Поиск на сайте

 

 

Эффективность управления госсобственностью в крае близка к нулевой. Зато появились карманные предприятия для «своих» людей...

 

На прошлой неделе состоялось заседание комитета краевой думы по экономике. Думцы заслушивали отчет Минимущества края, как эффективно используется государственная собственность. Но вместо ожидаемого вала вопросов депутаты как воды в рот набрали.

 

На заседании комитета ждали министра имущественных отношений Николая Щендригина, который должен был выступать с докладом. Но вместо себя он прислал зама Владимира Собко. На рассмотрение депутатов тот представил годовой отчет о работе Минимущества, в котором были проставлены цифры… на 1 января будущего года. 
Депутаты повозмущались: как можно эти годовые цифры утверждать в середине октября (а рассчитаны они министерством были и вовсе в начале сентября), но потом рукой махнули: Мол, и так сойдет. Поэтому, наверное, и сам доклад замминистра заслушивать не стали, ограничившись заочным ознакомлением с его печатной версией. 
Итак, судя по «отчету» министерства, за год балансовая стоимость имущества, находящегося, в собственности края, увеличилась с 77 до 81 млрд. рублей. За год краевая казна по разным причинам лишилась девяти ГУПов (они были реорганизованы или переданы в муниципальную собственность), акционерных долей в семи компаниях и права «золотой акции» еще в четырех (каких именно, осталось за кадром). 
Зато в собственности края прибавилось 200 гектаров земель поселений и 2500 гектаров земель сельхозназначения (из невостребованных земельных долей). Собственно, именно за их счет и произошло приращение стоимости госимущества. Да уж, к эффективному управлению госсобственности это отнести точно нельзя. 
Вызывают любопытство и некоторые имущественные сделки. В марте были выставлены на продажу три районные типографии (они значатся в отчете как «неликвидные активы»), однако ни одной аукционной заявки на их покупку так и не поступило. Пришлось продавать их по заниженной цене, в итоге бюджет недополучил как минимум четыре миллиона рублей.
Неликвидным оказался и торговый дом «Юг России» в Курсавке с земельным участком в три тысячи «квадратов», расположенный на федеральной трассе «Кавказ». Аукцион по продаже блокирующего пакета его акций (25%) также был отменен из-за отсутствия претендентов, а при последующем выкупе бюджет недополучил не меньше 2,3 млн. рублей.
В июле на аукцион выставили блокирующий пакет акций завода «Ставропласт». Это один из крупнейших производителей пластмасс в ЮФО, кроме того, предприятие имеет шикарный земельный участок площадью 10 гектаров в центре Минвод. Однако продали акции в два с лишним раза дешевле их реальной стоимости.
Деталей ни одной из этих сделок депутаты узнать даже не попытались. У них вообще не возникло серьезных вопросов к замминистра. Они просто единогласно проголосовали за принятие отчета Минимущества. 
Хоть немного думцы оживились при рассмотрении второго вопроса повестки дня, который касался утверждения «Перечня особо значимых для экономики края имущественных объектов». Эти объекты не могут быть приватизированы правительством края без согласования с думой. 
Перечень был утвержден еще осенью прошлого года, и сейчас в него всего лишь нужно было внести коррективы. Список этот, признаться, не такой уж и объемный: в нем всего десять крупнейших ГУПов (масштаба «Крайводоканала», «Агроуниверсала», «Ставропольфармации» и др.), госпакеты акций в семи компаниях, а также межколхозный санаторий «Ставрополье» в Сочи и земельный участок под ним площадью шесть гектаров.
Напомним, что совсем недавно группа краевых депутатов во главе с Борисом Оболенцем внесли в думу законопроект, согласно которому правительство края обязано согласовывать с парламентом ежегодный «Прогнозный план приватизации объектов госсобственности». 
Такая практика существует во многих регионах страны, это эффективный инструмент для борьбы с коррупцией (под взором десятков депутатов чиновник особо не забалует). Однако губернатор Гаевский неожиданно воспротивился этой новации, а дума послушно законопроект отклонила. Вот в итоге депутатам и осталось только куцее право утверждать «Перечень особо значимых объектов». 
Наверное, поэтому на комитете по экономике думцы так пристально изучали каждый его пункт. Из списка по инициативе Собко решили исключить два предприятия – «Ставропольский комбинат хлебопродуктов» (у правительства 11% акций) и «Ставропольхлебпром» (1,4% акций). Хлебокомбинат уже год как не работает, имеет четыре миллиона убытков, а «Хлебпром» близок к кончине. 
Вместе с тем список пополнился новыми предприятиями. Это семь райгазов и нефтегазовая компания «Ставрополье». По поводу последней фирмы депутаты потребовали особого отчета у замминистра Собко (который, как признался, является членом ее совета директоров). 
Компания была создана в начале 90-х путем слияния нескольких госпредприятий и проектных организаций. Две трети фирмы принадлежат правительству края, треть – «Роснефти». Сейчас у «Ставрополья» есть собственная нефтебаза, газохранилище, три автозаправки, решается вопрос о строительстве еще нескольких. Но при этом на протяжении последних лет компания показывает отрицательный финансовый результат… 
– Бизнес в такой сфере не может быть убыточным! – выслушав замминистра, подытожил депутат Геннадий Афонин. –  Ясно, что это карманное предприятие чьих-то людей. Надо менять там всю схему управления!
Собко сообщил, что с начала года в «Ставрополье» и так поменялось четыре директора, а толку все нет. И грустно добавил: «Правительство ничего не может тут поделать». Тут гневно вспыхнул депутат Михаил Бейрюмов: «Как это так, компания принадлежит правительству, вы заседаете в совете директоров, и говорите, что ничего нельзя поделать?!» 
Чиновник не нашелся, что ответить…

 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий