Поиск на сайте

 

 

Кавказские Минеральные Воды и далёкую Италию роднит многое, но больше всего - музыка

 
Каменных дел мастера

Ушедший год прошел под знаком года Италии в России и года России в Италии. Но если это музыка, ей не нужен переводчик - она объясняется на языке, понятном каждому сердцу, которое открыто прекрасному.
Долина Венеции, Неаполь, Рим, Флоренция, Парма, Севилья… Как благозвучны и музыкальны сами названия городов и провинций, расположенных на филигранно отточенном материке, схожем с женским сапожком, омываемом водами лазурных морей!
И, кажется, нет ничего общего у Италии с городами Кавказских Минеральных Вод, разве что океан солнца, щедрый и жаркий, простирающий свои лучи над этими двумя уголками мира.
Но стоит обратиться к истории, книгам, фондам Кисловодского театрального музея, как выясняется, что итальянский «каблучок» давно проторил тропку на наши курорты, не раз являясь здесь в образе щедрых вдохновений, запечатленных кистью художника, пером поэта, роялем музыканта, в звуках человеческого голоса…
В рождении курортов Кавказских Минеральных Вод огромное место занимают два маститых итальянца - Джованни и Джузеппе Бернардацци. В начале века они были приглашены в Санкт-Петербург для строительства Исаакиевского собора.
Не поладив со строптивым заказчиком-соотечественником, собрались было вернуться в Италию, но тут наместник Кавказа генерал Алексей Петрович Ермолов предложил им заняться «устроительством Минеральных Вод».
Братья, к счастью, согласились. И вот сегодня всё, что сохранилось в городах-курортах пушкинских и лермонтовских времен - Ресторация, Эолова арфа, грот Дианы, Академическая галерея в Пятигорске, старенькая церковь в Ессентуках, - это творения архитекторов Бернардацци,  как называли их, «каменных дел мастеров».
Они строили сами и ремеслу своему обучали местных жителей. Осталось немало рисунков, проектов, не воплощенных в жизнь архитектурных строений, но главное - живет память об этих мудрых, трудолюбивых, доброжелательных людях.
 

Гениальный… Чёрт Иванович!
А
вторая страничка полузабытых воспоминаний - музыкальная.
Три итальянских дирижера в разные годы руководили симфоническим оркестром на Кавказских Минеральных Водах.
Так, с 1899 по 1913 год главным дирижером был Джузеппе (Иосиф Антонович) Труффи (1850-1925), признанный мастер в частных операх - в Тифлисе, Баку, Ростове. Ах, как он был хорош в синей черкеске с газырями, в каракулевой папахе, с кинжалом, когда выходил к пульту Терского симфонического оркестра на Водах! В программу исполняемых сочинений кроме русской классики маэстро включал и музыку итальянских композиторов.
 В 1912 году на стихи Михаила Леонтьева «На стогнах войны» он написал кантату, посвященную столетию Отечественной войны, в которой звучало колоратурное сопрано Елены Труффи, урожденной Феррари. В ее исполнении звучали также арии из опер Россини, Доницетти и Висконти.
 Вот выдержка из газетной рецензии: «Труффи - маленького роста, с огромными усами и безудержным итальянским темпераментом - привел публику в восторг: дирижируя, он подпрыгивал за пультом, как мячик, задевая кинжалом то за один, то за другой рядом стоящий пульт. Супруга была полногрудая блондинка с красивым высоким сопрано, прелестно пела Розину, Джульетту, но всегда заканчивала алябьевским «Соловьем».
В честь талантливого дирижера 26 августа 1899 года был устроен бенефис, где пел великий тенор эпохи Леонид Собинов. Есть сведения, что Труффи был приглашен на Воды первым антрепренером Курзала Людвигом (Виктором) Людвиговичем Форкатти.
И уже в первый сезон 1896 года состоялась в Кисловодске премьера оперы П.Ф. Юона «Алеко» на либретто В.И. Немировича-Данченко по поэме Пушкина «Цыгане».
В летнем ресторанчике Шавгулидзе при Курзале играл Неаполитанский «оркестр на стекле» в составе мандолины, гитары, скрипки и ударных.
Стулья музыкантов действительно располагались на толстом стекле, которое подсвечивалось гирляндами цветных лампочек, а управлял оркестром Джузеппе Фальконе.
Форкатти часто приглашал на гастроли Федора Ивановича Шаляпина. В 1904 году, летом, шла опера Леонковалло «Паяцы», где великий бас пел партию Тонио. Успех Шаляпина был настолько велик, что Форкатти уговорил его остаться еще на несколько спектаклей.
Дирижер Труффи всегда очень волновался, когда сопровождал шаляпинские спектакли. Они часто спорили, но когда дело шло хорошо, Труффи ликовал: «Шаляпочка - это гениально», а разозлившись, отпускал в адрес великого баса: «Черт Иванович!»
Шаляпин же, в свою очередь, называл итальянца «Труффочка» и давал шутливые указания: «Помедленнее, не спеша… Поезд отходит еще не скоро».
Старожил Кавминвод, лермонтовед Елизавета Ивановна Яковкина, как-то поведала мне, что в ту пору много пятигорчан приезжали на спектакли и концерты в Кисловодск.
Однажды ей посчастливилось присутствовать на выступлении итальянской певицы Мани Кантони, просто заворожившей публику, которая долго не хотела отпускать ее со сцены. А когда пятигорчанам пора было на последнем поезде ехать домой, они упросили машиниста дать им возможность хоть с перрона  еще немного послушать волшебный голос. Так по просьбе публики поезд задержали на двадцать минут…
 

Первый исполнитель
Из рецензии в газете «Листок для посетителей Вод» можно узнать, что в 1867 году, к удовольствию отдыхающих на Водах и местных жителей, с успехом прошли гастроли итальянской оперы под управлением Франческо Коронно. Было исполнено пятнадцать опер, а успех этого волшебства не подлежит описанию.
Выступали на Водах и дирижеры. Среди них - Эудженио Эспозито (1863-1935), приезжавший к нам как гастролер и включавший в программы концертов свои собственные сочинения. Скрипач и дирижер Люиджи Компиони упомянут в рецензиях на концерты 1916 года.
А вот еще одна глава нашего «каприччио» (в точном переводе это слово означает «каприз», «прихоть»). Василий Ильич Сафонов, наш земляк, великий музыкант и педагог, пригласил как-то на Воды целое семейство популярных артистов Джиральдони.
Леоне (Лев Иванович) Джиральдони (1825-1897) - прекрасный баритон - пел в оперных спектаклях, которые Форкатти устраивал в Курзале.
На рекламных щитах указывалось, что Джиральдони - лучший исполнитель оперы Джузеппе Верди «Бал-маскарад», написанной специально для него. Позже Леоне Джиральдони преподавал в Московской консерватории, где и сдружился с Сафоновым.
В экспозиции театрального музея есть две фотографии: Леоне в партии Демона в одноименной опере Рубинштейна и снимок его сына Эудженио Джиральдони, который пел в знаменитых театрах Италии, Парижа, Лондона, а на Водах был задействован в операх «Борис Годунов» и «Евгений Онегин».
Гастролировала по нашим местам и супруга Леоне - Каролина Ферни-Джиральдони (1839-1923), прекрасная скрипачка и певица (лирико-драматическое сопрано). Ей была посвящена опера А. Меркурия «Скрипка дьявола», где она пела и играла. В Кисловодске и Пятигорске ее спектакли неизменно собирали изысканную и благодарную публику.
 

Роскошное ландо и белые лошади
Нельзя обойти вниманием еще одну прелестную итальянскую певицу - Олимпию Баронет, урожденную графиню Ржевскую (1867-1934).
В июле 1907 года на Кавказских Минеральных Водах появилась широковещательная реклама, извещавшая публику о гастролях примадонны Олимпии, которая на Водах даст только один концерт.
Под официальной рекламой было размещено письмо капельмейстера Терентьева: «Для Олимпии Баронет нужна в Кисловодске великолепно обставленная квартира из 6-8 комнат на 7-8 дней, ценою не дороже 50 рублей в день». Так устроители концерта подготавливали публику, разжигая страсть увидеть и услышать заезжую знаменитость.
А спустя месяц в журнале «Театр и искусство» был опубликован постскриптум к выступлению: «Концерт Олимпии Баронет прошел с огромным творческим и материальным успехом. Но, как Троя была взята с помощью коня, так и сбор был взят кричащими объявлениями в местных газетах: «Для знаменитой певицы требуется роскошное ландо с белыми лошадьми»…»
Олимпия была достойной партнершей Федора Шаляпина, Леонида Собинова и Маттиа Баттистини (1856-1928), который на нашей лермонтовской земле исполнял романсы на стихи поэта.
Баттистини пел в лучших театрах мира: «Ла Скала», «Опера де Римо», причем не только итальянские, но и русские оперы. Это еще одна гордость итальянской культуры, соединенная творческими узами с Кавказскими Минеральными Водами.
Его творчество считали «вершиной театрального вокального искусства второй половины ХIХ века». Специально для него композиторы меняли теноровые партии на баритональные. Так, например, сделал Ж. Массне в опере «Вертер», а в «Таиси» он переделал басовую партию Атанаэля - только бы пел Баттистини!
Бывала на Водах и чета Мазетти. Умбето Августович (1869-1919), глава семейства, был профессором Московской консерватории, прославленным учителем Неждановой, Обуховой, Барсовой, Кошиц, Доливо. На даче Василия Сафонова Мазетти давал концерты для близких и друзей, а также «мастер-класс» для певцов оперной труппы, гастролировавшей на Водах.
В 1914 году в Курзале артисты итальянской труппы поставили малоизвестную оперу Леонковалло «Цыганы» по Пушкину. Уже в советские времена были у нас гастроли певца Вильямса Дариони (1923), которого пресса называла «Карузо для русской публики».
В последующие годы гастролировали Лучано Джербелле и Альфредо Сорикетти.
...Когда-то великий дирижер современности Клаудио Аббадо заметил: «Музыка не имеет ни паспорта, ни постоянной прописки, музыка интернациональна по своей сути».
Творения русских композиторов звучат во всех оркестрах даже в маленьких городах Италии. У нас популярны сочинения великих композиторов - Пуччини, Верди, Леонкавалло, Сальери, Доницетти, Паганини, напевы Доменико Модунио, Нино Рота, неаполитанские песни Биксио, Куртиса, Каппуа. Но как жаль, что так мало знакома современная музыкальная Италия.
В этой стране есть маленькие курортные городки, напоминающие Кисловодск. Там, как и у нас, одновременно светит солнце и идут дожди. Очень похож климат. Мы говорим на разных языках. Но так хочется, чтобы в наших сердцах звучала одна музыка - любви, добра, искренности и чистоты.
 

Борис РОЗЕНФЕЛЬД,
заслуженный работник
культуры России
Кисловодск



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий