Поиск на сайте

 

 

К 95-летию начала политики расказачивания
 

До конца сентября в ставропольском краеведческом музее работает выставка «Судьба русского казачества в ХХ веке»

 
Организаторами проекта выступили Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством, а также Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), обнародовавший директивы, письма, приказы, фотографии 1917-1920-х годов.
Надо признать, что выставка в некотором роде стала прорывной в осмыслении собственной истории, ее трагического периода Гражданской войны.
Ставрополь стал вторым городом после Москвы, где была развернута экспозиция из фондов РГАСПИ: декреты ЦК ВКП(б) и Донского бюро РКП(б), газеты белых и красных, карты и сводки боевых действий, боевые расписания, личные архивы Ленина и Сталина, письма и телеграммы Свердлова и Троцкого, рассказывающие о красном терроре Советского государства в отношении казачества, о сопротивлении ему, участии казаков в войне по обе стороны баррикад.
Большинство документов широкой публике демонстрируются впервые.
 

У большевиков с казаками были свои счеты. Если в феврале 1917 года казаки поддержали большевиков, то в июле во время антиправительственной вооруженной демонстрации в Петрограде, организованной Лениным, выступили против них. Этого советская власть простить не могла.

В январе 1919 года Оргбюро ЦК РКП(б) принимает постановление (оригинал выставлен на обозрение посетителей), которое нацеливает власть на местах на проведение в отношении казачества репрессий, одновременно с поддержкой в казачьих областях иногороднего населения. Директива, положившая начало казачьему холокосту, подписана Свердловым.

Один только пункт этого документа:

«Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; произвести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо, прямое или косвенное, участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству применить все те же меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток к новым выступлениям против Советской власти».

Нельзя пройти мимо такого факта, хотя и не нашедшего своего отражения в экспозиции: в Ставрополе, который гордится своими казачьими традициями, где существует кадетская школа им. генерала Ермолова, созданы классы казачьей направленности, до сих пор одна из улиц носит имя Якова Свердлова.

Случайно ли, но улица образует треугольник с двумя другими - Красноармейской и Ашихина, еще одного лютого палача времен Гражданской войны на Ставрополье, «кровавого парикмахера», сладострастно по ночам рубившего шашкой буржуев в Юнкерском саду.

Нельзя не упомянуть и о «знаменитой» статье Вацетиса (на выставке ее нет), опубликованной вслед за выходом свердловской директивы в газете Троцкого «Известия народного комиссариата по военным делам»:

«…Стомиллионный российский пролетариат не имеет никакого нравственного права применять к Дону великодушие. Дон необходимо обезлошадить, обезоружить, обезнагаить. На всех их революционное пламя должно навести страх, ужас, и они, как евангельские свиньи, должны быть сброшены в Черное море».

На выставке представлена инструкция Реввоенсовета Южного фронта от февраля 1919 года по приведению директивы Свердлова в действие. Путем массовых обысков и опросов обнаружению и «немедленному расстрелу» подлежали все без исключения казаки, занимавшие служебные должности по выборам или по назначению (окружные и станичные атаманы, их помощники, урядники, судьи), а также все богатые казаки.

«Имущество расстрелянных конфискуется и передается в распоряжение ревкомов для удовлетворения потребностей рабочих и малоимущего населения из иногородних. Наряду с мерами суровой расправы временные революционные органы должны преследовать цель социально-экономического обескровливания верхов и отчасти средних кругов казачества. Политика контрибуций, а также конфискации излишков хлеба и других сельскохозяйственных продуктов должна проводиться организованно и планомерно со всей беспощадностью».

А вот еще один документ, представленный на выставке, - докладная записка И. Рейнгольда по вопросу «казачьей политики большевиков на Дону». Бумага датируется июлем 1919 года.

«…Бесспорно, принципиальный наш взгляд на казаков, как на элемент чуждый коммунизму и Советской власти, правилен. Казаков, по крайней мере огромную их часть,  надо будет рано или поздно истребить, просто уничтожить физически. Но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и всяческое заигрывание с казачеством…»

В целом декрет о расказачивании стоил жизни более двум миллионам человек. Кого не убили, тех сослали в Сибирь или заморили голодной смертью, конфисковав имущество и «излишки» продовольствия.

Между тем, несмотря на эксклюзивный показ ряда документов из госфондов, экспозиция рассчитана на публику искушенную, в первую очередь историков.

С кубанским и терским казачеством выставку связывает разве что портрет Андрея Шкуро, который родился под Екатеринодаром, но свою волчью сотню собирал под Кисловодском, а потом первым в июне 1918 года освободил Ставрополь от большевиков. Ничего этого на выставке нет, что объяснимо: готовилась она для демонстрации, прежде всего, в Москве.

Хотелось бы и больше фотографий, иллюстрирующих представленные директивы и циркуляры большевиков.

Вместе с тем  в музее заверили, что этой выставкой тема расказачивания не ограничится. Прибывший на открытие директор Российского государственного архива социально-политической истории Андрей Сорокин пообещал специально для Ставрополя подготовить экспозицию о трагедии кубанских и терских казаков, которая станет продолжением нынешнего проекта.

Остается добавить, что и местным краеведам не мешало бы подключиться к этому начинанию - столичные архивы, конечно, богаты, но в местных, думаю, материалов не меньше. Ставрополю есть что рассказать о жуткой трагедии казачества, который и без оглядки на Москву может организовать свою экспозицию - чтобы не вышло так, что и мимо даты не прошли, но и за кадром оставили многое, дабы не «будоражить» публику.

Правды «вполовину» не бывает. Тем более если правда эта касается трагедии миллионов.

 
Олег ПАРФЁНОВ
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий