И с тех пор вопрос, кажется, с мертвой точки не сдвинулся.
– Стройка остановлена до тех пор, пока застройщик не приведет там все в соответствие с законом. Да, часть «Гармонии» уже построена, хотя и без разрешения на строительство. Но застройщиком уже получены техусловия на воду, которые затем были отозваны. Эти условия были внимательно изучены. Сейчас город обеспечивается 11,5 тысячи кубов воды в сутки, на самом деле он потребляет 7,5 тысячи кубов. Мало того, в Михайловске есть резерв в виде 30% потери в сетях. То есть в результате строительства первой очереди «Гармонии» город не будет парализован.
– Бывший мэр Михайловска Наталья Полякова, которая сражалась с застройщиком «Третьим Римом», говорила прямо обратное...
– Это, скажем так, слишком эмоциональная реакция, не подкрепленная цифрами и фактами. С застройщиком мы договорились, что свой проект он разделяет на два этапа. Первый – это то, что уже фактически построено, имеет положительное заключение госэкспертизы, техусловия,  проблема лишь в отсутствии разрешения на строительство, которое не хотел выдавать город.
Суд по этому вопросу застройщик выиграл, однако другой суд приостановил решение первого суда, обязывающего администрацию выдать застройщику разрешение на строительство.
– А дольщики в «Гармонии» уже появились, как говорил губернатор?
– Он не говорил о дольщиках, а лишь предостерегал от их появления. Их реально нет. Только когда застройщик получает разрешение на строительство, он имеет право опубликовать проектную декларацию и лишь после этого привлекать средства дольщиков.
Но это, как я говорил, только первая очередь «Гармонии». А есть большая часть участка, которая не застроена. На нее еще нет даже разработанной проектной документации, она не прошла публичные слушания с предложениями, что именно там будет строиться. И никаких разрешений на этот участок не будет получено, пока застройщик не решит вопрос с инвестпрограммой развития всего микрорайона.
– Речь о строительстве нового водовода от Сенгилеевского озера до Михайловска?
– О новом водоводе речи нет. Сегодня нет никакой необходимости тянуть ветку до Михайловска, это была лишь одна из идей. А инвестпрограмма уже работает сейчас: Ставрополь тянет резервный водовод по улице Кулакова в рамках реконструкции автодороги. Здесь будет две нитки диаметром 800 мм, которые снимают определенную часть нагрузки на сети.
Когда в край приезжал министр регионального развития Игорь Слюняев, он поддержал нас в вопросе финансирования строительства новой системы водоподачи в Ставрополь, а автоматически и в Михайловск. У нас уже есть проектно-сметная документация, которая прошла госэкспертизу, она представлена в Минрегион России. Там два проекта – строительство нитки от озера до гидроколонны и от гидроколонны до очистных сооружений Ставрополя. Вместе это стоит около 3 млрд. рублей.
– Эта стройка может войти в ФЦП «Юг России», в которой Ставрополье оказалось впервые за много лет. А что бы вы еще планировали включить в эту программу?
– Один проект – это строительство водовода от очистных сооружений Кубанского районного водопровода до головной насосной станции в Пятигорске. Второй – это междугородный канализационный коллектор от Кисловодска до очистных сооружений в Пятигорске.
Сегодня все канализационные стоки из Кисловодска и Ессентуков идут в одну ветку, что недопустимо. Работы, как вы знаете, ведутся уже лет пятнадцать. Мы спроектировали трассу от Кисловодска до Пятигорска, на ней уже много чего построено с тех пор. Сейчас мы достроили нитку до Ессентуков, и остался участок длиной буквально 2,5 км, но самый тяжелый.
Окончание работ по прокладке этой ветки обойдется нам около полумиллиарда. А вместе с реконструкцией очистных сооружений это еще около 7 млрд. Уже до конца года мы доделаем участок до Пятигорска, чтобы ввести в строй станцию, которая даст нам возможности «переключаться» между двумя коллекторами. На эти цели направим около 300 миллионов, в том числе и краевых средств.
– В рамках ФЦП «Юг России» только в Ставрополе должны быть построены три школы на 2750 мест и поликлиника. Недавно, после принятия поправок в краевой бюджет, Ставрополье смогло дополнительно выделить на эти цели более 40 млн. рублей, чтобы быстрее начать строительство. Значит, и сдадим объекты раньше?
– Нет, вряд ли. Эти проекты вошли в состав первого этапа целевой программы до 2016 года, сроки их сдачи утверждены. И в условиях напряженности федерального и краевого бюджета вряд ли мы можем рассчитывать до 2016 года на включение в ФЦП новых объектов, как бы этого мы ни хотели.
– В прошлом году край получил 1,6 млрд. рублей на строительство детсадов. Но осваивать эту сумму мы так и не начали. Скандал был громкий. Объясните, почему мы не смогли вовремя потратить деньги?
– Эти 1,7 миллиарда уже вернулись в краевой бюджет, и перспективы такие, что до конца года мы построим все запланированные садики, а их 14, в следующем – еще четыре. Также мы уже провели конкурсные процедуры, и в следующем году сможем приступить к строительству еще 34 садиков тоже по федеральной программе.
Почему в прошлом году возникла задержка. Это чисто технический момент. Когда мы разработали проектно-сметную документацию, то вышла федеральная норма, что деньги могут тратиться только на объекты, прошедшие федеральную экспертизу сметной стоимости. У нас такой экспертизы не было, и мы стали размещать проекты в Ростове, в управлении Главгосэкспертизы, которое обслуживало ЮФО и СКФО.
Загрузка там была огромная: Ростовская область, республики Северного Кавказа и все инфраструктурные объекты Сочи. И мы просто не успели. Врио губернатора на коллегии Минрегиона уже поднял вопрос о том, чтобы управление Главгосэкспертизы по СКФО было создано в Ставрополе. За подписью глав всех субъектов округа мы уже направили письмо на имя Дмитрия Медведева.
Думаю, будет принято положительное решение о создании управления Главгосэкспертизы в крае, что позволит в несколько раз сократить сроки рассмотрения документов.
 
Беседовал
Антон ЧАБЛИН
Голос за!

Голоса: -7

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий