Поиск на сайте

 

За конфликтом между пенсионером и коммерческой компанией кавминводская пресса следит уже почти год. Тянется же эта история ни много ни мало 10 лет. Администрация Кисловодска, в корыстных целях несколько раз продававшая земельные участки, оказалась тогда должна небольшой фирме «Айгуф» сумму, во много раз превышавшую годовой бюджет города. Чтобы избавиться от долгов, администрация выделяла этой фирме городское имущество, которому на тот момент не хватало должного пригляда.
Так «Айгуф» стал крупнейшим собственником в городе Кисловодске. В числе прочего в постоянное и бессрочное пользование фирмы перешли земельный участок по улице Велинградской, 15 и 17 и магазин в жилом доме по улице Велинградской, 19.
На земельных участках «Айгуф» давно выстроил презентабельные коттеджи. Шикарные квартиры в коттеджах предназначены для людей с шикарным достатком и не менее шикарными автомобилями. Только вот гаражи для них вовремя не предусмотрели. Тогда-то в «Айгуфе» вспомнили, что им принадлежит доля в земельном участке соседнего 19-го дома, в котором располагается их магазин.
Однажды жильцы дома №19 увидели расклеенные во дворе листовки, в которых их обвиняли в самовольном захвате территории и предлагали срочно убрать расположенные там постройки и клумбы, срубить все фруктовые деревья.
Проживающие в доме пенсионеры получили жилье еще в начале 1950-х годов. Тогда же местная власть выстроила для них подсобные помещения во дворе дома. Вот на эти-то постройки и позарился «Айгуф».
Пока опешившие люди пытались выяснить, на каком основании их двор в одночасье стал соседским, приехала специальная техника, рабочие вырубили садик с фруктовыми деревьями и снесли  строения, возведенные более полувека назад. А ведь эти постройки уже имели своих собственников!
Все жильцы дома № 19 – пожилые люди, средний возраст которых 75 лет. Есть среди них и участник Великой Отечественной, две семьи репрессированных, почти все – ветераны труда. Несмотря на преклонный возраст, в своем решении были единодушны -  без боя двор не сдадим! Сараи эти получали вместе с квартирами, прав на них, как считали пенсионеры, у них гораздо больше, чем у «Айгуфа».
 Татьяне Васильевне Бабич всего 60 лет. Она еще работает. Так получилось, что  в судах представлять интересы стариков пришлось именно ей - в правовых вопросах Татьяна Васильевна более грамотна. А ветераны выступали в суде как третьи лица – оформлять доверенности от каждого дороговато для ветеранских пенсий.
Помочь пенсионерам вызвались местные журналисты. Меньше чем за год было опубликовано пять статей, героями которых стали жители воюющего двора. Но широкая огласка не помогла решить проблему. 
Куда только пенсионеры ни обращались – в администрацию города, прокуратуру, ГОВД, – никто не желал заниматься их бедой. Судьи знакомиться с представленными Бабич документами не хотели, ветеранов на судебных заседаниях ни во что не ставили.
На одно из судебных заседаний, уже зная, как разговаривает судья В. Коротыч с ее стариками, Татьяна Васильевна пришла с диктофоном. Диктофон не прятала, думала обяжет судью вести себя с пожилыми людьми корректнее. Не помогло. И в иске отказали.
Те, кто по долгу службы должен был вмешаться и помочь, предпочли отмолчаться. Один из жильцов дома, инвалид ВОВ 2-й группы, председатель городской общественной организации инвалидов войн и вооруженных сил Григорий Герасимович Кириенко от имени жильцов написал письмо президенту.
«Как инвалид Великой Отечественной войны, - написал Кириенко, - я получил от вас в подарок легковой автомобиль, за что вам низкий поклон. Планировал переоборудовать свой сарай в гараж, площадь позволяла. Да не вышло…»
Так получилось, что письмо легло на стол к Дмитрию Медведеву как раз накануне  Дня Победы. К письму был приложен диск с диктофонной записью  судебного заседания.
И, вы знаете, помогло. Президент наложил строгую резолюцию на имя генерального прокурора Ю. Чайки: «Разберитесь с обращением Г.Г. Кириенко. Неуважительное обращение к людям недопустимо».
После такой визы президента дело сдвинулось с мертвой точки и сегодня уже не кажется пенсионерам безнадежным. По распоряжению Генпрокуратуры была сформирована комиссия, чтобы разобраться в конфликте стариков с «Айгуфом». И в городской, и в краевой прокуратуре теперь с большим вниманием изучают факты, изложенные в письме ветерана Григория Кириенко.
А судья  А. Сотников, который рассматривает теперь иск городской прокуратуры в защиту интересов жильцов дома №19, предельно вежлив и в перерывах любопытствует, что же там такого написал президенту Григорий Герасимович?
Да и в краевом суде, где недавно рассматривали кассационную жалобу просителей, отнеслись к делу внимательнее, отправили его на новое рассмотрение.
Теперь и ветераны оживились, радуются, что Дмитрий Анатольевич смог им уважение к власти вернуть.
После письма президента в срочном порядке домоуправление восстановило разрушенные ворота и забор. На новой клумбе уже высадили маленькую липу.
Проблему эту, заметьте, пенсионеры от широкой общественности не скрывали, а напротив, обращались во все местные средства массовой информации. Но вот только те люди, которые стоят на страже закона, на беззаконие внимания не обратили и в первое время даже отмахивались от престарелых просителей. 
Неужели, чтобы заставить бюрократическую машину поворачиваться, кнопочку  нажимать должен сам президент? Неужели это единственный способ вернуть утерянный авторитет власти? После таких случаев только укрепляется у людей вера в «царя-батюшку». Не зарастает народная тропа к дому №19 по Велинградской улице.
-  Только в воскресенье приходили пятеро кисловодчан, все с документами, и у каждого аналогичная ситуация, - рассказывает Татьяна Бабич.
Жильцы воюющего двора никому не отказывают, всем помогают советом да добрым словом. Даже подумывают общественную организацию создать по защите своих прав. Кто-то из пришедших даже  название предложил - «Ворошиловские стрелки».

 

Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий