Поиск на сайте

 

Борьба с терроризмом – гуманитарный проект, который позволит преодолеть политические разногласия между Россией и Западом

Внешнеполитические ведомства Германии и России запустили совместный проект «Противодействие исламскому радикализму – условие мира на Кавказе». Его финансирует МИД Германии (по линии Института международных связей), а главным партнером является Российский совет по международным делам.

«Пилотной» площадкой для проекта выбран именно Ставрополь, где реализуют его филиал Российской академии госслужбы и народного хозяйства (его возглавляет доктор политических наук Юрий Васильев) и Центр научных и социальных инноваций (им руководит военный эксперт, кандидат политических наук Иван Бабин).

Именно этот центр входит в консорциум «Партнерство во имя мира», созданный в 1998 году и ныне объединяющий более 800 научных институтов из 60 стран мира, занимающихся исследованиями в области безопасности.

«Партнерство во имя мира» ежегодно организует десятки конференций и форумов, на которые приглашаются ведущие ученые, общественные и религиозные деятели. Вместе они ищут способы, как можно без насилия решать международные споры.

На минувшей неделе прошел такой форум в Берлине, на него были приглашены эксперты из разных регионов Северного Кавказа. Они делились опытом по противодействию радикализму с коллегами из Москвы, Вашингтона, Берлина, Парижа, Бухареста…

На этот форум в Берлине был приглашен и обозреватель «Открытой», кандидат политических наук Антон Чаблин. Он много лет изучает проблемы региональной безопасности, и особенно его интересует восток Ставрополья – самая «взрывоопасная» территория на карте Северного Кавказа.

Восток: опасный и темный

Восток Ставрополья – это гигантская территория в 24 тысячи кв. м. Это по площади как Израиль, где тоже царит полупустынный, иссушающий климат. Но насколько велика разница между двумя этими уголками: крошечный Израиль уже кормит пол-Европы, а восток Ставрополья лишь угасает.

Селяне отказываются от передовых научных достижений в защите растений, агрономии, селекции, возвращаясь к натуральному и мелкотоварному производству. На месте разрушенных колхозов на востоке Ставрополья расплодились тысячи мелких хозяйств – фермерских и подсобных.

И отнюдь неспроста: фермеру (а уж тем более «подсобнику») проще скрыться от уплаты налогов. Потому здесь расцветает теневой, криминальный бизнес, экономическая статистика – сплошная липа.

Разруха в экономике – разруха и в «социалке». Если в Израиле проживает почти 9 млн. человек, то на степных просторах Ставрополья – лишь четверть миллиона. Но даже и эта цифра условна, поскольку точной статистики о миграционных потоках на востоке края нет!

 

Но очевидно, что доля приезжих очень высока. Скажем, в Левокумье как минимум 40% молодежи (в возрасте до 30 лет) – это те, кто родился за пределами района, а затем приехал сюда жить. То есть это ставропольцы лишь в первом поколении. Ну а в Степновском районе их 70%!

Едут, конечно, в основном из соседних республик Северного Кавказа – Дагестана и Чечни. Бурная миграция приводит и к острым проблемам: на востоке Ставрополья сталкиваются разные религии, культуры, уклады жизни. И речь не только о православных и мусульманах, конфликтуют единоверцы (например, даргинцы и ногайцы, как в селении Иргаклы), да и просто отцы и дети.

Как подменяют Коран

Исламская молодежь, выросшая в постсоветское время, впитала вседозволенность: она более радикальна во взглядах, считая только «свой» ислам единственно правильным. Даже собственных родителей она порой называет вероотступниками (мунафиками): мол, не так молятся, не так справляют обряды, не так хоронят умерших.

Такой юношеский максимализм – крайне питательная среда для религиозного экстремизма, считает помощник муфтия Ставропольского края Хешам аль-Сарори. По его мнению, пропагандисты «Исламского государства» пользуются именно необразованностью молодежи в религиозных вопросах, ловко искажая и подменяя коранические истины.

Молодым людям обещают попасть в Фирдаус (рай), если они погибнут в войне с кяфирами (неверными). А ведь неверным, в толковании «Исламского государства», может оказаться кто угодно, даже самый праведный мусульманин.

Аль-Сарори – один из лидеров арабской диаспоры на Ставрополье, по поручению муфтията он активно работает с молодежью (прежде всего, студенческой). На берлинском форуме он рассказал, что однажды лично стал свидетелем вербовки молодого человека, с которым с территории Сирии по Skype связывался проповедник «Исламского государства».

Вся его «проповедь» – причудливая смесь арабского и русского языка, вырванных из Корана аятов (стихов), порой сознательно перевранных. При этом вербовщик велеречиво убеждал ставропольца бросить учебу, семью и немедленно ехать на войну в Сирию. Рассказывал, будто Сирия – это священная земля аш-Шам, где должна развернуться война между Добром и Злом. Естественно, под Злом понималась вся западная, христианская цивилизация, которая якобы погрязла во грехе.

Че Гевара под зеленым флагом

Научный сотрудник румынского Минобороны Щербан Чокулеску считает, что идеология «Исламского государства» очень многое почерпнула из марксизма. Это марксистские повстанцы (вроде Эрнесто Че Гевара и Фиделя Кастро) придумали военную доктрину «городской герильи» – партизанской войны, которая затем из Латинской Америки перекочевала в Европу.

В шестидесятые годы по сытым Франции, Германии, Италии прокатилась волна террора: взрывы в магазинах и аэропортах, поджоги офисов, похищения банкиров и промышленников... Устраивали это отнюдь не беженцы, а местная молодежь (зачастую из обеспеченных, интеллигентных семей), которая бунтовала против капиталистических порядков.

Вот и сегодня, говорит Щербан Чокулеску, «Исламское государство» пытается использовать марксистские лозунги о всеобщем равенстве и братстве. Правда, представления о них весьма специфические: дескать, нужно сделать всех людей не одинаково богатыми и успешными... а одинаково нищими.

Для этого весь мир нужно снова погрузить в средневековую тьму. Не случайно «Исламское государство» пытается (конечно, на словах) восстановить ар-Рашидун, или Праведный халифат, существовавший аж в VII столетии. При этом сами террористы, якобы отрицая западную цивилизацию, активно пользуются ее плодами: банковские карты, мобильники, Интернет, беспилотники-дроны...

В общем, банальное лицемерие (по-арабски – мунафикун), которое, если верить самим же лидерам «Исламского государства», является страшным грехом. Ну так, выходит, сами они все – страшные, нераскаявшиеся грешники! И молодежь за собою ведут вовсе не на небеса, а в ад!

Как спасти заблудших

Директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО Андрей Казанцев на форуме рассказал, что сегодня в мире нет практически ни одной страны, которая бы не столкнулась с угрозой исламского радикализма. Среди уехавших воевать в «Исламское государство» – граждане десятков государств, причем даже таких как Япония, Бразилия или Румыния, где мусульман крайне мало.

Сколько же реально воюет в рядах «Исламского государства» боевиков, не знает никто. Официальные власти многих стран сознательно занижают эту цифру, а вот сами боевики, напротив, завышают. Так, в августе прошлого года анонимный узбекский боевик в интервью «Радио Свобода» заявил, что только выходцев из Узбекистана в Сирии сражается до шести тысяч.

А вот Служба национальной безопасности (СНБ) Узбекистана заявляет, что воюющих не более 500-600. Кому верить?!

А ведь «Исламское государство» заманивает не только тех, кто способен спустить курок, но и профессионалов и высококвалифицированных рабочих: в Сирию и Ирак уехало множество докторов, медсестер, инженеров, компьютерщиков... Их сотни, если не тысячи.

Статистика – штука бездушная. За цифрами в отчетах скрываются конкретные человеческие судьбы: каждый уехавший в Сирию и Ирак – это сломанная жизнь, разрушенная семья, опозоренные родители... Можно ли вернуть этих заблудших домой?

Казанцев рассказал на форуме об опыте европейских стран, которые борются с вербовкой террористов, внедряя программы по перевоспитанию радикалов (как потенциальных, так и бывших боевиков).

Скажем, в Дании и Австрии существуют центры по адаптации, в которых трудятся педагоги, психологи, социальные работники (никаких силовиков!). Есть «горячие линии», куда может позвонить любой родитель, подозревающий, что его ребенка пытаются завербовать. С лекциями в школах и вузах выступают представители диаспор и религиозные лидеры.

Во Франции, Великобритании и странах Скандинавии на государственном уровне приняты программы профилактики экстремизма в школах. Здесь проводят семинары для преподавателей, медиков и соцработников, которых учат распознавать самые ранние (уже на этапе вербовки) признаки радикализации молодежи.

Что это за признаки? Общественная изоляция подростков, разрыв с прежним кругом общения, отказ от привычного образа жизни... Если бы учителя и родители вовремя увидели эти опасные знаки, сколько бы заблудших душ можно было спасти!

Чиновник, учи арабский!

Сегодня Ставрополье – регион, где успешно внедряют передовой европейский опыт по борьбе с террором, о чем на форуме рассказывали эксперты «Центра научных и социальных инноваций» (ЦНСИ).

Директор центра Иван Бабин представил глоссарий – словарь ключевых религиозных терминов, которые используют пропагандисты «Исламского государства». Религиозная жизнь (особенно в таком полиэтничном регионе, как Ставрополье) постоянно усложняется: появляются новые течения и веяния.

Светскому человеку порой крайне сложно понять тонкости исламской жизни: например, чем отличаются ваххабиты от салафитов, а политический ислам – от исламизма? Да и отличается ли вообще, или это просто игра терминов?

Кстати, по этому поводу на берлинском форуме (и это в экспертной среде!) несколько раз возникали споры. Что уж говорить о простых чиновниках в районных и сельских администрациях, которые еще недавно и арабскую речь никогда не слышали.

Глоссарий издан в электронном и бумажном виде. И сейчас это настольная книга в ставропольском филиале Российской академии госслужбы и народного хозяйства (РАНХиГС), где проходят повышение квалификации чиновники со всего Северного Кавказа.

Директор филиала Юрий Васильев рассказал, что в рамках совместного российско-германского проекта проходят семинары и круглые столы именно для чиновников, которые отвечают за работу с общественными и религиозными организациями. Это ведь им на службе приходится каждый день слышать непривычные для русского уха арабские слова – такфир, куфр, мунафик...

Эксперт ЦНСИ Магомед Магомедов (он учится в аспирантуре в СКФУ) регулярно проводит тренинги для молодежи. Рассказывает сверстникам, конечно, не о том, как правильно трактовать Коран. А о том, какие личины способен принимать глобальный терроризм. Как в информационном потоке, льющемся из Интернета, опасливо увидеть «завлекаловку» экстремистов. И главное, что делать, если ваш знакомый или друг попал под влияние «Исламского государства».

Антон ЧАБЛИН,
политический
обозреватель «Открытой»,
кандидат политических наук
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий