Поиск на сайте

 

 

Мир в шоке от трагедии, случившейся под Смоленском

 

Слово «Катынь», с болью отзывающееся в сердце каждого поляка и до сих пор мало что говорившее большинству рядовых россиян,  вдруг наполнилось глубоким мистическим смыслом. 
Гибель президента Леха Качиньского, его супруги и почти ста выдающихся граждан соседней Польши - словно символ двойного жертвоприношения польского народа. Какие всходы заколосятся на месте безвинно пролитой крови?
Для ставропольчан это горе не постороннее. Двое поляков - Борис Янушевич и Сергей Оболенский - были ставропольскими губернаторами. На Северный Кавказ, в том числе и на Ставрополье,  в давние времена цари ссылали поляков. Особенно много их, бывших офицеров и солдат наполеоновской армии, оказалось здесь после Отечественной войны 1812 года. На Ставрополье  они нашли свой последний приют. Старожилы Ставрополя могут показать остатки некогда значительного польского кладбища, от которого остались лишь два католических креста.
Разрушенное, заброшенное кладбище. Его образ как магнитом притягивает мое внимание, сливаясь в воображении с захоронением в Катыни. Мучит вопрос: почему? Какая неотвратимая сила стянула цвет польской нации  в одну точку, несущуюся  навстречу смерти? И один ответ: память.
Память как опора будущих устремлений. Поляки, выбираясь из тоталитарного прошлого, напитываются живительными токами от памяти предков. Они искренне чтят знаки минувшего. Трагическая гибель  - это немыслимая цена сверхважного государственного и народного дела, к которому  были призваны судьбой  члены польской правительственной делегации. Это выкуп, принятый прошлым для прорыва народа в будущее.
А мы? Из разговоров со знакомыми знаю, как раздражает многих ставропольцев высокопарная торжественность, с какой местные власти рапортуют о неутомимых поисках средств для того, чтобы обеспечить квартирами 147 нуждающихся участников Великой Отечественной войны. Называются миллионы рублей, которых недостает, сообщается о переговорах с президентом, премьером. 
Какие чувства может рождать это публичное изображение усердия, кроме усталости от показухи и недоверия? Нам ли не знать, сколько сотен миллионов рублей «осваивается» взяточниками и казнокрадами и вколачивается  в мраморные особняки и сверкающие иномарки? 
Не  так давно депутаты краевой думы выяснили, что в тарифе на воду, который мы оплачиваем «Водоканалу», 50 процентов – это фонд заработной платы. А другие монополисты?
Давно бы скинулись и купили эти квартиры для стариков и не срамились перед Памятью павших  во имя Великой Победы. Вот что тревожит: недостает нашим чиновникам  чувства исторической памяти.
На минувшей неделе группа граждан  обратилась к главе Ставрополя Николаю Пальцеву с просьбой навести порядок на Успенском кладбище. Два года общественность билась с разорителями кладбища. Об этой истории, опозорившей Ставрополь на всю страну, знают все. В конце концов справедливость восторжествовала и стройку запретили. Вырытый под фундамент  православной гимназии котлован засыпали. Но завалили кое-как, да не гравием, а мусором и всяким хламом.  И все это очень смахивает на свалку, распространяющую зловоние и привлекающую  к себе со всей округи наркоманов, алкашей  и шпану. 
Жители предлагают  создать на этом месте мемориал в память захороненных  простых и знаменитых граждан Ставрополя, замученных красногвардейцами белых и расстрелянных белыми красноармейцев,  бывших солдат Советской армии, погибших в Великую Отечественную войну.
В каждом городе и селенье есть своя Катынь. Средоточие скорби, от которого не отвратить взора и которое притягивает сердце истинного патриота. Иногда это притяжение крепче жизни. Как в  смоленской Катыни. Забвение этой памяти обезличивает и обескровливает народ и превращает в пустые хлопоты самые славные начинания.

 

Василий КРАСУЛЯ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий