Поиск на сайте

 

 

Нестерпима душевная боль от мысли, что Украина теперь заграница, а Киев – колыбель городов русских – более не  наш, чужой...

 

...И Одесса - чужая, и Киев - чужой, и почти стопроцентно русскоязычный Харьков - и тот чужой. Этого же не может быть, шизофрения какая-то! При царе даже Варшава была нашей, а теперь при подобном развитии событий скоро и Москва будет не нашей. Хотя про нее и так говорят, что Москва - это уже не Россия...
А ты из-за Харькова страдаешь? Дурачок... (сказал бы А. Райкин). Да, страдаю, в том числе и потому, что под этим самым Харьковом в селении Зеленый Колодец живет моя двоюродная сестра, у которой кровных родственников на Украине - никого, все в России. Последний раз я был у нее в гостях в далеком 1983 году.
Приехал в три часа ночи, а родственники не спят - гостя ждут. На столе из-за угощений даже бутылку некуда поставить. Спустились в погреб с мужем сестры, а это же не погреб, а продуктовый склад от золотой рыбки. Вы когда-нибудь ели украинский окорок? А хрустящие огурчики? И под горилочку?
Теперь же, пишут родственники, одни огурчики и спасают. Начинают их сеять в теплице уже в конце февраля и стараются, пока сезон, вывезти на рынок этих огурчиков как можно больше, чтобы на вырученные деньги прожить до следующего сезона. А цены все падают и падают. «А что же в погребе-то?» - спрашиваю сестру в письме. Отвечает, что гвозди да крючки, на которых при советской власти висели колбасы, окорока и прочие деликатесы. И сала нет? Говорит, случается, но быстро кончается.
Разумеется, дело не в еде, ведь бывали времена и хуже. Но удивительное дело - в те трудные времена народы Советского Союза, той же Украины и России, даже не думали о национальном вопросе, даже в мыслях не держали делиться, разбегаться по национальным квартирам. Так что не еда разделила Украину и Россию.
А что же разделило? Не будем лукавить - капитализм разделил, разделила частная собственность на средства производства. А капитализм неизбежно предполагает национализм как форму коллективного эгоизма. Отсюда и возникновение новых «государственных» границ.
Тут все железобетонно по марксизму, как бы кто-то над ним ни хихикал. По этой же причине «не вытанцовывается», говоря словами Гоголя, российско-белорусское государство. Как же, как же: а собственность, а конкуренция, а это «великое» слово «мое», с чего, по мысли Жан-Жака Руссо, и началась несправедливость на Земле?
Но я все-таки хотел бы коснуться не политической (с которой все ясно), а психологической стороны дела. Владимир Путин как-то назвал развал Советского Союза главной геополитической катастрофой XX века, чем немало удивил как своих противников, так и сторонников. Не будем с ним спорить, разве что слово «развал» нужно бы заменить более точным - «разрушение». Ведь 72% граждан советской страны высказались за сохранение Союза, но политики не посчитали нужным считаться с волей народа. 
А если назвать главную геополитическую катастрофу всего тысячелетия? Уверен, что такой катастрофой, более страшной, чем разрушение СССР, является разъединение, изгиб, разрыв, излом через колено исторического союза и братства триединого народа русских, украинцев и белорусов.
Тут и фактор капитализма надо отодвинуть на второй план: как могли эти народы обособиться в отдельные государства? Смириться бы давно надо, но не вмещается сей факт ни в рамки логики, ни в рамки чувств. Ах, как писали под себя враги славян, когда развод русских, украинцев и белорусов стал фактом! От радости, разумеется. 
Это примерно то же самое, если бы США опять разделились на Север и Юг, образовав независимые государства и начав воевать друг с другом. Впрочем, неудачное сравнение. Для США такое деление было бы делом почти естественным. Ведь США по историческим меркам подросток в сравнении с нами, мы же тысячелетняя цивилизация! Более того, старше. 
Ведь, вне всякого сомнения, наша совместная история началась не с крещения Руси, не с Киевской Руси и уж тем более не с Переяславской рады, а гораздо раньше, хотя насколько именно раньше, точно не скажет никто. 
Но и отраженной в летописях истории наших народов вполне достаточно, чтобы развести в стороны руки и сказать: «Не понимаю, как могли эти народы убежать друг от друга?»
Но факт остается фактом. На радость всем недругам славян русские, украинцы и белорусы теперь народы разных стран. Разъединились, чтобы погибнуть поодиночке. С годами чувство противоестественности такого положения дел сильно притупилось даже у людей советского воспитания. Что уж говорить о молодежи? 
Я был участником двух всеармейских офицерских собраний. Помнится, на последнем из них (в январе 1991 года) на сцену в нарушение всякого регламента и требований воинской дисциплины, игнорируя всякую субординацию, выбежал какой-то майор и, обращаясь к залу, сказал: «Товарищи офицеры! Мы обязаны объявить наше собрание высшим органом советской власти и взять власть в свои руки! В противном случае через несколько лет мы, собравшиеся здесь, будем смотреть друг на друга через прицелы оружия!» Разумеется, майору не дали договорить. Закричали, дескать, этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Данный эпизод даже не попал в официальные отчеты о работе офицерского форума.
Но майор точно попал (заглянул) в недалекое будущее наших народов. И вот уже русские и чеченцы, русские и грузины стреляют друг в друга. А в Севастополе украинские силовики отлавливают русских матросов с целью проверки законности их пребывания на территории «иностранного государства». Над российскими объектами в Севастополе запрещают поднимать русские флаги. Каково? 
Началось самое страшное: государственная политика неприязни друг к другу начинает просачиваться на уровень обыденного сознания людей. И признаем: на Украине это проявляется более, чем в России. Здесь я, украинец, нахожусь в абсолютно комфортных условиях. 
Никто из русских не то чтобы ни разу не попрекнул, но даже не напомнил мне о национальной принадлежности. Судя по сообщениям из Украины (Западной), там русским вовсе не так комфортно.
Так что скоро, случись что, молодые русские, украинцы и белорусы станут воспринимать друг друга как естественных врагов. И это не фантастика. 
Сначала нас разъединили, потом противопоставили друг другу, потом зажгли бикфордов шнур голодомора. Далее последует взрыв на радость нашим общим врагам.
И вот уже наблюдаем, как Украина бежит в НАТО, нашла себе друзей в лице американцев, а в русских видит притеснителей и поработителей.
Белоруссия также всё более поворачивает голову в сторону Европы, и даже признала территорию Южной Осетии и Абхазии органической частью Грузии, т. е. показала России фигу. Как видим, государственные отношения трех славянских народов накаляются всё более. 
Что делать? Нужно не верить политикам, реализующим волю частного капитала. Народы, воюющие друг с другом, - это почти всегда марионетки своих политиков. Что сделали политики для восстановления союза трех славянских народов? 
Исключая Лукашенко, кажется, ничего. Да и тот устал стучаться в нашу дверь. Что делал столько лет на Украине посол Черномырдин? Наладит ли наши отношения с украинцами новый посол Зурабов? Как Москва допустила, что в Украине и Грузии президентами стали откровенные и патологические враги нашего государства? 
А вот американцы не стесняются превращать наших бывших друзей в потенциальных врагов. Можно не сомневаться в том, что Запад и далее будет делать всё возможное, чтобы не допустить нового союза русских, украинцев и белорусов. Для них наш развод - песня сладчайшей мелодии.
Итак, нужна народная дипломатия. Нужно, чтобы простые люди брали в свои руки инициативу по соединению народов, ведь русские, украинцы и белорусы были и остаются братьями на все времена. Такие люди еще есть, хотя их число катастрофически сокращается. Конкретные формы «взятия власти» должна выработать сама жизнь. 
Пока же самое реальное дело по укреплению дружбы русских и украинцев предпринял патриарх Кирилл. Да, националисты его встретили лозунгами типа «Кирилла на Курилы», но сколько было этих крикунов на фоне тысяч и тысяч наши братьев и единоверцев? Горстка.

 

Николай БОНДАРЕНКО, украинец,
полковник в запасе, 
житель Ставрополя



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий