Поиск на сайте

 

 

Три неординарных судьбы людей, любивших Россию. Их великий опыт ничему не учит нынешнюю власть и её судебную систему

 
Историческая проекция на судопроизводство в Ставропольском крае сегодня
 
Ошибки признала и себя за них казнила
 
 
Вера Засулич (1849-1919), народница, террористка, писательница, один из лидеров партии меньшевиков
Родилась в Смоленской губернии в обедневшей семье польского дворянина. После окончания частного пансиона получила диплом домашней учительницы. Увлеклась учением революционера–анархиста Бакунина, вошла в кружок «Юные бунтари».
Вместе с другими бунтарями-бакунинцами пыталась поднять крестьянское восстание под лозунгом уравнительного передела земли. Неоднократно подвергалась арестам, ссылкам, тюремному заключению.
Вошла в историю как «расстрельщица» петербургского градоначальника Федора Трепова и как единственная в царской империи террористка, оправданная (в 1878 году) судом присяжных.
Она отомстила Трепову, приказавшему выпороть политического заключенного, народника Боголюбова, за то, что тот не снял перед ним шапку. Приказ градоначальника о наказании розгами был нарушением закона, принятого пятнадцать лет назад, о запрете телесных наказаний и вызвал широкое возмущение в российском обществе.
Покушение Засулич на Трепова рассерженное общество почти не осудило, а ее оправдание присяжными заседателями встретило с ликованием.
Но на следующий день после вердикта присяжных приговор был опротестован и издан приказ о поимке Засулич, которая успела скрыться за границей.
Не раз возвращалась в Россию, перешла на позиции марксизма, входила в группы «Черный передел», «Народная воля», «Освобождение труда». После буржуазной революции 1905 года вместе с Плехановым была одним из лидеров меньшевизма в России.
Октябрьскую революцию 1917 года считала контрреволюционным переворотом, прервавшим нормальное политическое развитие буржуазно-демократической революции. Считала созданную большевиками систему советской власти зеркальным отражением царского режима, о чем говорила и на публичных выступлениях. Ленин их критиковал, но все же называл Засулич «виднейшим революционером».
Первая из женщин-революционерок, испробовав метод насилия, первой и разочаровалась в нем. Решительно отказалась от прежних взглядов, отрицала террор – «следствие чувств и понятий, унаследованных от самодержавия».
Как вспоминали ее современники, до конца дней своих «казнилась совершенными ею ошибками, чувствовала неудовлетворенность прожитой жизнью».
 
Когда власть неправа, нужно защищаться
 
 
Анатолий Кони (1844-1927), юрист, судья, государственный и общественный деятель, литератор, обер-прокурор уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената, член Госсовета Российской империи, доктор уголовного права, профессор
Родители - театральный деятель, писатель Федор Кони и писательница, актриса Ирина Кони. Начальным образованием их двоих сыновей - Анатолия и Евгения (первого из них отец называл «честным», второго – «добрым») - занимались домашние учителя. Отец увлекался идеями немецкого философа И. Канта и в воспитании следовал таким его правилам воспитания: «Человек должен обрести дисциплину, получить навыки труда, стать морально устойчивым».
Еще подростком в совершенстве овладел французским и немецким языками. В 1865 году блестяще окончил юрфак Московского университета. В этом же году закончил работу над диссертацией «О праве необходимой обороны», которую ректор передал в совет императорского московского совета с резолюцией на полях «Весьма почетный труд».
Но крайне возбудилась цензура, открывшая «дело Кони», которое могло завершиться уголовным преследованием автора. В «Рассуждениях студента Анатолия Кони» (с таким подзаголовком была напечатана работа) рассматривались условия применения права необходимой обороны против лиц, облеченных властью.
Но, в конце концов цензоры благоразумно решили вокруг «дела» шум не поднимать и ограничились вынесением автору замечания лично от министра народного просвещения.
Уже эта первая работа Кони в области юриспруденции определила его критерии профессиональных и нравственных ориентиров в деле судейства, которым он, не раз рискуя карьерой и личным благополучием, упрямо следовал всю жизнь.
Зенитом его юридической карьеры стал процесс над Верой Засулич, в котором 34-летний Анатолий Кони участвовал в качестве председателя Санкт-Петербургского окружного суда. Судом присяжных Засулич была оправдана, такую же позицию занял и Кони. Событие стало «процессом века», потому что явилось классическим примером истинного Правосудия, не подчиняющегося никому и ничему, кроме Закона и нравственных установлений самих судящих.
За Анатолием Кони по заслугам закрепилась слава судьи, не идущего ни на какие компромиссы с совестью, а в либеральных слоях русского общества о нем открыто заговорили как о человеке, стоящем в оппозиции к самодержавию.
Кони на долгие годы попал в опалу за оправдательный приговор Вере Засулич, но ни разу не пожалел о своем поступке, который считал «долгом чести». Высокий профессиональный и моральный авторитет Федора Кони был так высок, безупречен, неопровержим, что ему удавалось преодолевать сопротивление судебной системы, реформировать, «облагораживать» ее. Долгая госслужба Анатолия Федоровича на высоких постах в судебной системе Российской империи отмечена многими государственными наградами.
И даже большевистская власть не могла не признать мощи этой личности и вынуждена была считаться с ним: в 1918 году Анатолия Федоровича Кони избрали профессором кафедры уголовного судопроизводства Петроградского университета, он был зачислен даже на «усиленный паек» - хлеб, который выдавался раз в неделю.
 
Требовал отказаться от «судебной совести»
 
 
 
Граф Константин Пален (1833-1912), министр юстиции Российской империи.
В 34 года (в 1867 году) стал министром юстиции, в этот период встречался по долгу службы и с Кони.
О нем у графа Палена сложилось весьма благоприятное впечатление, и министр юстиции способствовал переводу Кони в родной Санкт-Петербург, где через год, в 1871 году, был назначен прокурором Санкт-Петербургского окружного суда.
Через четыре года, в 1875 году, Анатолий Федорович был переведен в министерство юстиции, поскольку министру юстиции Палену нужна была, как он сам говорил, «судебная совесть». А в декабре 1877 года Кони был назначен уже председателем Санкт-Петербургского окружного суда - опять же при участии покровительствующего ему графа Палена.
Противостояние между этими симпатизировавшими друг другу людьми, любившими Россию, началось в 1878 году: народница-террористка Вера Засулич двумя выстрелами из пистолета пыталась убить петербургского градоначальника Ф. Трепова.
Следствие по делу Засулич шло всего месяц и было передано в столичный суд. Граф Пален и император Александр II требовали от Кони гарантий, что Засулич будет признана присяжными виновной. Кони прогнозов не давал.
Исследователи пишут: «Тогда министр юстиции предложил Кони сделать в ходе процесса какое-либо нарушение законодательства, чтобы была возможность отменить решение в кассационном порядке. Анатолий Федорович с достоинством ответил: «Ошибки возможны, но делать их сознательно я не стану, считая это совершенно несогласным с достоинством судьи».
Крайне раздосадованный поведением своего протеже министр Пален предложил ему признать ошибки и уйти добровольно в отставку. Кони отказался, заявив, что на нем должен решиться вопрос о несменяемости судей. Вот что он ответил императору и графу Палену:
«Если судьи в России узнают, что председателя первого суда в России - человека, имеющего судебное имя, достаточно быстро попугать несправедливым неудовольствием высших сфер, чтобы он тотчас, добровольно, с готовностью и угодливой поспешностью отказался от лучшего своего права, приобретенного годами труда и забот, отказался от несменяемости, то что же можно сделать с нами?!»
Гнев императора был так велик, что он не пощадил и министра юстиции. Граф Пален был вскоре уволен со своего поста «за небрежное ведение дела Засулич».
 
Людмила ЛЕОНТЬЕВА


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий