Поиск на сайте

 

Древние животные открывают тайны только самым пытливым

Ставропольский музей-заповедник стал лауреатом всероссийского конкурса «Музей. Диалог», который проводят Союз фотохудожников России и благотворительный фонд Владимира Потанина. Всего на суд жюри за полгода 155 фотографов со всей страны подали почти три сотни фотосерий-портфолио.
Оценивали присланные работы сами интернет-пользователи и профессиональное жюри. По результатам «народного» голосования победителями сразу в двух номинациях стали музейщики из Ставрополя. Это заведующая отделом природы Вера Данилевич и младший научный сотрудник Татьяна Кривцова. Работы победителей опубликуют в буклете фонда, приуроченном к форуму «Музейный гид» в Москве.
На своих фото ставропольцы запечатлели музейные проекты, которые в разные годы выигрывали гранты от фонда Потанина. Так, Татьяна Кривцова через фотоснимки рассказывает о проекте «Вода из реки Лимпопо», который родился еще в 2011 году. В основу этого проекта легла коллекция ставропольского просветителя Георгия Праве, стоявшего у истоков краеведческого музея.
По профессии он был нотариусом, а по призванию - неутомимым натуралистом, который объездил полмира в поисках «чудес»: зоологических, минералогических, палеонтологических… В его коллекции были барометры и стереоскопы, подзорные трубы и лейденские банки, другие школьные наглядные пособия прошлого. Именно это собрание и дало начало Ставропольскому краеведческому музею.
И вот спустя почти столетие музейщики решили заново рассказать современным школьникам о «чудесах» рубежа XIX-XX столетий, когда и свершилась первая научно-техническая революция.
Выигранный грант потратили на то, чтобы популяризировать коллекцию Праве и сделать интерактивные презентации для школьников. Детей, увлеченно слушающих лекции в стенах музея, на своих фото и запечатлела Татьяна Кривцова.
Ну а Вера Данилевич победила в номинации «Музей. Диалог с профессионалом». Много лет она делала фотоснимки скелетов двух южных слонов, которые сегодня украшают зал в отделе природы краеведческого музея.
«Ставрополье – родина слонов». Кто сегодня, признайтесь, не слышал этот слоган?! Ведь родился он еще в 2008 году, когда одноименный проект выиграл всероссийский конкурс Владимира Потанина. И вот теперь благодаря победе на новом конкурсе «Музей. Диалог» этот слоган впору разучивать снова.
А чтобы напомнить ставропольцам, почему же именно наш край и считается «слоновьей колыбелью», корреспондент «Открытой» отправился к автору этого проекта, палеонтологу Анне Швыревой. На одном из фото, сделанном ее коллегой Верой Данилевич, запечатлена именно она – вместе с реконструированным скелетом южного слона.
Нашлось и еще два приятных повода для встречи с Анной Константиновной. Во-первых, недавно она отметила 55-летие работы в музее-заповеднике. А во-вторых, на днях в издательстве «Печатный двор» при поддержке минкультуры Ставрополья вышла ее научная монография («Открытая» недавно подробно рассказывала об этой книге).
 
Анна Швырева на раскопках

Слоны: от Парижа… до Георгиевска

Анна Константиновна родилась 18 мая, когда отмечается Международный день музеев. Чем не знак свыше, определивший всю судьбу?! Окончила она естественно-географический факультет Ставропольского педагогического института, решив устроиться на работу в краеведческий музей.

Принимал ее человек-легенда, тогда заместитель директора музея по научной работе, Вениамин Госданкер. Принял не сразу. После первого собеседования предложил взять паузу на раздумье, месяц, а потом приходить. Все-таки музейщик – это не просто работа, а призвание. Если не чувствуешь в себе готовности всю жизнь отдать такому служению, делать в «обители муз» нечего.

Анна Константиновна месяц на раздумье брать не стала, и первого декабря 1961 года была зачислена в штат музея экскурсоводом. Потом поднялась на ступеньку выше – стала таксидермистом (то есть делала чучела животных). А вскоре возглавила отдел природы.

Ставропольская земля оказалась богатой на находки древних животных – все они сегодня выставлены в залах Ставропольского музея-заповедника. Киты, тюлени, носороги, олени, дельфины, бобры, тапиры, ископаемые рыбы и птицы. И даже динозавры! Большинство из этих уникальных находок, сделанных за последние полвека, прошли через руки, ум и сердце Анны Швыревой.

Древние живые организмы, которые существовали тысячи и миллионы лет назад, изучает палеонтология. Как вы понимаете, ученых в этой сфере можно по пальцам пересчитать. И, скажем, на Ставрополье Анна Швырева, пожалуй, единственный специалист.

Занялась же она этой новой для себя наукой фактически случайно. Ее первым учителем в палеонтологии стал Сергей Константинович Даль – замечательный зоолог-систематик.

Началось же все с того, что в 1960 году в окрестностях Георгиевска нашли скелет архидискодона – ископаемого южного слона, который обитал в Евразии около 2 млн. лет назад. Эта находка для ставропольской науки была неоценимой. Ведь к тому времени в музеях мира было всего три скелета этих древних животных (они считаются дальними предками не только современных слонов, но также ламантинов и морских коров). Скелеты экспонировались в Париже, Ленинграде и Тбилиси. Георгиевский слон  стал четвертым…

Все найденные в Георгиевске кости нужно было законсервировать, а затем полностью восстановить для демонстрации. Это титаническая работа! И взялись за нее скульпторы-реставраторы из Ленинградского художественного фонда под руководством выдающегося ученого Вадима Евгеньевича Гарутта.

После завершения всех реставрационных работ кости были перевезены в Ставрополь. И каково же было удивление Анны Константиновны, молодого сотрудника музея, когда из груды костей в 1962 году возродился полный скелет южного слона!

Земля… бобров и тапиров

Сегодня Анна Швырева – крупнейший палеонтолог не только в нашем крае, но и на всем Юге России. А в 2005 году в Ставропольском государственном университете (СГУ) защитила кандидатскую диссертацию по биологии. Она посвящена эласмотериям – древним носорогам, которые, как и слоны, некогда населяли просторы Ставрополья.

Новую страницу в жизни ученого открыла, впрочем, даже не диссертация, а совсем неожиданная находка. В сентябре 2007 года в тиши музейного кабинета раздался звонок: почти шепотом говорил мужчина, который рассказал, что в балке Твердова, неподалеку от поселка Равнинный, нашли... мамонта.

Как позже оказалось, звонил бульдозерист Рафиг Ахмедов, который работал в гравийно-глиняном карьере на землях колхоза «Урожайный» и обнаружил древний скелет. Только вовсе не мамонта, а все того же южного слона, как и за полвека до этого под Георгиевском.

Скелет прекрасно сохранился: после гибели животного останки его не переносились с места на место (например, течением реки), а законсервировались отложениями древнего водоема. Представьте только, слон пролежал на глубине около десяти метров почти два миллиона лет!

Как выяснилось позже, пострадал только череп, от которого остались мелкие обломки. Но что особенно поразительно: раскопки скелета начались 21 сентября, а 22 сентября в мире отмечается Всемирный день защиты слонов.

Ну как тут не поверишь в провидение?!

Как Архип помог Нюсе лапы найти

В Равнинный для спасения уникальной находки прибыла специальная экспедиция. Все найденные кости тщательно почистили, пропитали клеем, упаковали в «гипсовые куклы» и перевезли в Ставрополь. И это было только полдела.

Уже в самом музее начались трудоемкие работы по воссозданию полного скелета. Это почти как детский конструктор - с той лишь разницей, что «детали» куда крупнее: например, некоторые кости слоновьих конечностей – больше метра длиной. Ну а деньги на реконструкцию скелета нашли благодаря фонду Потанина, который и выделил грант на музейный проект.

Но выделил, конечно, не просто так: проект победил в жесткой борьбе, обойдя почти три сотни заявок из разных уголков России. Ставропольский музей получил 700 тысяч рублей, а автор проекта Анна Швырева – возможность стажировки в ведущих лондонских музеях.

Общаясь с британскими коллегами, Анна Швырева научилась даже определять по скелету пол животного. Для этого нужно было иметь размеры тазовых костей и изучить нижнюю челюсть животного. Выяснилось, что в Равнинном нашли слониху, причем у нее уже были детеныши (после родов тазовые кости неправильно срастаются).

Реконструкция скелета древнего животного – работа не только научная, но и творческая. И вместе с учеными занимались ею скульптор Георгий Мясников и художник Федор Кастарнов. Совместными усилиями они определяли расположение отдельных костей в скелете. Да еще и восстанавливали те, которых недоставало. А затем все детали скелета закрепили на прочном металлическом каркасе.

Имя слонихе придумали в честь ее первооткрывателя – Нюся. А потом решили подыскать имя и для ее «партнера», который безымянным простоял в зале полвека. Объявили конкурс, победителем которого стала учительница Валентина Субаева, предложившая имя Архип (от греческого archeos – древний).

К слову, Архип, хоть и найден был давным-давно, сослужил ученым добрую службу. У слонихи Нюси не было большей части черепа, не были найдены также кисти и стопы конечностей. И чтобы их воссоздать, скульптор Георгий Мясников сделал их слепки со скелета слона Архипа.

14 тонн гуляют по саваннам

В общей сложности на реконструкцию ушло почти семь лет. Причем, вопреки музейной традиции, вся эта работа проводилась не за закрытыми дверями, а при посетителях. Со второго этажа они могли наблюдать за тем, как шаг за шагом возрождается слон. И не просто наблюдали, но порой и подсказывали.

Сегодня краевой музей-заповедник – единственный, где можно увидеть сразу два скелета южного слона из пяти найденных в мире. Здесь же находятся и два скелета древнего носорога – эласмотерия сибирского, которые также обнаружила и реконструировала Анна Швырева.

Она же создала и крупнейшую в мире фототеку, посвященную останкам древних носорогов. На снимках – все кости, начиная от огромного черепа и заканчивая крошечной сезамовидной косточкой (она всего пять сантиметров длиной, и была скрыта в толще сухожилия, перекинутого через сустав).

Свои находки Анна Константиновна представляла на международных конференциях в Великобритании, Германии, Франции, Греции… И привезла оттуда тоже много интересного: например, схему, которая демонстрирует освоение пространств земного шара хоботными. Это сегодня на планете от семейства этих животных остались только два вида слонов, а когда-то их были десятки!

Например, платибелодоны, у которых было четыре бивня, а нижняя пара была уплощена, как громадная «лопата», которой они рыли болотный ил в поисках пропитания. Или динотерии, у которых были странные бивни, загнутые вниз… только на нижней челюсти. Быть может, древние слоны ими раскапывали вкусные корневища? А может, просто загибали ветви деревьев, чтобы потом с помощью хобота полакомиться сочными листьями?

Впрочем, динотерию все это можно было делать и без особых усилий: в холке у такого слона было почти пять метров! Кстати, это один из самых крупных млекопитающих, когда-либо живших на суше (он весил до 14 тонн).

И все эти чудные животные некогда обитали на территории Ставрополья. О чем свидетельствует составленная Анной Швыревой карта в зале природы музея: на ней помечены все места, где когда-либо находили останки древних слонов. В крае таких мест более сотни!

Большинство, правда, на Кавминводах, в центральных и северо-западных районах Ставрополья. А вот восточные, бурунные, районы – это пока terra incognita. Анна Константиновна считает, что никакой зоологической загадки тут искать не стоит. Просто в западной части края всегда было больше строек: каналы, дороги, карьеры... Вот рабочие и находили тут останки древних животных, в том числе слонов.

Они ведь огромные, не заметить даже под ковшом экскаватора – невозможно. Представьте только, каждый слоновий зуб весил до пяти кило! Естественно, все эти находки затем и накапливаются в Ставропольском музее-заповеднике. Так что, наверное, и до восточных районов еще дойдет черед больших научных открытий.

А ведь есть сегодня на Ставрополье места, где под ногами в буквальном смысле можно увидеть саму древность. Скажем, Косякинский песчаный карьер в паре километров от краевой столицы, который ученые называют «зоологическим музеем».

Десятки найденных в экспедициях в Косякинском карьере экспонатов уже находятся в краеведческом музее, но огромная часть еще даже не описана. Какие же еще интересные открытия могут ждать здесь пытливых ученых?

Об этом Анна Константиновна Швырева поведает в интервью «Открытой» в следующих номерах.

Антон ЧАБЛИН

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий