Поиск на сайте

 

В московском Центре международной торговли прошла большая пресс-конференция Владимира Путина, на которой было аккредитовано более 1700 журналистов.
Пресс-конференция стала 14-й для Путина на его президентском посту. Правда, рекорд по длительности повторить не удалось: глава государства отвечал на вопросы почти четыре часа.

 

Президент на пресс-конференции констатировал: террористическая угроза для регионов СКФО неимоверно возрастает. При этом сами журналисты жаловались Путину на бесконтрольность кавказских силовиков

Ставропольцам снова задать вопрос Путину не удалось. На нынешней пресс-конференции Ставропольский край представляли шестеро журналистов – это тоже своеобразный рекорд. Традиционно рвутся сюда наши коллеги из бюджетных СМИ.

Причем некоторые журналисты ездят на общение с президентом не впервые: например, оператор ГТРК «Ставрополье» Дмитрий Баев снимает главное событие года уже третий раз.

При этом задать вопрос президенту краевым журналистам удавалось лишь дважды – сначала в 2008, а затем в 2012 году. И оба раза ставропольцы интересовались мнением Владимира Путина по поводу оттока русскоязычного населения с Северного Кавказа.

В 2008 году поводом для этого стало убийство в Ставрополе студентов госуниверситета и политехнического института 19-летнего Виктора Чадина и 21-летнего Павла Блохина.

Город накрыла волна слухов, последовали межэтнические столкновения и массовые акции протеста. Убийц студентов найти, кстати, так и не удалось.

А четыре года спустя Владимира Путина снова спросили о напряженной межэтнической обстановке на Ставрополье. Поводом стал прошедший в «Вестях недели» сюжет под названием «Кто подрывает юг России».

Столичные репортеры побывали в нескольких селах восточной зоны Ставрополья, где увидели десятки домов, брошенных коренным русским населением, а заодно строящиеся мечети и девочек в хиджабах в местных школах.

***

На сей раз о Кавказе президент тоже говорил, и снова только о проблемах. В частности, журналистка Елена Еськина из Дагестана вспомнила об убийстве братьев Гасангусейновых – пастухов-подростков, которые были расстреляны силовиками якобы в ходе спецоперации в августе 2016 года.

С тех пор их родители безуспешно пытаются доказать, что их дети – никакие не террористы, а безвинные жертвы силовиков.

Были пикеты, пресс-конференции, даже обращения в Европейский суд по правам человека, но расследование убийства парней не сдвигается с мертвой точки.

Владимир Путин на пресс-конференции признался, что впервые слышит об этом деле, но обязательно займется им, и тут же дал поручение председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину.

Также президент вспомнил о том, с каким трудом идет возвращение в родные регионы вдов и детей террористов разгромленного в Сирии «Исламского государства» (признано террористической организацией, запрещенной в России).

По разным оценкам, сейчас на территории Сирии и Ирака осталось более четырех тысяч членов семей боевиков, из них не менее 700 – россияне.

По поручению Рамзана Кадырова их возвращением на родину занимался сенатор Зияд Сабсаби (он, к слову, по национальности сирийский еврей, родом из Алеппо), однако затем против возвращения в Россию жен и детей боевиков жестко выступило ФСБ.

А вот на пресс-конференции президент все же поддержал Кадырова: «У нас есть целая программа возврата детей на Родину – в Россию, в Чечню, вообще на Кавказ, куда угодно. Мы это делаем и будем продолжать делать!»

***

Спрашивали Владимира Путина и о том, насколько велика террористическая угроза на Северном Кавказе, ведь сегодня сюда могут возвращаться из Сирии вчерашние боевики «Исламского государства».

Президент ответил уклончиво: «Это большая опасность для всех нас, в том числе и для России и для центральноазиатских государств. Мы это знаем, прекрасно отдаем себе в этом отчет».

Напомним, еще год назад Путин упоминал, что в Сирии воюет порядка девяти тысяч боевиков из стран бывшего СССР, а среди них каждый второй имеет российский паспорт.

Наибольшее количество боевиков в Сирию выехало из республик Северного Кавказа – Дагестана, Чечни и Кабардино-Балкарии.

Сколько из них осталось в живых, точно неизвестно. Но многие действительно возвращаются в Россию, чтобы продолжить здесь свое черное дело.

Например, в июне 2015 года в Ставрополе были осуждены двое наемников, участвовавших в гражданской войне в Сирии, Курбан Джамалдинов и Алимхан Темиров, прошедшие подготовку в одном из тренировочных лагерей близ сирийско-турецкой границы.

Также в июне 2015 года военным судом в Ростове-на-Дону осуждены организаторы теракта около здания пятигорского ГИБДД.

В их числе профессиональный подрывник 22-летний Шамиль Абдулазизов, который воевал в Сирии, а затем вернулся на Ставрополье (он приговорен к пожизненному заключению).

В ноябре 2016 года был осужден уроженец Туркменского района Рахман Багбеков, который также прошел подготовку в тренировочном лагере «Исламского государства», а затем вернулся на Ставрополье.

Ну а в минувший понедельник в Ставрополе в ходе спецоперации была ликвидирована «спящая» ячейка «Исламского государства»: трое молодых людей якобы готовили теракты на новогодние праздники.

Один из предполагаемых боевиков, по официальным данным, тоже когда-то воевал в Сирии, а затем сумел вернуться обратно в Россию, минуя «сито» спецслужб.

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель
«Открытой»
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий