Поиск на сайте

 

 

Отучать от мздоимства надо не только тюрьмой, как призывают руководители Ставрополя, но в первую очередь открытостью и гласностью их собственных действий

  

Следствие  ведут... неизвестно  кто
Недавно «Открытая» сообщила своим читателям, что в отношении зам-главы Ставрополя, директора комитета градостроительства Владимира Еличева возбуждено уголовное дело. Его обвиняют в превышении должностных полномочий при выдаче разрешений на строительство (см.: «Рассадник коррупции», №8 от 25 февраля с.г.). 
Об этом нам поведал замначальника оперативно-розыскной части по уголовному розыску краевого УБОП Максим Морозов, лично побывавший в редакции. Он встретился здесь с известным в крае правозащитником, снабдившим его документальными материалами на интересующую сотрудников милиции тему. Разговор состоялся долгий и обстоятельный.
Но потом милиционер, обещавший держать руку на пульсе и быть на связи, перестал отвечать на звонки, избегал контактов. А ведь у нас к оперативнику был простой вопрос: «На какой стадии находится расследование коррупционного дела в отношении Еличева?» 
Не прибавил и ясности и в пресс-службе мэрии: «От работы Владимира Александровича не отстраняли,  больше мы ничего не знаем». Поскольку милиционер Морозов контакты отрубил, мы обратились к руководителю Ставропольского межрайонного следственного отдела Виталию Батищеву, который с ходу обнадежил: «Уголовное дело в отношении Еличева находится в нашем ведомстве, но подробности его будут обнародованы после завершения следствия». Каково же было наше удивление, когда спустя неделю Батищев пошел в отказ: «Никаких дел, где фигурантом является Еличев, в нашем отделе нет и никогда не было, больше пояснить ничего не могу». 
Что же это за тайна такая, о которой боятся поведать горожанам?
Помнится, в прошлом году этот же следственный отдел отчитался в прессе о том, что возбуждены уголовные дела в отношении сразу нескольких высоких чинов ставропольской мэрии, однако имена обвиняемых держались в строжайшей тайне. Тогда Виталий Батищев уверил корреспондента «Открытой»: мол, появление дополнительной информации в СМИ может нарушить ход расследования.
И впрямь дело тогда тихо и бесследно растворилось в прокуратуре, о чем общественности также не сочли нужным сообщить. Да и в мэрии сделали вид, будто ни о каком уголовном расследовании знать не знают. Кого же так укрывали от публичности эти органы власти? Как потом выяснила «Открытая», в когорте попавших под подозрение чиновников оказался и... директор градостроительного комитета Владимир Еличев.
А вскоре «картина маслом» вновь повторилась. На этот раз пресс-служба краевого Следственного комитета сообщила, что в суд направлено уголовное дело в отношении чиновников жилищного управления мэрии, которые занимались махинациями с муниципальным жильем. И снова попытки выяснить фамилии фигурантов дела как в Следственном комитете, так и в мэрии оказались безуспешными.
А ведь еще Герцен подметил: «То, о чем не осмеливаются сказать, существует лишь наполовину». Сначала «наполовину», затем на треть, на четверть...

 

«Горячая линия», холодная голова
На днях администрация Ставрополя вновь вляпалась в коррупционную историю: во взятке уличен и заключен под стражу завотделом контроля за строительством комитета градостроительства Игорь Дрогин, о чем поведал мэр Николай Пальцев на очередной планерке. 
Имя проворовавшегося чиновника скрывать не стали, зато его преступные деяния остаются тайной за семью печатями: на чем поймали, какое ведомство ведет расследование?..
Проинформировав об очередной неприятности, Пальцев напутствовал замов, чтобы те немедленно провели собрания трудовых коллективов по вопросу противодействия коррупции и еще раз предупредили коллег: любые факты мздоимства будут пресекаться решительнейшим образом.
В пресс-службе мэрии «Открытую» заверили: раз Николай Иванович распорядился, значит, собрания были. Но вот что именно и в какой форме руководство внушало своим подчиненным, пояснить затруднились. А ведь это самое интересное. 
А потому остается только воображать. Например, выходит на трибуну начальник и грозит пальцем присмиревшим старшим и главным специалистам: ну сколько раз предупреждать, ну не берите взятки, право, некрасиво это! А те, исполнительные, прямо-таки разбежались это пожелание исполнять!
Между тем становится уже невозможно скрывать от населения, на сколь широкую ногу живут ставропольские чиновники - последнее время они напрочь перестали стесняться нажитых капиталов. Пройдитесь мимо здания Ленинской администрации, где расположены самые хлебные подразделения мэрии: комитет градостроительства, управление архитектуры, Архстройзаказ... На парковке сплошь новенькие модели «меринов», «бумеров», «тойот». На какие зарплаты слуги народа так разжились?
Но стоит признать: остались еще совестливые чиновники. Вот, например, один сотрудник градостроительного комитета, владелец черного джипа BMW X5 стоимостью почти четыре миллиона рублей, по утрам оставляет авто за пару кварталов от работы и дальше идет пешком. Оказывается, ему неловко перед коллегами, у которых машины поскромнее, всего-то за миллион-полтора. 
Прошлым летом, незадолго до выборов мэра, по инициативе кандидата №1 Николая Ивановича Пальцева и при поддержке краевой «Единой России» в Ставрополе организовали «горячую антикоррупционную линию». 
Уверяли, что все жалобы непременно дойдут до главы, в случае особой необходимости их переадресуют в городское КРУ, прокуратуру или милицию, но главное – уличенные в коррупции или непрофессионализме чиновники будут наказаны.
Новацию кандидата, который за многие годы пребывания во власти сохранил репутацию неподкупного чиновника, восприняли с энтузиазмом. 
Но иллюзии рассеялись уже после первого и единственного отчета Пальцева о работе «горячей линии». На пресс-конференции, созванной специально по этому поводу, он поведал, что за месяц на «антикоррупционный» телефон поступило полторы тысячи жалоб, которые легли в основу «кадровых решений». 
Причем изо всего массива обращений к главе города Пальцев озвучил лишь два: какой-то бабуле незаконно отключили тепло, а какому-то дедуле врач неправильно выписала рецепт. В обоих случаях справедливость восстановили благодаря вмешательству мэрии.
Кто-то из журналистов попросил назвать имена чиновников, по которым были приняты те самые «кадровые решения». Мэр не растерялся: придет время, мол, общественность все их узнает. Ни одно имя взяточника так и не озвучено… 
После выборов «горячую линию» Пальцева закрыли, а ее номер заблокировали. Надо понимать, от коррупции в городе не осталось и мокрого места.

 

Тотальные зачистки пошли не впрок
Кадровые ротации в мэрии происходят с калейдоскопической быстротой. Но кто все эти сменяющие друг друга назначенцы, откуда они берутся, по каким критериям их отбирают и почему отправляют в отставку, это для общественности остается тайной. Порой не только население, но и сами чиновники с ходу не вспомнят, кто занимает в городе тот или иной ключевой пост. В комитете городского хозяйства только за последний год сменился уже шестой руководитель. 
На днях Николай Иванович Пальцев (кстати, зампред краевого отделения Общероссийской комиссии по борьбе с коррупцией – совсем уж таинственной организации с засекреченными результатами) в очередной раз через СМИ сделал мздоимцам внушение: «В последние месяцы в городе принимались кардинальные меры по искоренению этой жуткой социальной болезни (коррупции). Был организован тотальный контроль за использованием бюджетных средств, произведены кадровые зачистки… Но лечить этот недуг можно только кардинальными мерами – лишением свободы».
Кто же конкретно из чиновников подхватил эту «жуткую социальную болезнь» и какие были предприняты «кардинальные меры» для «лечения», в мэрии не уточняют. Даже если факты коррупции уже получили огласку в прессе. 
Так, администрация Ставрополя напрочь обошла молчанием публикацию в «Открытой» о результатах прокурорской проверки управления архитектуры и градостроительного комитета (см.: «Кум, брат, сват - всяк нарасхват», №45 от 12 ноября 2008 года), со всей очевидностью продемонстрировавшей: коррупция как ржа разъела городское чиновничество до самых «косточек».
Выяснилось, что абсолютное большинство сотрудников двух структурных подразделений мэрии (около 60 человек) по закону не имело права занимать свои должности. Выходит, незаконно штамповали разрешения и справки, за что получали хорошую зарплату, премии, соцпакеты... 
Нарушителей (в числе которых оказался и главный архитектор города Юрий Расходов) должны были немедленно уволить или оштрафовать. Но в мэрии газетную статью просто не заметили. 
Потом были проверки комитета градостроительства Счетной палатой края и повторно Ленинской прокуратурой - на этот раз выявили десятки нарушений уже при освоении бюджетных средств на строительство объектов соцкультбыта и при распределении земельных участков под коммерческую застройку. И снова мэрия предпочла отмолчаться.
Зато под прикрытием администрации раскритикованные чиновники мстят всем, кто пытается приоткрыть завесу над их темными делишками. Дважды «Открытая» писала о том, как сотрудница городского Архстройзаказа Людмила Дедова незаконно в кратчайшие сроки практически самолично оформила себе в собственность лакомый земельный участок. Рассказавшая на страницах «Открытой» в статье «Остап Бендер в юбке» об этих махинациях рядовая жительница Ставрополя Татьяна Партолина немедленно подверглась атаке Дедовой: та бросилась в суд за защитой подмоченной «чести», оценив ее в немалую сумму, которую потребовала и с автора статьи, и с газеты.
Во время процесса, который идет ни шатко ни валко уже несколько месяцев, вскрылись новые подробности бурной деятельности Дедовой. Как она пояснила в суде, часть работ по оформлению собственного участка чиновница делала по личному разрешению Еличева. На запрос Партолиной, так ли это было, Еличев ответил: дескать, такую информацию простой гражданке знать не положено, не тот статус. Тогда подобный запрос направила «Открытая» газета - ей это положено снать в соответствии с федеральным законом о СМИ. И снова в ответ - глухое молчание. Должно быть, Владимиру Александровичу признавать свои промахи не с руки, но и отмежеваться от утверждений Дедовой он тоже почему-то не может. Вот и думай после этого, что связывает двух чиновников.
Когда нет гласности, люди питаются слухами, о которых говорят: «Нет дыма без огня». Года полтора назад, после возбуждения уголовного дела в отношении Дмитрия Кузьмина, в городе наперебой рассказывали друг другу, что под следствием ходит уже вся верхушка мэрии, а иные, самые проворовавшиеся, чиновники, мол, и вовсе распродали шикарные особняки и машины и ударились в бега, сменив гражданство и фамилию. 
Не раз приходилось слышать из разных и весьма осведомленных источников прямо-таки анекдотичную историю о том, как один большой, но гуттаперчевый чиновник мэрии, вызванный в прокуратуру для дачи показаний по громкому уголовному делу, улизнул из-под государева ока... через окно в туалете.
Молчат официальные лица. Оберегая начальников от неудобных вопросов, молчат и их пресс-службы. Помнится, на церемонии инаугурации Пальцев произнес фразу, которую растиражировали все краевые СМИ: «Убежден, нравственность власти была и остается главным залогом доверия людей. Я обещаю, что работа управленческой команды будет прозрачной, а сама власть - честной, доступной и открытой... В борьбе с коррупцией я буду делать ставку на активную гражданскую позицию жителей города (выделено мною. - Авт.)».

 

Секретные хранители вечных тайн 
Минувшей осенью краевое УБЭП сообщило, что за восемь месяцев прошлого года только в Ставрополе было возбуждено 151 уголовное дело по 507 фактам коррупции. В частности, в отношении четырех руководителей комитетов и управлений мэрии, семи директоров МУПов. Общая сумма взяток, если верить официальной информации, составила астрономические 750 млн. рублей.
Цифры ошеломляющие! Только людям нужны не красивые фразы, а конкретика: кто, где, когда… Но попытки «Открытой» вызвать на более детальный разговор борцов с коррупцией оказались тщетны. Так может, эти уголовные дела вообще липовые и завели их лишь для того, чтобы улучшить годовую отчетность?! Ведь доказать обратное не представляется возможным.
Правоохранители так преуспели в своей секретности, что в тайне держат даже имена осужденных коррупционеров. 
Летом прошлого года «Открытая» пересказала судебный пресс-релиз: в Промышленном райсуде Ставрополя вынесен приговор преподавателю одного из вузов, который регулярно обирал студентов. За защитой от совсем потерявшего совесть педагога студенты прямиком побежали в милицию. Мздоимца осудили.
Такой процесс для России редкость, несмотря на то, что только ленивый не говорит о повальной коррупции в вузах. Но поймать препода-мздоимца за руку почти нереально. 
Когда же «Открытая» попыталась выяснить фамилию осужденного, в пресс-службе Промышленного райсуда были категоричны: «Не скажем, даже не просите!» 
А с чего бы такая секретность?! На каком основании и по какому праву?! Ощущение такое, словно родню защищали, против которой нельзя свидетельствовать. Или боялись напугать коллег вузовского мздоимца - иначе ведь бедновато жить будут?! Вывод напрашивается сам собой: чиновники против коррупции - это все равно что пчелы против меда. 
Всего-то полгода прошло с того времени, как губернатор вышел с проектом краевого закона о противодействии коррупции. Тогда общественность оживилась, пошли толковые предложения, как обуздать коррупцию. 
Одно из самых резонных озвучил Уполномоченный по правам человека в крае Алексей Селюков: «По обнародованным в СМИ фактам коррупции в отношении чиновника любого ранга вышестоящее должностное лицо обязано провести служебную проверку, а ее результаты опубликовать в прессе». 
Но после дежурного обсуждения законопроекта краевые депутаты его похоронили. Так что получается: подобные антикоррупционные инициативы опасны для самих народных избранников?!
На волне политической моды краевая власть выражает высокое почтение российскому пророку Александру Исаевичу Солженицыну. Вот недавно публично отчиталась и о работах по восстановлению его дома в Кисловодске. Правда, запуталась в его биографии. Но ладно, если бы только даты не помнила, не помнит главного - его патриотических заветов.
«Гласность, честная и полная гласность - вот первое условие здоровья всякого общества, - писал Солженицын в секретариат Союза писателей СССР, безжалостно расправлявшийся с инакомыслием коллег. - И кто не хочет нашей стране гласности, тот равнодушен к Отечеству, тот думает лишь о своей корысти». 
 

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ,
обозреватель «Открытой»

 

Куда кривая вывела

 

Неутешительный для края вывод сделал Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП), опубликовав результаты масштабного проекта «Мониторинг антикоррупционной деятельности в регионах». Московские эксперты оценивали региональную юридическую базу для борьбы с коррупцией. Ставрополье оказалось в самом хвосте списка. 

 

Каждый субъект РФ оценивался по девяти параметрам - наличию специального антикоррупционного органа, а также ряда документов, например, закона и целевой программы «О противодействии коррупции», порядка и методики проведения антикоррупционной экспертизы региональных нормативно-правовых актов. 
В итоговом рейтинге на первых строчках оказались Мурманская область, Татарстан и Чувашия: здесь имеются все перечисленные документы, а также созданы уполномоченные органы для борьбы с коррупцией (например, межведомственная комиссия или совет при губернаторе). 
В большинстве регионов на антикоррупционной ниве и конь не валялся. Так, в трех регионах ограничились принятием целевой программы по борьбе с коррупцией, в девяти – созданием специального органа. Лишь в 17 субъектах РФ существуют порядок и методика проведения антикоррупционной экспертизы местных законов, а ведь это основная мера профилактики мздоимства. 
При этом только в четырех регионах (Белгородской, Волгоградской, Тамбовской и Мурманской областях) антикоррупционной экспертизе обязательно должны подвергать все нормативно-правовые акты. В трех регионах (Калининградской области, Чувашии и Ханты-Мансийском автономном округе) возможно проведение независимой экспертизы, результаты которой считаются окончательными. 
Среди субъектов ЮФО лучшие позиции у Волгоградской области, но она все равно лишь в третьем десятке списка. А вот обе российские столицы плетутся в хвосте: в Москве ограничились созданием антикоррупционного совета при мэре, а правительство Санкт-Петербурга лишь приняло закон о борьбе с мздоимством. 
В 19 регионах не принят ни один антикоррупционный документ и не создано профильное ведомство. Среди аутсайдеров и наш край, хотя именно Ставрополью юридическая база для борьбы со взяточничеством нужна как воздух – ведь, если верить статистике, мы входим в тройку самых коррумпированных регионов страны. 
Впрочем, не все эксперты считают этот рейтинг объективным. «Это, конечно, хорошо, что в регионах есть антикоррупционная законодательная база, но ею можно пользоваться, а можно положить под сукно, - рассуждает известный политолог Дмитрий Орешкин. - Важнее было бы оценить, как используются эти законы. Но мы ведь живем в условиях правоприменительной практики, так что этот метод характеризует в лучшем случае благие намерения власти».
По словам эксперта, нередко принятые в регионах антикоррупционные законы имеют декларативный характер и не содержат реальных мер и механизмов, ограничиваясь введением пропаганды типа «Не берите взятки».
 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий