Поиск на сайте

 

 

Основательный труд «Ставрополь и его окрестности», только что вышедший из печати, стал роскошным подарком краеведам-любителям и серьёзным учёным

 
Наша малая энциклопедия
 

Бывают книги-грани, раскрывающие пласты из жизни городов, о природе, истории, архитектуре, людях. Бывают книги универсальные, в которые их авторы, набираясь смелости, хотят вместить все сразу. Известно, объять необъятное невозможно, но исследователи - люди до открытий и обобщений жадные, им всегда кажется, что и мимо этого факта пройти нельзя, и об этом не сказать - значит урезать саму историю, обделить ее, обидеть читателя.

Такую вот попытку - объять необъятное - предприняли два известных краеведа Василий Гаазов и Марина Лец, преподаватели 25-й гимназии краевого центра, написав книгу «Ставрополь и его окрестности». Первая характеристика ее, как говорится, «по одежке», такая: тысяча страниц богато иллюстрированного текста.

Надвое книгу делит яркая цветная вкладка - все иллюстрации принадлежат Василию Гаазову, который лет пять назад обзавелся профессиональной фотокамерой и с тех пор из дому без нее не выходит, куда бы ни направлялся.

Большая часть снимков - черно-белые, но по-другому и невозможно - в таком качестве дошли они до нашего времени, начиная с конца позапрошлого века. Отдельная благодарность коллекционеру фотографий старого Ставрополя, его героев и антигероев, Эдуарду Мирзоеву. Снимки просто уникальные, которые, не сомневаюсь, никто и никогда не видел еще, - из дореволюционной эпохи, времен Гражданской войны, Великой Отечественной, периода счастливого, почти курортного, брежневского застоя.

Символично и посвящение авторов  краеведам-исследователям, этим замечательным людям, которые любили и любят город и наш удивительный край, раскинувшийся в предгорьях седых Кавказских гор.

 
Горы, реки, ручейки
 

Начало краеведческого фолианта географическое и геологическое в описании наших мест Г. Потемкиным, И. Бентковским, К. Бахутовым, Е. Вейденбаумом, В. Савельевой. Самое время сказать спасибо издателю Андрею Надыршину, не пожалевшему места для схем географических профилей города, карт сейсмического микрорайонирования и климатических зон, всевозможных маршрутов, снимков окаменевших доисторических  бабочек, зубов южного слона, планов крепости и слободок.

Откровенно говоря, обзор такого всеохватного исследовательского труда, на который у авторов ушло более пяти лет, задача не из простых – сказать тоже ведь хочется обо всем. Но газетная полоса совсем не предназначена для больших исторических ракурсов, а потому ничего иного не остается, как пробежаться по верхам.

Впрочем, и этих «верхов» должно хватить, чтобы понять: книга стоящая, не часто местное краеведение выдает что-либо с претензией на серьезный читательский интерес и разбор полетов на уровне научного сообщества.

Значительная часть книги отдана описанию речушек и родничков, которыми издавна славился Ставрополь и которых, увы, все меньше, прудов, озер, окрестных лесов, бульваров и парков, ботанического сада - нашей гордости, животных и насекомых. И не случайно. Один из авторов, Василий Гаазов, - человек, от которого не укрылось, кажется, ни одно явление природы. И каждому(!) он посвятил лирические поэтические строки, полные страсти, любви и умиления.

О грибах Василий Гаазов знает всё. Он их собирает в окрестных лесах в любое время суток и года, маринует, жарит, сушит, держа в памяти сотню рецептов. Может в три ночи с фонариком прочесывать овраги Вишневой балки.

Кто-то покрутит пальцем у виска, но что поделаешь, если природа манит. Как-то радостно позвонил мне из Мамайского леса - сообщить, что набрал лукошко серой рядовки. Все бы ничего, да только в календаре - 31 декабря, скоро уж шампанское откупоривать.

Склоны гор, реки, озера, вершины, цветы, птицы, дожди и метели для краеведа не просто источник вдохновения, а сам центр мироздания. Гаазов – человек особой породы, он сам ископаемое из своей же коллекции экспонатов, рожденных древним Сарматом.

 
Была просека - стала улица
 

То, чего никто еще в крае не делал, сделали Гаазов и Лец - они применили геопространственный подход в развитии города. Иначе говоря, дали картину того, как социальная среда, все более сложная и разветвленная, накладывает отпечаток на среду естественную, природную.

И в этом чувствуется рука другого автора - Марины Николаевны Лец, человека, в природу влюбленного не меньше своего напарника, но склада ума более академичного. Ее расположенность сравнивать и анализировать до мельчайших подробностей в книге ощущается сразу.

Вот была лесная просека, ведущая от крепости вниз, по которой служивые люди ходили к родникам. С годами просека превратилась в армянский квартал, где жили и торговали, потом и его не стало. Сегодня здесь административные здания, магазинчики, жилые дома. И так пошагово - казачья станица, Форштадт, Ташлянское предместье, Лягушовка, Подгорная слобода… Наконец, новые микрорайоны - Ботаника, Северо-Западный, Юго-Западный.

Давно, наверное, еще со времен Владимира Георгиевича Гниловского, краеведы не обновляли вопрос топонимики. Около полувека назад, опираясь на классификацию А.В. Сперанской, Гниловской перечислил топонимы города и поделил их на дореволюционные и советские. С тех пор, понятно, многое изменилось, исчезли родники и слободки, но появились новые улицы, всевозможные Сиреневые, Березовые, Ягодные. И эту топонимическую современность авторы взяли в оборот. А ведь одних улиц перевалило за тысячу. Ставрополь растет как на дрожжах - чтобы объехать его, надо отмахать полтораста километров.

Об окрестностях вообще разговор отдельный. Можно читать и путешествовать, покоряя одну достопримечательность за другой, что и советуют авторы со знанием дела, места вокруг Ставрополя исходившие вдоль и поперек. Немецкий мост в Мамайском лесу, Волчьи ворота у Сенгилея, Татарские скалы в верхней части склона Ставропольской горы, известная на всю Россию по крепкой настойке гора Стрижамент, горы Недреманная, Бударка, Сейна…

 
От крепости до завода
 

Огромный пласт отдан собственно истории - Первая мировая, революционные брожения, Гражданская, Ставрополь в оккупации, восстановление города, эпоха больших строек. Особенно сложный в смысле оценок период Гражданской войны авторы решили подать максимально объективно - они дали воспоминания очевидцев тех событий.

Список первоисточников и впрямь впечатляет. Очерки и памфлеты писателя И.Д. Сургучева, подборка статей из еженедельника истории, литературы и сатиры «Донская волна», отрывки из мемуаров генерала А. Шкуро и В.М. Краснова, юриста, политического и общественного деятеля Ставропольской губернии, дела особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, записки Э. Бредта, немецкого военнопленного…

Будоражит любопытство подборка высказываний о Ставрополе исторических личностей и наших современников, одинаково людей известных. Среди них Алексей Толстой, описавший взятие в Гражданскую войну Ставрополя Таманской армией, Иван Егоров, красочно повествующий о сытной и основательной дореволюционной жизни, Семен Бабаевский, запечатлевший виды с Крепостной горы, народная артистка СССР Людмила Зыкина, неоднократно бывавшая у нас, краевед Владимир Гниловской, писатель Андрей Губин, филолог Клара Штайн.

Для понимания, что и за чем следовало в истории города, приведена историческая хроника, когда была заложена Ставропольская крепость №8 Азово-Моздокской оборонительной линии, и до 2013 года. Последняя запись датирована 3 апреля: «Ликвидировано старейшее предприятие города и края - завод «Красный металлист».

Какая история обходится без фактов просто любопытных? И на Ставрополь их тоже хватает. Факты, может, и известные, но все больше в узких кругах, а потому напомнить о них авторы посчитали не лишним. Скажем, о прибытии в город имама Шамиля, о встрече горожанами Николая I и Александра II, исторических коллизиях Триумфальной арки.

 
Традиции бывают разные
 

А вот факт из числа не столько любопытных, сколько печальных.

Так, в 1910 году некто А.В. Архангельский подготовил статистический очерк «Пьянство в Ставропольской губернии». Вот один из примеров: «Остается сказать в заключении с чувством скорби, что ныне у нас пьют водку даже дети… Из наблюдений, произведенных в некоторых школах Ставропольской губернии, оказалось, что из 60 учащихся в них пьющих водку было 55, из коих 35 напивались допьяна, и только 5 не знали вкуса водки». И далее: «Приводимые здесь цифровые данные не подлежат никакому сомнению, так как взяты из официального источника».

А вот еще факт на эту же тему, но веселее - о том, как ставропольские купцы под видом одеколона торговали паленой водкой. То есть водка, может, и нормальная была, но купцы уходили от акцизных сборов.

Дело было в середине 1880-х годов. Чиновник акцизного управления составил акт, в котором говорилось, что Георгий Алафузов полгода гнал «одеколон» и продавал его 12-литровыми ведрами по цене от пяти рублей до четвертака. Шел «одеколон» хорошо - в день по 30-35 ведер, что отражено в хозяйственной книге.

На вопрос акцизного надзирателя, для какой цели заводчик делает одеколон в таких объемах, его доверенное лицо парировал: «Я не считаю себя  вправе спрашивать покупателей, для какой надобности они берут одеколон, равно как и о месте их жительства и их звании». Проще говоря, а не пошли бы вон, господа!

Наконец, на злобу дня сегодняшнего.

Секретарь Ставропольского статкомитета И.В. Бентковский сообщает о должностных злоупотреблениях купца Ильи Волкова, который в 1805 году исполнял обязанности городского головы.

Пользуясь служебным положением, Волков обратился к землемеру о выделении ему  участочка возле Карабинского источника под тутовые плантации. Городской магистрат эту просьбу зарубил, мотивируя свое решение тем, что Волков «действует во вред интересам общества» и без соответствующего разрешения уже захватил на городском выгоне несколько десятин земли.

Однако губернское правление не уделило должного внимания заявлению городского магистрата, и результат не заставил себя ждать. В 1808 году Волков и уездный казначей растратили 20 тысяч казенных рублей. Бентковский утверждал, что не было чиновника, который не успел бы обеспечить свое материальное положение за счет казенной земельной собственности.

Остается констатировать, что в этом смысле за двести лет ничего не изменилось. За примерами ходить далеко не надо - достаточно вспомнить биографии «отцов» города постперестроечного периода: кто в бегах, кто за решеткой.

Но история куда шире деяний купцов и градоначальников, и даже в том большом труде, что подарили нам Василий Гаазов и Марина Лец, сказано ведь по краеведческим меркам совсем немного. Книга дает возможность взглянуть на прошлое города, далекое и близкое, со всех сторон. Это невероятно занимательно, но это лишь начало.

 
Олег ПАРФЁНОВ
 
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий