Поиск на сайте

 

История о том, как бесстыдные люди со статусом и связями угробили старую хату ставропольских пенсионеров

 
В мэрии наши документы странно исчезли
 

Уважаемая редакция, в  одном из недавних номеров «Открытой» было опубликовано письмо читателя под названием «Как меня лишили дедовой земли» (№12 с.г.). Предлагаю этот заголовок сделать постоянной рубрикой: думаю, историй по отъему чужой недвижимости наберется немало. Героями одной из них стали мы с мужем.

С 1938 года, почти 80 лет, четыре поколения моей семьи владеют половиной небольшого домовладения по улице Косенко, 10, в Ставрополе. В другой части дома (это всего 20 квадратных метров без отопления, с земляными полами) в 80-х годах жил инвалид на двух костылях. Затем жилье купила семья с больным ребенком.

Супруги пожили полгода и уехали в деревню. Четверть века я не видела в доме хозяина. Жена его приезжала несколько раз, а в 2009 году они выписались и совсем забросили свою хатенку.

Все 30 лет бремя содержания дома лежало на нас с мужем. Но на пенсии стало тяжело - и физически, и материально - заниматься вечными ремонтами. Я обратилась в мэрию с просьбой применить к бесхозному жилью ст. 293 ГК: продать с торгов, деньги передать собственнику, а если его не найдут - государству.

Для такой работы в мэрии существует межведомственная комиссия. Я сдала специалистам пакет документов из 80 листов. Но тут началась реорганизация структур мэрии. Комиссию передали в ведение градостроительного комитета, и мои документы безвозвратно исчезли. А у нас вместо спокойной пенсии на обжитом уголке началась изматывающая борьба за родовую землю: третий год нас пытаются лишить дедова дома.

 
Стальной кувалдой разрушили нашу хату
 

Рейдерская эпопея началась в сентябре 2013 года. Субботним утром мы с мужем поехали на рынок. На полпути раздался звонок от соседей: «Вы знаете, что ваш дом ломают?!» Мы кинулись назад и застали жуткую картину: дюжина крепких молодчиков с ломами, кувалдами и топорами крушила хату.

От нашей части дома остались три стены и тонкая, в 7 см, перегородка, крыша  была завалена, желоба сорваны. Две недели после этого нападения я лежала пластом, «скорую» вызывали каждый день.

Оказалось, объявился новый хозяин второй половины дома - Алексей Юрьевич Тимченко, риэлтор. Никогда раньше я этого человека не видела. Пыталась найти прежнего хозяина (перед оформлением сделки он, по ст. 250 ГК, обязан был письменно предупредить нас, как совладельцев, об условиях продажи и цене), но безуспешно. Знаю, что бывший сосед сидел за убийство, а где он сейчас и жив ли вообще, неизвестно.

Как бы то ни было, новый жилец не имел права сносить дом, не имея на то моего согласия и разрешения градостроительного комитета. Надо ли говорить, что у Тимченко не было ни того, ни другого?! В довершение всего документы на дом он получил только 9 октября 2013 года, а снес его месяцем раньше, 14 сентября 2013 года!

 
Вот что сделали с нашим домом.
 
Из письма
 
Прокуроры, чиновники, судьи, следователи не в силах поставить заслон рейдерству в Ставрополе. Справедливого, независимого, профессионального отношения к людям, попавшим в капкан мошенников, от них ждать не приходится. А значит, простые пенсионеры, вроде меня, должны каждое телодвижение своих «защитников» проверять и перепроверять у экспертов, тратя силы и средства, которых не только у пенсионеров, но и у большинства населения попросту нет.
 
Адвокат изобразил «обиду», но я всё поняла
 

Конечно, я сразу обратилась в суд. В октябре прошлого года начались судебные разбирательства, затянувшиеся на годы. Фактически это можно назвать циничным издевательством, рассчитанным на то, что я - пенсионерка, инвалид 2-й группы - не выдержу и все брошу.

Уголовное дело по ст. 330 УК («Самоуправство») закрывали дважды. Каждый раз через суд я добивалась его возобновления. В итоге готовое дело продержали в сейфе полгода, а в июне 2014-го прекратили уголовное преследование ответчика  по амнистии, о чем меня уведомили почтой.

По гражданскому делу Ленинский суд определил, что самовольным сносом Тимченко причинил мне ущерб... в 29 тысяч рублей. Еще 70 тысяч назначили на судебные издержки.

К тому времени у меня сложилось стойкое ощущение, что по непонятным причинам ответчик пользуется благосклонностью у сотрудников следствия, суда и даже моих собственных адвокатов (благодаря их «помощи» я проиграла 9 исков).

Тогда я начала действовать самостоятельно. Узнала, что, как инвалид 2-й группы, имею право на бесплатную юридическую помощь, чем и воспользовалась. По совету специалиста подала апелляцию в краевой суд. Апелляционная инстанция приняла за основание экспертизу, которую я провела втайне от всех за свой счет (что вызвало ярость  у моего адвоката), и в декабре 2014-го присудила мне еще около 300 тысяч рублей.

Месяц спустя я получила исполнительные листы по всем решениям. Первый из них - по уборке мусора - подлежал немедленному исполнению в течение суток. Однако прошло уже почти три года после самовольного сноса, а Тимченко так и не потрудился убрать строительный мусор с участка. И приставы бездействуют.

Что касается выплат. Несколько раз он перевел мне деньги: один раз - 600 рублей, другой - 14 копеек, третий - еще 18 копеек...

 
Приставы хитрили и действовали против нас
 

Хваткий риэлтор, владелец собственной фирмы недвижимости (приглашающий сотрудников на должности с зарплатой от 50 тысяч в месяц), торгующий землей, разъезжающий на дорогой иномарке, Алексей Тимченко, по сведениям приставов, совсем нищий человек и взять с него нечего.

Ладно, коммерсант гол как сокол - ни счетов у него, ни имущества, и машина в кредите. Но уж две сотки земли под разрушенной половиной хаты у него точно есть! И, согласно Федеральному закону №229 «Об исполнительном производстве», приставы обязаны были еще год назад обратить взыскание на участок.

Вместо этого они уверяли меня: «Мы не можем, в суд должны обратиться вы сами». Когда я сказала приставу, что у меня нет денег на адвокатов, Тимченко волшебным образом расщедрился и после копеечного платежа вдруг перечислил мне аж 40 тысяч рублей. «Вот на эти деньги и наймите адвоката! - советовала мне пристав. - Когда дом не будет числиться в регпалате, мы обратим взыскание на землю. Вам нужно написать заявление об исключении литера жилого дома из госреестра».

Полгода меня уговаривали, но я, к счастью, не поддалась: во-первых, у приставов и так есть законные полномочия на взыскание, во-вторых, настораживало то, как настойчиво меня склоняли совершить действия явно не в моих интересах.

Тогда пристав сама написала заявление об исключении записи из ЕГРП на недвижимость всего нашего дома. Суд принял его и назначил рассмотрение, хотя подобное заявление может подавать только собственник (вот почему меня так упорно убеждали его написать).

Следующим шагом пристава стало проведение акта описи дома. В один день к дому подъехали солидные люди на красивых машинах, сказали, что из администрации. Пристав составила акт, указав, что помещения №1, 4, 5 (часть совладельца) разрушены, а все здание (включая мою половину) непригодно для проживания. Акт подписали пристав, я и свидетели - те самые респектабельные товарищи «из администрации».

Поскольку во всей этой истории я уже никому не верила, я взяла копии судебного заявления и акта описи и отправилась в кадастровую палату с вопросом: к чему приведет активность пристава? «Вы лишитесь жилья», - ответили мне.

 
Все до единого кабинета я прошла. Безуспешно
 

С месяц я ходила в кадастровую палату, разбираясь в деталях вопроса. На суде подала ходатайство о признании акта описи фиктивным документом, который не может служить основанием для принятия решения. Проводить такое обследование имел право только кадастровый инженер. А суд вообще не должен был принимать заявление, составленное приставом.

Ходатайство потеряли, но устное выступление зафиксировали. Судья сказал, что примет решение оставить без рассмотрения иск. Я категорически требовала дело прекратить.

- Какая разница? - удивился судья.

- Разница такая, что потом дело возобновят, а я об этом и не узнаю, и решение, полагаю, будет не в мою пользу.

Накануне последнего заседания я с трудом добилась приема у главного пристава Коновалова. После этого судья все-таки принял решение прекратить дело.

Я получила на руки документ, заверенный печатями, а на душе все равно неспокойно - какие еще козни затеет риэлтор, чтобы выселить нас из дома и прибрать к рукам землю деда?

Понятно, что подобные капканы способен придумывать изощренный в таких подставах человек. Кто этот серый кардинал, мне неизвестно. Но, по всему, это человек при деньгах и связях, если перед ним все прогибаются. Ведь в Ставрополе, во всех административных и правоохранительных органах, не осталось ни одного первого лица, у кого бы я не была на личном приеме. Все обращения заканчивались пустыми отписками.

Прокуроры, чиновники, судьи, следователи не в силах поставить заслон рейдерству в Ставрополе. Справедливого, независимого, профессионального отношения к людям, попавшим в капкан мошенников, от них ждать не приходится. А значит, простые пенсионеры, вроде меня, должны каждое телодвижение своих «защитников» проверять и перепроверять у экспертов, тратя силы и средства, которых не только у пенсионеров, но и у большинства населения попросту нет.

 
Валентина ОРИЩЕНКО 
Ставрополь


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Раиса (не проверено)
Аватар пользователя Раиса

Неплохо бы узнать фамилию двурушного адвоката. Страна должна знать своих героев

Добавить комментарий