Поиск на сайте

 

 

Венгерские зарисовки обозревателя «Открытой» Антона Чаблина

 
Где живёт собака-щётка?
 

Читатель, с чем у тебя ассоциируется Венгрия? Дунай, Будапешт, Рыбацкий бастион, крупнейшее в Европе озеро Балатон, оперетты Имре Кальмана, танец чардаш, суп-гуляш, марципановые фигурки, токайские вина, «Бычья кровь», фруктовая настойка палинка, самый пушистый пес в мире  породы комодор...

Нет, не думайте, что я такой умный и знаю всё обо всех странах. Еще месяц назад я ровным счетом ничего не знал о Венгрии, когда московские знакомые пригласили нашу семью в гости в эту страну. Куда-куда, переспросил я? Ведь даже названия центральноевропейских столиц у рядового россиянина путаются в голове.

Резон у наших друзей был прост: сейчас Венгрия – в десятке самых бедных стран Евросоюза, она переживает тяжелый экономический кризис, поэтому здесь необычайно дешевая жизнь... Необычайно дешевая, конечно, по московским меркам: на каждого жителя Венгрии в год приходится $13 тысяч, в то время как в Первопрестольной – втрое больше.

Поэтому русские последние годы все чаще становятся гостями на берегах Балатона. Согласно последней переписи 2011 года, в Венгрии проживает почти 3 тысячи русских и 6 тысяч русскоговорящих граждан. Сами венгры, кстати, постепенно вымирают (участь почти всех наций старушки-Европы). 

Но, к счастью для них, русских в стране чуток поболее, нежели китайцев, и аж в полтора раза больше, чем арабов или вьетнамцев. Хотя, возможно, лет через десять все будет наоборот.

Чопорная статистика констатирует: Венгрия становится все более популярным туристическим направлением для рядовых россиян. Всего за год число поездок в эту страну выросло вдвое: 26 тысяч человек за первые полгода (в прошлом было 13). Как говорится, приценились и распробовали!..

 
Дунай сегодня неспокоен...
 

Вся Венгрия по площади – это как полтора Ставропольских края, из конца в конец (от Украины до Австрии) ее можно на машине проехать часов за пять. Мы были в стране мадьяр пять дней, и за это время успели посетить четыре города, совершенно разных и непохожих друг на друга: Будапешт, Залакарош, Хевиз и Кёстхей.

Рассказать о столице объем газетной статьи, конечно, не позволит – это просто рукотворное чудо, недаром вся центральная часть Будапешта находится под охраной ЮНЕСКО как достояние человечества. Правда, стоит немного отойти от исторического центра, как взгляду предстанут пейзажи совсем не культурные: даже на оживленных и широких, но периферийных улицах вечерами высятся горы мусора.

Около каждого кафе или магазинчика (а закрываются они рано) спят бомжи. И не просто спят: у каждого оборудовано настоящее лежбище, устланное картонками и тряпьем. Телефонные будки снизу доверху расписаны граффити, по копоти ясно видно, что почти каждую пытались поджечь.

Нет, не подумайте, что это портрет Венгрии. Скорее, портрет любого мегаполиса на планете, отравленного ядом социального неравенства и безработицы.

«Совок» – это ведь не только про Россию говорят, но, увы, и про добрую половину Европы, которая полвека обреталась в социалистическом лагере. Признаки «совка» в Будапеште можно встретить частенько: побитые, заброшенные ангары по дороге из аэропорта в город, бедненькие домишки на окраинах с подвязанными тряпочками жердинами заборов...

 
Правда о подземных лабиринтах
 

Сами венгры «советский» период в собственной истории стараются не то чтобы забыть, а переосмыслить. В центре Будапешта, на главном, парадном проспекте высится огромное серое здание – Terror Hаza, или Дом террора. Такое впечатление, что перенесся в Москву на Старую площадь.

В советские годы здесь располагалась штаб-квартира Комитета госбезопасности, под нею вырыли огромное подземелье-лабиринт, где пытали политзаключенных. Причем Красная армия отбила это здание у нацистов, которые в годы Второй мировой войны начинали оборудовать здесь тюрьму для врагов рейха.

Казалось бы, трагические события 1956 года, когда Красная армия буквально утопила Будапешт в крови, должны были навеки рассорить наши нации. Но нет, никакого предубеждения к русским со стороны местных сегодня нет.

По крайней мере, за время пребывания в Венгрии мы его не испытали. Напротив, прагматичные венгры понимают, что уж лучше привечать русских и украинцев, нежели людей совершенно чуждого менталитета – арабов или индусов.

Наверное, самое популярное местечко, где можно встретить русских, – Хевиз. Это знаменитое на весь мир термальное озеро, вокруг которого располагается одноименный город. Побывав здесь, поневоле сравнивал с далеким, но родным Кисловодском. Увы, сравнение не в пользу последнего.

В отличие от суетной столицы, жизнь здесь тиха и размеренна – чисто, прибрано, аккуратно, никаких пробок, уродливых новостроек и стеклопластика... 

По сути, это просто очень большая деревня (население 5 тысяч человек). И на каждом углу можно встретить надписи на русском языке: они зазывают в экскурсионные бюро, прокаты машин и, конечно, в рестораны, коих тьма.

 
Кого любит матушка-Европа
 

Как ни старался, но риэлторских служб (в отличие от нашего Кисловодска) в Хевизе я не нашел. Оказывается, местные законы строго ограничивают численность населения, как и численность автопарка (так же и на других курортах Европы - в Карловых Варах или Баден-Бадене).

Но все равно счастливых покупателей квартир из России тут все больше. В ресторанах меню непременно на русском, на нем же разговаривают официанты и бармены, таксисты и гиды. Однако все же второй по популярности (после венгерского, разумеется) – немецкий язык.

А вообще, здесь можно встретить жителей всей матушки-Европы – от словаков до итальянцев. Такова прелесть жизни без границ: сел в машину – и через пару часов можешь отведать вместо родных равиоли чудный мадьярский гуляш. Перекусил – и снова в путь, на морское побережье, в Хорватию.

Правда, с каждым годом такая расточительная жизнь самим венграм становится все менее доступна: после присоединения к Евросоюзу (а произошло это ровно десять лет назад) здесь стал ускоряться экономический кризис.

Венгрия прошла тот же самый путь, что и другие бывшие страны соцлагеря: не в силах конкурировать с крупным капиталом из «старых» государств Европы, пришлось распродавать заводы.

Сейчас вся промышленность тут не местная (кое-что, кстати, перепало и «Газпрому», так что нам нечего брюзжать). И следа не осталось от славившихся в советские годы автобусов «Икарус» (до распада СССР, кстати, крупнейший автозавод в Европе!) или зеленого горошка «Глобус».

Но больнее всего эта «интеграция» (с позволения, в кавычках) ударила по сельскому хозяйству: оно дает 5% валового продукта Венгрии, занято в нем 50 тысяч человек. Венгрия, кстати, лидер среди стран Европы по трудолюбию – возделана половина площади страны! 

Даже в работящей Германии такого нет. Но, увы, многие сады и виноградники пришлось вырубить, поскольку продукция оказалась неконкурентоспособна, скажем, с испанской.

 
Фозелек или паприкаш?
 

Венгры, болезненно ощутившие на своей шкуре новый европейский порядок, потому так активно и протестовали против введения новых санкций против России. Это бы окончательно подкосило сельское хозяйство, которое во многом ориентировано на нашу страну.

Кстати, побывав здесь и воочию увидев трудолюбие и любовь к родной земле мадьяр, никогда не поверю в байки о том, что Европа нас кормит «химией». Мне кажется, такие люди просто генетически не способны делать плохую еду.

Кстати, венгерская кухня – это гигантский пласт народной культуры, который, наверное, даже важнее, чем на Кавказе. Проезжая по Хевизу, поразился: на заднем дворе каждого частного домика – аккуратный виноградник на две-три сотки.

Вино здесь и впрямь пьют, как у нас кефир – для улучшения пищеварения. Утром, днем и вечером. Тем более стоит оно дешевле, чем в России вода, – 200-300 форинтов за большой бокал (30 рублей). В изнывающую жару люди сидят на летних верандах и потягивают вино, как у нас бы пили кофе. Чудная картина!

Венгры – большие любители мяса, из которого здесь готовят великое множество блюд. Но, конечно, самое известное – гуляш, густой суп с тушеной говядиной.

Еще мне довелось отведать паприкаш (цыпленок, тушенный в сметане), фозелек (что-то среднее между наваристым супом и мясным рагу). А были еще фруктовые супы, блины-палачинки, вкуснейшие штрудели.

Венгры вообще большие выдумщики по части еды, ведь на их кухню оказали влияние и турки, и немцы, и славяне... Да и как не быть хлебосольными, когда благодатная земля рождает столько вкусностей. Одной оленины в местных ресторанах несколько видов. И можете не сомневаться, что свежей и настоящей, а не замороженной. Здесь не принято обманывать, все на честности.

Больше всего в венгерской кухне поразило меня не ее разнообразие, а размеры порций. Наесться до отвала можно одним блюдом, а официанты все несут и несут заказы. Это вам не Франция, где шеф-повар корпит над крошечным ребрышком или корзинкой с паштетом.

Наверное, поэтому с русскими венгры нынче так ладят – и поесть, и выпить вместе любим. А после стопочки еще и сплясать: в венгерских ресторанах самый частый гость – скрипач, который сыграет заводной чардаш.

Итак, проехавшись по разным венгерским городам, мы с семьей достигли пункта нашего назначения – городка Залакарош, что почти на границе с Италией. И он оказался полон самых удивительных открытий. Но об этом я расскажу в следующем номере «Открытой».

 
Антон ЧАБЛИН
 
 
 
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий