Поиск на сайте

 

 

С уходом 2009-го завершился Год молодежи. Каковы были его итоги на Ставрополье? Об этом с обозревателем «Открытой» беседует председатель краевого Совета молодых ученых и специалистов, доцент кафедры «Эпизоотология и микробиология» Ставропольского государственного аграрного университета, руководитель университетского Научно-инновационного учебного центра, кандидат ветеринарных наук Виталий МОРОЗОВ (на снимке).

 

- Виталий, Год молодежи в России прошел под знаком инноваций. Насколько я знаю, одной из приоритетных задач как раз и было создание во всех регионах страны таких советов, как ваш.
- Как говорится, новое - это хорошо забытое старое. Советы молодых ученых существовали повсеместно в советское время, но в 90-е, на фоне развала отечественной науки, надобность в них просто отпала. Правда, такие советы продолжали работать в нескольких самых продвинутых регионах, где прикладная наука оставалась востребованной (например, в Татарстане).
Что касается именно нашего совета, то он был создан летом прошлого года постановлением правительства края. В него вошли по два человека от каждого из девяти самых крупных вузов края (из Пятигорска, Невинномысска и Ставрополя). Плюс еще два представителя Комитета по делам молодежи, на базе которого мы, собственно, и существуем.
- Чем конкретно занимается ваш совет?
- Как записано в положении, это экспертно-консультативный орган при правительстве края, который решает «вопросы молодежной политики в научно-образовательной сфере и кадрового обеспечения развития инновационной экономики края». Полномочия у нас очень широкие, вплоть до права выходить с законодательными инициативами. 
Весной планируем провести большую краевую конференцию для молодых ученых, по итогам которой будут распределяться государственные гранты. Также собираемся издавать собственный научный журнал, где могут публиковаться ребята, работающие в самых разных областях (видимо, он будет выходить в электронном виде на нашем сайте). 
- Но, согласитесь, сегодня недостатка в конференциях и научных журналах нет. Широко разнести свои идеи для молодого ученого не проблема, порой для него куда сложнее сформулировать эти самые идеи: я имею в виду финансирование исследований…
- Да, современная наука не может существовать без денег. Понятно, молодому ученому денег никто просто так не даст - ни государство, ни частные инвесторы, ни общественные фонды. Чтобы получить грант, исследователь должен доказать состоятельность и коммерческую перспективность своего проекта. 
Но сегодня большинство ученых, увы, не обладают даже элементарными навыками самопрезентации и поиска средств (того, что называется «фандрайзинг»). И наш совет призван стать путеводной звездой для самых талантливых ребят, которые хотят получить гранты на свои исследования. Будем в вузах края проводить обучающие семинары, консультации: как грамотно написать заявку на грант, как найти инвестора.
- Грантовых программ сейчас в России великое множество. Вы уже определились, с какими конкретно будете работать?
- Ну, во-первых, наш совет уже получил аккредитацию по программе «Умник», которую курирует государственный Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.
Ребята, которые победят на нашей весенней конференции, смогут получить грант в размере 220 тысяч рублей. Участвовать в этой программе вправе студенты, аспиранты, молодые ученые в возрасте от 18 до 28 лет. А уже осенью аналогичную конференцию (где также будут отбираться претенденты на федеральные гранты) проведет Минобразования края. Наш совет будет работать с Москвой и по другим грантовым проектам. Это президентская премия в области науки и техники (размер - два миллиона рублей), Национальная премия в области инноваций для молодежи «Зворыкинская премия» (1 млн. рублей), молодежная премия в области наноиндустрии (300 тысяч рублей)...
- Интересно, а существуют аналогичные краевые программы?
- Да, сегодня их две. С нынешнего года Союз молодежи Ставрополья сов-местно с нашим советом запускает программу «Золотой век инноваций» - это 20 премий для молодых ученых по 50 тысяч рублей каждая. Также по инициативе губернатора появилась «Премия-2020»: в этом году грант в размере 20 тысяч рублей получат 10 молодых исследователей, в следующем - 11, потом - 12… И так до 2020 года, пока лауреатов не станет 20.
- При распределении грантов вы будете отдавать предпочтение каким-то конкретным специальностям?
- Тем, которые объявил приоритетными для страны президент Дмитрий Медведев: это био-, нано- и информационные технологии, материаловедение, фармацевтика, приборостроение... Желательно, чтобы у исследователя уже были патенты или авторские свидетельства на свои изобретения, это намного повышает его шансы на получение гранта. Уже проходит то время, когда ученый мог позволить себе писать в стол. Научные достижения должны внедряться в коммерческий оборот, иначе они просто никому не нужны. А в попечительских советах любых грантовых программ сидят люди (будь то чиновники или бизнесмены), прекрасно знающие рыночную конъюнктуру и отбирают только те проекты, которые будут востребованы на рынке. Если ты плетешься в хвосте научного прогресса, то естественно, что твоя работа (сколь бы гениальной она тебе самому ни казалась) никому не нужна. 
- Между тем еще с советского времени в нашей науке доминирует совсем другой подход: большинство работ пишется для галочки, даже без призрачной перспективы практического применения.
- У нас в стране с советского времени осталась огромная неповоротливая система НИИ, в которой работает множество людей. Но при этом по количеству цитирований (а это универсальный критерий актуальности любых научных исследований) российские ученые в числе мировых аутсайдеров. То есть налицо огромная пропасть между количеством ученых и качеством их конечного продукта. 
Ведь как было до последнего времени: ты можешь писать диссертацию или монографию несколько лет, никуда не спеша, переделывая ее сто раз, а после публикации сразу положить в стол и забыть. Тебя даже не интересует, что будет с результатами твоего исследования дальше, найдут ли они применение. Такая вот бестолковая наука ради науки…  
А вот у тех ученых, чьи работы финансируются через систему грантов, полностью меняются сами подходы к работе и мировоззрение. Грант - это персональная ответственность за каждый твой шаг. Ведь тебе обязательно нужно иметь четкий план работы (его утверждает конкурсная комиссия, перед которой ты потом отчитываешься по каждому пункту) и при этом беречь каждую копеечку. 
- По вашим наблюдениям, молодые ученые сегодня видят реальную поддержку со стороны государства?
- Еще в 1994 году были созданы три государственных научных фонда (Российский фонд фундаментальных исследований - РФФИ, Российский гуманитарный научный фонд - РГНФ и Фонд содействия малым предприятиям), однако финансирование их грантовых программ было очень скромным. 
Не секрет, что у государства тогда просто не было денег на поддержку прикладной и фундаментальной науки. Серьезные сдвиги стали происходить только в последнее время, когда всерьез заговорили об инновациях, модернизации, экономике нового типа. Например, еще два года назад президентский грант в области науки и техники составлял всего 200 тысяч рублей, а сейчас уже 600 тысяч. 
- А какую роль сыграл Год молодежи в подъеме российской науки?
- Огромную! В прошлом году Росмолодежь запустила «Зворыкинский проект» под говорящим лозунгом: «Здесь идеи превращаются в деньги». Все мероприятия этого проекта как раз и построены на отборе наиболее перспективных исследований: это майские «Дни русских инноваций», форум «Селигер», 13 межрегиональных (окружных) и всероссийский Инновационный конвент и многое другое. 
- Виталий, вы ведь и сами ездили на «Селигер» и даже вошли в число его победителей. Реальную поддержку получили?
- Сразу скажу, что победа на «Селигере» - это не моя персональная заслуга, но и моего научного руководителя, профессора нашего университета, заслуженного деятеля науки РФ Анатолия Федоровича Дмитриева. Мы совместно разработали принципиально новый прибор, который позволяет очень точно определять степень микробной загрязненности воздуха. Такой прибор может быть востребован в самых разных отраслях, от медицины и ветеринарии до пищевой промышленности. У нас уже есть пять патентов на изобретения, а в прошлом году мы получили грант в размере 1 миллиона рублей от Фонда содействия малым предприятиям. Чтобы освоить эти деньги, создали свою фирму - ООО НПО «Витана».
Так вот, срок гранта заканчивается нынешним летом. А на «Селигере» я подписал с фондом протокол о намерениях, по которому с будущего года нам будет выделено еще 2 млн. рублей на исследования. Сейчас же перед нами стоит важнейшая задача: сертифицировать наш прибор (без сертификата говорить о его коммерческом применении невозможно). 
- И много ли в крае подобных примеров?
- Победителем «Селигера» стал студент 5-го курса электроэнергетического факультета нашего университета Максим Мастепаненко. Он разработал уникальный датчик, который позволяет мерить уровень жидкости в закрытых емкостях (например, на нефтебазах, молокозаводах). 
Точность измерений на порядок выше, чем у всех существующих приборов (учитывая, что объем слоя жидкости толщиной даже 1 мм в огромном резервуаре составляет десятки литров). Причем можно встроить в этот приборчик gsm-модуль - и тогда хозяин автозаправки будет регулярно получать sms с информацией о том, сколько бензина осталось в резервуаре. Максим тоже получил грант от научного фонда, открыл свое ООО, на счета которого идут грантовые средства. Сейчас он также готовится к тому, чтобы получить сертификат на свой датчик. И вот таких примеров можно привести множество. После Года молодежи молодые ученые по всей стране воочию увидели, что они нужны государству. И я уверен, что уже в ближайшее время российскую науку ждет мощный приток молодежи.

 

Беседовал 
Антон ЧАБЛИН

Голос за!

Голоса: 26

You voted ‘up’



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий