Поиск на сайте

 

 

Почему краевые власти не торопятся принять законопроект об ограничении игорного бизнеса?
 
Официальная версия такова: подождем, пока примут соответствующий закон на федеральном уровне. И это при том, что практически все краевые депутаты возмущены повальным засильем игровых автоматов, их пагубным влиянием не только на незрелые мозги молодежи, но и на людей уже взрослых, состоявшихся в жизни.
Не задумываясь, рабочие заводов, предприниматели, фермеры, студенты, школьники просаживают в игровых клубах десятки тысяч рублей, в поисках свободных денег продают квартиры, машины. Однако поставить барьер одурманиванию населения власть не торопится.  
А потому вторая, более правдоподобная версия чиновничьей инертности выглядит так: казино и игровые клубы пропускают через себя сумасшедшие деньги - каждый автомат приносит от $1000 до $3000 прибыли в месяц - и за здорово живешь ставить подножку сверхприбыльному бизнесу, откровенно говоря, страшно. Где крутятся большие деньги, там и серьезный криминал – голову открутят любому, кто попытается ущемить его интересы.
По данным на 1 августа этого года, в крае работает около 3300 заведений игорного бизнеса. Более1100 игровых автоматов не зарегистрировано. Время от времени ГУВД края штрафует нечистых на руку предпринимателей, но вялые милицейские меры общей картины не меняют.
В свое время с законодательной инициативой о правилах размещения объектов игорного бизнеса в крае выступили одновременно два города: Ставрополь и Буденновск. В частности, предлагалось, что игровые клубы и казино будут располагаться только в нежилых помещениях площадью не менее 80 и 400 «квадратов» соответственно; в документах имелась здравая идея запретить игру в кредит и под залог.
Но вскоре выяснилось, что некоторые положения законопроектов в чем-то нарушают действующее федеральное законодательство. В итоге, нормотворцы Ставрополя и Буденновска документы дружно отозвали, краевые депутаты инициативу своих коллег не подхватили, а правительство и вовсе предпочитает отмалчиваться.
Кстати, в неспокойной и нестабильной Чечне игорный бизнес фактически поставили под полный государственный контроль, причем без особых усилий. Год назад премьер Рамзан Кадыров, минуя дипломатические выверты, объявил карточные столики и казино в республике вне закона, предоставив предпринимателям недельный срок для демонтажа оборудования. «В противном случае, сам буду ломать эти установки», - заявил Кадыров. На Ставрополье, конечно, привыкли действовать цивилизованно – ждать, пока вопрос решат «наверху».
Между тем проект федерального закона, предусматривающий серьезное ужесточение требований, предъявляемых к игорному бизнесу, парламентское большинство в первом чтении одобрило еще в марте.
По поручению Владимира Путина документ должна была довести до ума рабочая группа при администрации президента. Но вот минуло полгода – и тишина. Вернувшись с каникул, единороссы заволновались: а где доработанный законопроект?
И действительно, где? Эксперты полагают, что правительство тянет намеренно, пытаясь немного потрепать нервы партии власти – в будущей предвыборной гонке «горячий» закон может стать неплохим инструментом агитации. Правда, на наш взгляд, причина «нестыковки» властей кроется в другом: правительство и Дума до сих пор не могут договориться, в чьи же руки уйдет контроль над сверхприбыльным сектором экономики.  
 
Олег ПАРФЕНОВ
 

По оценкам экспертов, объем российского игорного бизнеса в прошлом году составил $6-7 млрд. Объем производства и обслуживания игровых автоматов за это же время превысил $5 млрд. В Ставропольском крае за восемь месяцев этого года налоговая инспекция собрала с игорных заведений более 200 миллионов рублей, перевыполнив план на 170 процентов по сравнению с уровнем прошлого года.

 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий