Поиск на сайте

 

 

«Открытая» раскрывает читателям древние секреты – какие одеяния носили средневековые жители Ставрополья

Наша газета продолжает  просветительский проект «Древнее Ставрополье». мы рассказываем читателям о стародавней истории нашего региона, которая насчитывает миллионы лет.

Ставрополье необычайно богато археологическими памятниками. Взять хотя бы Кавминводы, которые исстари были своеобразным переходом от бескрайних степей юга Восточной Европы к горным пастбищам и лесам Северного Приэльбрусья. Считается, что в древности население Кавминвод даже контролировало путь от степных пастбищ к пастбищам горным, взимая плату с чабанов.
Для древних обитателей Пятигорья очень важным было близкое соседство месторождений медных и железных руд в верховьях рек Малки и Кубани. Не случайно в Кисловодской котловине (она создана долинами реки Подкумок и ее притоков) археологи обнаружили десятки могильников, некрополей и поселений, которые относились к периоду до расселения скифов (VIII-VI века до н.э.).
Дотошный читатель вряд ли получит ответ на вопрос: а что это были за народы? Археолог ответит: это были не какие-то конкретные народности, а представители древней культуры, носившей имя «западнокобанская».
Когда на эту территорию пришли скифы, то население Кавминвод (и без того, кстати, немалое) стало стремительно расти. При этом, как предполагают ученые, племена, еще недавно жившие здесь оседло, постепенно перешли к кочеванию.
 
 
Неудивительно, что столь богатый археологический материал, какой есть на Ставрополье, изучался пристально: первые археологические раскопки проводили здесь уже в середине XIX столетия. Но взрывной интерес к древней истории Ставропольской губернии проявился на рубеже столетий.
Скажем, в 1910 году было учреждено Ставропольское общество для изучения Северо-Кавказского края в историческом, географическом и антропологическом отношении. Появилось оно благодаря общественному деятелю, известному нотариусу Георгию Константиновичу Праве.
Праве был избран председателем правления и почетным членом Ставропольского общества, которое оставило после себя огромное количество научных трудов. Причем среди них как опубликованные работы, так и рукописи, которые и поныне хранятся где-то в архивах, библиотеках и запасниках музеев. Уже более столетия они терпеливо ждут, чтобы их представили широкой общественности.
Ну а сегодня именно «Открытая» видит свою миссию в том, чтобы максимально популяризовать научные достижения современных археологов. Житель Ставрополья должен знать ответы на вопросы: как родился наш край и откуда пришли народы, ныне его населяющие? Причем без исторических мифов, домыслов и сплетен.
«Открытая» регулярно публикует беседы с самыми известными археологами Ставрополья – достойными наследниками Георгия Праве. Первым нашим собеседником, еще в мае 2004 года, стал Андрей Белинский, который возглавлял ГУП «Наследие» – едва ли не единственное на тот момент в стране археологическое госпредприятие.
В феврале 2011 года «Открытая» познакомила своих читателей с другим корифеем археологической науки – доктором исторических наук, заслуженным деятелем науки России Владимиром Кузнецовым. Он автор множества ярких открытий в республиках Северного Кавказа и на Кавминводах.
Долгое время жил во Владикавказе и работал в Северо-Осетинском институте гуманитарных и социальных исследований. Сейчас Кузнецов на пенсии, проживает в Минеральных Водах, но продолжает трудиться, пишет и издает научные монографии.
Археолог Анатолий Найденко из Ставрополя почти сорок лет занимается древней и средневековой историей Руси и Северного Кавказа. Вместе с ним мы побывали на Грушевском городище, которое ученый первым подробно описал еще в начале семидесятых годов.
Недавно встретились мы с Анной Швыревой – единственным в крае палеонтологом (ученым, который исследует древние животные и растения). Именно благодаря Швыревой наш край считается «слоновьей колыбелью». Она восстановила скелет южного слона, найденный в 2007 году, который сегодня выставлен в зале краевого музея-заповедника, где и работает ученый-палеонтолог.
В планах у «Открытой» – побывать и на археологических раскопках, и на малоизвестных памятниках древности в разных уголках Ставрополья. Мы откроем их заново вместе со своими читателями, где бы они ни находились – на отвесных скалах Кисловодской котловины или в прикалаусских степях.
Ну а сегодня мы пока остаемся в Ставрополе. Наш очередной экскурс – в научную лабораторию по реставрации древнего текстиля, единственную на Юге России.

 

Спасите древние одежды…

Что вы представляете, когда слышите слово «археология»? Наверное, древние захоронения, где погребены могучие воины, языческие жрецы и коварные вельможи. Черепа с костями, изъеденные ржавчиной кольчуги и мечи, золотую утварь, истлевшие одеяния…

Ну-ка постойте! А ведь эти древние одеяния – предмет изучения, которым занимается целое направление в археологии и истории. И один из самых известных его представителей – это Звездана Доде, ведущий научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН, член Международного центра изучения древних тканей.

Еще в 1993 году в Институте востоковедения РАН она защитила кандидатскую диссертацию по средневековому костюму (включая украшения - амулеты, обереги, серьги, бусы). А в 2007 году стала доктором наук, в качестве эксперта ее приглашали в ведущие музеи планеты – от Метрополитен до Китайского музея шелка.

Звездана Доде занимается реставрацией костюма народов, в древности населявших Северный Кавказ, – от алан до золотоордынцев. Благодаря ей в Ставрополе и появилась научная лаборатория, где исследуют древние ткани.

Именно сюда, в мастерскую, поступают самые разрушенные, казалось бы, обреченные на гибель произведения ткацкого искусства. Текстиль, который извлекают из древних захоронений, признается Звездана Доде, зачастую напоминает опавшие осенние листья – тонкие, готовые от одного прикосновения рассыпаться в прах. Поэтому процесс реставрации текстиля трудоемкий, долгий и кропотливый.

Доктор исторических наук Звездана Доде во время посещения Оксфорда, куда она была приглашена для чтения лекций.

Время не щадит ничего…

Сотрудница лаборатории Алина Казьмина показывает мне на компьютере фотографию: груда полуистлевшего и грязного тряпья. Именно в таком виде и привозят в мастерскую то, что нашли археологи (а везут сюда ткани не только из разных концов Ставрополья, но и из соседних регионов).

Порой крайне сложно понять, что это вообще было – часть одеяния, головного убора, а может быть, ритуальный покров. Поэтому для исследователя удобнее работать прямо в месте погребения (скажем, в древнем саркофаге). При этом можно понять, для чего конкретно использовалась та или иная ткань.

Кстати, в некоторых могильниках удается отыскать почти нетронутыми самые «хрупкие» ткани. Время не щадит ничего: ни одеяния из растительных волокон (скажем, хлопка или льна), ни животного происхождения (шерсти, кожи, шелка).

Но бывают и удивительные находки. Скажем, в высокогорных могильниках Северного Кавказа, где атмосфера разрежена, воздух чистый, а грунт сухой, текстиль может  сохраняться веками. Бывает, что таким же образом «консервируются» и некоторые степные погребения, если там отсутствует приток воздуха (в отсутствие кислорода содержимое могильника, включая древние ткани, сохраняется намного дольше).

Неплохо сохранившиеся остатки тканей можно отыскать и в укромных уголках погребения  – скажем, под железными предметами, которые также стали своего рода естественными «консервантами» для текстиля.

Напротив, в условиях высоких температур, влажности или кислотности не только текстиль, но и все содержимое древних погребений разрушается намного быстрее.

В любом случае, то, что извлекают археологи из погребений, могильников, некрополей, не имеет ничего общего с тем, что выставляют в музеях.

Чтобы из обрывков тканей восстановить целый предмет одежды (не говоря уже о костюме), нужно потратить месяцы. А то и годы! Поэтому от исследователя требуются и глубокие знания из смежных дисциплин: скажем, надо знать технологию производства шелка или древних красителей для тканей.

Реставратор Оксана Степанова работает с золотоордынским боктагом – головным убором, найденным в древнем захоронении.

Долго ли «живёт» золото?

Итак, для начала ученый должен провести кропотливые лабораторные исследования возраста, состава и свойств ткани (электронная микроскопия, хроматография, радиоуглеродный анализ).

Самый первый этап реставрации – это очистка текстиля от тлена и разделение тканых слоев. Никакой автоматики, все только вручную, тончайшей щеточкой, пинцетом, шпателем, иногда даже под лупой. Особого тщания требуют, скажем, золотые нити, вплетенные в древние ткани: бывает, что просто контакт с воздухом за пределами погребения может мгновенно уничтожить тончайший слой сусального золота…

Затем в лаборатории начинается долгий «химический» этап: чтобы вернуть текстилю физические свойства, ткань медленно, день за днем, пропитывают органическими растворителями.

Наконец, когда удалось вернуть былую структуру и пластичность, все сохранившиеся кусочки текстиля нашивают с помощью специальной тонкой иглы на тонированный газ (это легкая прозрачная шелковая ткань, чем-то похожая на марлю).

Именно с помощью газа можно «восстановить» первоначальный облик древнего одеяния. Для этого приходится поначалу тщательно изучать и подбирать фрагменты с учетом качества текстильного материала, кроя, швов, декора. Для этого используют аналогии как с сохранившимися предметами одежды, так и с древними изображениями – скульптуру, живопись, вазопись, раритеты нумизматики (монеты), фресковые росписи.

Сегодня в мастерской, возглавляемой Звезданой Доде, восстанавливают боктаг – монгольский женский головной убор с берестяным каркасом, который находили в погребениях дворян Золотой Орды. Представьте себе шапочку, у которой сверху высокий цилиндр, а на самом верху – расширение, овальное, квадратное или прямоугольное. Расшивали боктаг, как правило, жемчужинами, а самые знатные особы украшали еще и драгоценными камнями или золотой брошью.

В могильнике эпохи Золотой Орды в Поволжье археологи нашли остатки древних одеяний, в том числе и боктаг. И сегодня специалист ставропольской мастерской Оксана Степанова тщательно реставрирует его, чтобы он предстал в первоначальном виде.

Ну, или в почти первоначальном. Разумеется, сегодня восстановить утраченные за столетия фрагменты текстиля невозможно. Но хотя бы можно увидеть, какой формы и размера был этот необычный головной убор.

Правда, как говорит Звездана Доде, иногда в могильники клали не настоящие головные уборы, а их имитацию – едва наметанные на «живую» нитку. Естественно, в погребениях они и разрушались быстрее.

Сотрудница реставрационной лаборатории Алина Казьмина за работой: она восстанавливает кожаную оторочку монгольских штанов.

Шёлковая Орда

Именно так можно было бы поэтично назвать Золотую Орду из-за того, что шелка играли исключительную роль в жизни Монгольской империи. Шелковые ткани служили платой наемникам и солдатам, валютой, их посылали в Европу в качестве даров с дипломатическими миссиями.

Рисунки на шелковых тканях порой могли поведать о представлениях народа о мироздании. Скажем, по всей Монгольской империи на шелках изображали драконов. Символ этот пришел из Китая, где дракон был знаком высшей императорской власти, мужского начала, плодоносности, неба, горных вершин.

Нередко дракон на шелках изображался с головой верблюда, гривой льва, рогами оленя, ушами быка и со змеиным телом и хвостом, покрытым рыбьей чешуей. На его согнутых лапах было от трех до пяти когтей. Количество когтей на драконьих лапах могло указывать на социальный статус человека, которому принадлежала шелковая вещь.

Звездана Доде сейчас реализует большой научный проект «Шелковая Орда», который посвящен тканям и одеяниям монгольского периода на Северном Кавказе (в Монгольской империи он был известен как улус Джучи).

О том, насколько важен был этот период, Доде со своими коллегами знает не понаслышке. Она изучала многие могильники монгольского периода, найденные на территории многих регионов – от Саратовской и Оренбургской областей до Калмыкии и Ростовской области.

Ученые уже реконструировали кочевнический костюм из курганного могильника Джухта, что был обнаружен в 1998 году в Апанасенковском районе Ставрополья. Датирован он концом XIII – началом XIV столетия.

Находка могильника оказалась очень богатой с научной точки зрения: шелковые платья, бархатный головной убор, высокие кожаные сапоги. Были здесь найдены и украшения: золотая бляшка, серебряная пряжка, бронзовое зеркало и серебряная чаша.

На кафтане джухтинского воина были изображения драконов и гусей среди густого растительного фона, а на верхнем халате изображены фениксы. К слову, фениксы в мифологии Китая были также очень распространенным и значимым образом.

Общество мучают вопросы

Реконструкция костюма из Джухтинского могильника была выставлена в археологическом музее ГУП «Наследие» вместе с материалами, на основании которых они выполнены.

Этот музей был одним из самых известных не только на Юге России, но и в стране. Сюда регулярно водили на экскурсии школьников и студентов-историков, по музейным материалам была защищена не одна кандидатская диссертация.

Было здесь почти две тысячи экспонатов, среди которых едва ли не самые известные – это артефакты из захоронения «Ипатовской принцессы», знатнейшей сарматки (вероятно, сановной жрицы), совершенно случайно обнаруженного в 1998 году на окраине Ипатово.

«Наследие» в своих археологических работах использовало самые продвинутые методики (например, аэрофотосъемку местности или анализ древних почв).

Однако три года назад «Наследие» было ликвидировано, его музей закрылся, а все уникальные экспонаты (включая сарматское золото из Ипатово) стали недоступны для обозрения.

Археологи в чудеса не верят. Поэтому уже и не надеются, что музей будет рано или поздно возрожден. А ведь так важно, чтобы ставропольцы снова увидели его уникальные экспонаты и смогли  найти ответы на мучающие любое общество вопросы – кто наши предки и каково наше предназначение на этой земле.

Антон ЧАБЛИН

 

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

С трудом представляю- как можно брать ткани - истлевшее тряпье из могильников- ведь там может быть источник заразных болезней?

Добавить комментарий