Поиск на сайте

 

В минувший четверг студенты и преподаватели Ставропольского госуниверситета предприняли очередное познавательное путешествие по местам, которые по праву могут считаться гордостью края. На этот раз объектом внимания стал Железноводск, самый маленький среди городов-курортов Кавказских Минеральных Вод по численности населения (около 25 тысяч человек), но самый большой по территории (более 9 тысяч гектаров).
В 2000-м Европейская ассоциация курортных городов признала Железноводск одной из лучших бальнеологических здравниц, однако уникальность его не только в свойствах, благоприятно влияющих на печень, желудок и поджелудочную, но еще в истории и природе. Самое время погулять, когда уже пригрело первое весеннее солнышко, косогоры покрылись ковриком из лютиков, пролесков и хохлатки, а наплыва курортников пока не случилось.
Роль экскурсоводов на этот раз на себя взяли краевед Василий Гаазов и докторант СГУ Денис Петренко.

 

Давно это было, гласит легенда. Тогда лишь великаны - богатыри нарты - жили на этой земле, а седовласый Эльбрус был главой племени. Но вот Эльбрус и сын его Бештау страстно влюбились в юную и очаровательную Машуку.
А потом девичья красота стала причиной ссоры, когда сын и отец сошлись в смертельной схватке. В ней не было ни победителей, ни побежденных, а в память о тех событиях застыли горы. Рассеченный мечом сына Эльбрус стал кавказским исполином, а поверженный Бештау - горой Пятигорья.
Его шлем, сбитый в бою, застыл в стороне от воина, превратившись со временем в гору, именуемую ныне Железной.
Это одна из известных и популярных в этих местах вершин, встреча с которой происходит уже на подъезде к Железноводску. Издали, почти сплошь покрытая лесом, она действительно напоминает шлем воина. В недрах горы берут начало целебные источники.
Две сотни лет назад известный на Кавказе доктор Федор Петрович Гааз в беседе с черкесским князем Измаил-беем Атажукиным узнал, что позади Бештау бьет горячий ключ, в котором тот даже купался. Это известие неутомимого исследователя природы привело в неописуемый восторг, и скоро он в сопровождении казаков отправляется на это место, чтобы лично удостовериться в словах князя.
Сюда доктор скачет тем же путем, который в свое время описал Лермонтов в поэме «Измаил-бей».
В тот самый год, осенним днем,
Между Железной и Змеиной,
Где чуть приметный путь лежал,
Цветущей узкою долиной
Тихонько всадник проезжал…
Обогнув Гуч-Тау с севера (ныне гора Шелудивая), всадники оказались на небольшой площадке у подножия Железной. А вскоре обнаружили место, где в сложенный из груды камней бассейн для купания вливалась горячая минеральная вода.
Неподалеку от «купели» был обнаружен еще один источник, а немного поодаль - и третий. По цвету красновато-бурых отложений на камнях Федор Гааз решил, что им открыты железистые источники, которые вместе с горой над ними он и называет в честь наследника российского престола Константиновскими.
Правда, с типом источников доктор все же ошибся. Но выяснится это позднее, уже в ХХ веке, когда было установлено, что содержание железа в воде едва достигает 5 миллиграммов на литр. Все источники оказались углекисло-гидрокарбонатно-сульфатно-натриево-кальциевыми.
Один из них сохранился до наших дней, и сегодня называется Лермонтовским. А вот гора, несмотря на допущенную Гаазом оплошность, сохранила за собой имя Железной, подарив его впоследствии и городу.
Первые больные на Железные Воды стали приезжать в 1812 году. Елена Андреевна Ган (урожденная Фадеева), русская писательница, мать известной путешественницы, писательницы и теософа Елены Петровны Блаватской, в своем сочинении «Воспоминание Железноводска» об окрестностях будущего курорта оставила такие строки: «…Гордо возносятся над землей кавказские громады, увенчанные гранитным венцом, у ног их волнуется лес, журчат целебные источники горячей и студеной воды, средь кустов виднеются хижины, крытые камышом, над ними белеют ванны, суетятся люди, прибывшие издалека лечить немочи души и тела…»
Такими были первые страницы в истории курортного Железноводска.
Кто бывал здесь хоть раз, не мог не воспользоваться случаем, чтобы заглянуть в парк, а еще лучше - совершить по нему скромную прогулку. Самой простой может стать трехкилометровый маршрут вокруг подножия горы Железной.
Когда попадаешь в парк со стороны автовокзала, первое, что поражает своим великолепием, это один из корпусов санатория им. Тельмана: восточный орнамент,  зубчатые стены, минарет. К главному входу ведет изящная каменная лестница, украшенная шарами в диаметре с полметра,  скульптуры львов, олицетворяющие могущество владельца здешних мест, и надпись на арабском «Мир входящему» на входной арке.
Это здание построено было в начале прошлого века как летняя резиденция эмира бухарского.
В свое время в санатории лечились и отдыхали Клара Цеткин, Надежда Крупская и Мария Ильинична Ульянова. Внутри, увы, ничего из былых украшательств эмира не сохранилось, кроме роскошного, в орнаментах, камина, но даже он один стоит того, чтобы заглянуть во дворец.
Неподалеку раскинулась Пушкинская галерея, в которой, было время, играли оркестры, а сегодня торгуют шубами. По легкости и изяществу архитектуры это здание, наравне с другими, требующими срочной реставрации, пока что служит еще одним из украшений Лечебного парка.
Ажурная, выполненная из металла и разноцветного стекла конструкция является памятником начала ХХ века. В 1937 году, когда отмечали столетие со дня гибели Пушкина, в галерее установили скульптуру поэта, выполненную небезызвестным Сергеем Дмитриевичем Меркуровым (автором многочисленных монументов Сталину, в том числе трех самых крупных в СССР) «Пушкин у моря».
Это первый памятник поэту на Ставрополье. Почему Пушкин на Кавказских Минеральных Водах гуляет по брегу морскому, экскурсоводы так сразу ответить не смогли, обещав подумать. Но сам памятник весьма оригинален и несет в себе много свежего и неожиданного. Любопытная деталь: оригинал его не сохранился, но копия, выполненная в 2002 году, украшает расположенный по соседству сквер.
Рядом, что пропустить уж никак нельзя, бювет Славяновского источника. Открыт он был в начале прошлого века доктором Владимирским, а обустроен горным инженером Славяновым, в честь которого в дальнейшем и был назван. С помощью ручной буровой установки последний извлек из глубины 120 метров термальные воды 55 градусов.
Чуть ниже Славяновского источника располагается Смирновский бювет, а вернее, галерея, напоминающая внушительных размеров белую подкову. Трудно вообразить, что в прошлом это место называли Грязнушкой, а местное население приходило сюда, как в баню, помыться. 
Московский врач Семен Алексеевич Смирнов расчистил углубление, куда вливалась вода, рожденная под землей, а после проведения химического анализа источника рекомендовал его для лечения желудочных болезней.
Вниз от галереи сбегает лестница в виде двух рядов каменных маршей. Особый шарм этому величественному архитектурному строению, построенному в 1935 году, придают каменные вазы с цветами и скульптуры на античные сюжеты.
В центре площадки светомузыкальный фонтан, сбоку на искусственно сложенной горке камней красуется скульптура орла. Хищная птица только что схватила добычу и, расправив крылья, готовится взмыть с нею в воздух.
От источника рукой подать до «Осколка горы Железной». Надпись, выбитая на камне, гласит, что во время землетрясения в ночь с 10 на 11 апреля 1892 года эта глыба весом в 1700 пудов скатилась с восточного склона горы. Напугав отдыхающих своим грохотом, она оставила после себя широкую просеку. С тех пор каменный осколок служит местной достопримечательностью, собирая вокруг немало народу. Это к вопросу о том, как можно создавать историю, было бы желание и любовь к своей малой родине.
Поднимаемся на кольцевую аллею вокруг горы Железной, заложенную в 1901 году, - что может быть лучше прогулки в чудном лесу, перемешанном из дикорастущего ясеня, клена и дуба! Большинство деревьев имеет уже весьма солидный возраст - от 80 до 100 лет. Каждая сотня метров пути отмечена столбиком, на котором изображены персонажи из произведений Лермонтова.
Так вот за дружеской беседой и добрым анекдотом незаметно оказываешься на развилке дорог. Прямо пойдешь – выйдешь, откуда начал свой путь. Свернешь - попадешь к гроту «Летней мерзлоты» на соседней горе Развалка и Селитряным скалам, где сохранилась стоянка древнего человека.
Но, как договорились, прогулка скромная, путь держим прямо, никуда не сворачивая.
А вот и белоснежный питьевой павильон с шестью ионическими колоннами в окружении сосен и елей. У входа темнеет барельеф Лермонтова, рядом укреплена мемориальная доска с надписью, извещающей, что водой из этого источника наслаждался поэт.
У кого дыхалка в порядке, неплохо бы еще подняться на вершину Железной (851 метр над уровнем моря), с севера нависающей над городом. Взойти на нее можно практически из любой точки парка, тропинок, ведущих наверх, полно, но лучше воспользоваться терренкуром. Длина его немногим более трех километров.
Вершина Железной напоминает площадку в пару сотен квадратных метров, окруженную скалистыми обрывами в обрамлении кустарников. При хорошей погоде как на ладошке виден Бештау.
И как тут здорово ведь, а! И зачем тащиться в Турцию, когда под самым боком такое великолепие...

 

Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий