Поиск на сайте

 

 

Чтобы дети с инвалидностью победили в себе комплекс неполноценности, им нужно от взрослых лишь немного больше внимания

 

Когда детский врач сказал Афоновым, что их Катенька родилась слабовидящей, родители пришли в растерянность. Один за другим возникали, казалось бы, неразрешимые вопросы: где Катя будет учиться? Как приспособится к миру здоровых людей? Кем будет работать?
Мама с папой решили, что нельзя изолировать ребенка от сверстников, и отдали дочку в обычный детский садик, выучили ее читать и писать. До семи лет девчушка даже не знала, что чем-то отличается от подружек по садику. Поняла это Катя, только когда настала пора идти в школу: все друзья из ее группы пошли в среднюю образовательную, а она — в специальную коррекционную школу-интернат №18 Кисловодска.
В эту спецшколу привозили детей с ослабленным зрением, нарушениями слуха и речи со всего Северного Кавказа. И, конечно, малыши с трудом привыкали к новой жизни вдали от близких людей. Первое время плакала по ночам в подушку и Катенька Афонова.
«Я не понимала, в чем я провинилась, что мир вокруг меня из красивого и радужного вдруг превратился в серый, унылый и болезненный. Мне казалось, в интернат согнали самых неугодных ребят и отгородили их колючей проволокой от всего мира», — признается она сегодня.
Жизнь в стенах спецшколы протекала по строго установленному графику: подъем, завтрак, учеба, обед, самоподготовка, ужин, отбой. Еще были прогулки на свежем воздухе, лечебная физкультура, ритмика. Ребят лечили традиционными и нетрадиционными методами, два раза в году проводили углубленный медосмотр.
Вроде бы, все неплохо, вот только за годы, проведенные в интернате, дети теряли старые связи с уличными друзьями, а иногда даже с родителями. Главными советчиками и семьей становились класс, учителя и воспитатели.
Нашу Катю родители часто забирали домой. Мама заставляла на выходных читать и писать, за что Катя ей сегодня очень благодарна. Ведь в интернате всех детей: и видящих, и незрячих — в основном учили читать по системе Брайля с помощью выпуклых точек, а писать — при помощи железной доски с решеткой и приспособления с гвоздиком.
Катя Афонова бросила интернат, недоучившись два года, и пошла в обычную вечернюю школу. Потом поступила в Кисловодский медицинский колледж и получила профессию массажистки. Долгое время работала с малышами в детском санатории Кисловодска. Год назад вышла замуж, родила здорового ребенка.
«Я смогла преодолеть в себе комплекс неполноценного человека, который взрослые, наверное, сами того не желая, прививали нам «за колючей проволокой» интерната, — рассказывает Катерина. — Я получила все, о чем мечтала: знания, профессию, здоровую семью, друзей. Мне очень помогли близкие люди, которые научили преодолевать трудности, не сдаваться, не хныкать, а упрямо идти к своей цели.
Я уверена, что человек с ограниченными возможностями как можно раньше должен вступить в мир здоровых людей. Ведь рано или поздно он все равно попадет в социальную среду. И чем раньше это произойдет, тем быстрее человек адаптируется. На Западе, например, уже давно в одном классе учатся и здоровые дети, и инвалиды».
В нашем крае тоже делаются первые шаги в этом направлении. Например, в Пятигорске в художественной школе в обычной группе учится неслышащая девочка. Пусть ей сложнее понять преподавателя, чем остальным подросткам, но она сумела освоить всю программу. Просто преподаватель уделяла ей немного больше внимания...

Светлана ФАТЬЯНОВА

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях