Поиск на сайте

 

 

Западные эксперты считают, что будущее нашего региона тревожно

 

Для российского правительства Северный Кавказ – лакмусовая бумажка, демонстрирующая управленческие успехи. В прошлом году создан федеральный округ, разработана новая госпрограмма, которая предусматривает «вливание» в регион 5,5 трлн. рублей. Принята стратегия развития региона, план правительственных первоочередных действий, созданы агентство и корпорация развития Северного Кавказа. Усилия властей должны увенчаться грандиозным прорывом в «социалке» и экономике, а к 2025 году здесь и вовсе раскинутся райские кущи. Таков официоз. А вот независимые эксперты смотрят на перспективы развития Кавказа со сдержанным оптимизмом. Причем чем дальше эти эксперты от Москвы, тем оптимизма убавляется. Западных аналитиков в симпатиях к России не заподозришь, но некоторые прогнозы  более похожи на правду, нежели сверхпозитивные обещания Москвы.

 

«Бензиновая» страна
На Западе существует множество аналитических центров, которые подвизаются на ниве политической футурологии – составляют прогнозы развития стран и регионов. Скажем, в Европе это Институт проблем безопасности (EUISS), исследовательские группы «Всемирный экономический форум» (WEF), Horizon-2020/2030 или «Лаборатория политических ожиданий» (LEAP/Europe2020).
Куда больше их в Америке: Национальный совет по разведке (NIC), Аналитический центр Конгресса (CRS), Вашингтонский центр стратегических и международных исследований (CSIS), компания Stratfor («Стратегические исследования»), Американский институт предпринимательства (AEI) и другие.
Причем все они плотно интегрированы в американскую администрацию, по сути, обслуживая ее интересы. Вместе с тем, несмотря на привластный статус, эксперты рассуждают о проблемах и угрозах грядущей глобализации с максимальной степенью откровенности. Практически все подобные прогнозы, доступные для массового читателя, одинаково драматичны относительно будущего России на ближайшие десятилетия.
Эксперты убеждены, что наша страна будет по-прежнему оставаться «сырьевой державой» (petro-state) со всем набором характерных для нее экономических проблем, связанных с нежеланием Москвы проводить структурные реформы. Особенно эти прогнозы должны были обостриться после того, как Владимир Путин объявил о возвращении в Кремль – естественно, вместе с кланом «силовиков».
В политической сфере, как прогнозируют многочисленные эксперты, также будут усиливаться авторитарные тенденции. Вплоть до формирования деспотии. Информагентство Reuters назвало стиль путинского правления «султанским», поскольку построен он на доминировании одной личности (а не, скажем, одной династии, как в Индии, или одной идеи, как в Китае).
В итоге экономический и политический «застой» приведет к накоплению социальных проблем, что наиболее зримо отразится на демографической картине. Например, в докладе «Глобальные тренды-2025» Всемирного экономического форума приводится такая статистика. К окончанию второго срока Путина количество молодых женщин (фертильного возраста) уменьшится вдвое, а число детей у одной женщины будет колебаться от 1,2 до 2,2, что намного ниже восполнимого уровня. В итоге через два десятилетия население страны уменьшится на десятую часть – до 130 миллионов человек, а к середине столетия – до 110 миллионов. Этому будет способствовать низкое качество медпомощи, а также катастрофическое распространение СПИДа и других хронических заболеваний (в том числе психических).

 

Страх и умма
Ситуация на Северном Кавказе будет напрямую «завязана» на демографическую ситуацию в стране. Все эксперты сходятся во мнении, что здесь будет по-прежнему запредельно высокая рождаемость. На фоне вымирания русского населения это повлечет резкий «перекос» в расселении, когда не более 20% россиян будут жить за Уралом. Сюда начнется (а вернее, еще интенсивнее продолжится) массовый приток китайских мигрантов.
А вот на Юг России, по прогнозам WEF, будут массово мигрировать турки. Через два десятилетия население этой страны перевалит за 80 млн. человек, и плотность жителей вдвое превысит таковую на Северном Кавказе. Демографическая экспансия и экономическое давление Турции, понятно, будет «напрягать» руководство нашей страны все больше. И пытаясь «отгородиться» от них, Россия будет все активнее пытаться «раздвинуть» свою зону влияния дальше на юг – в Грузию и Армению.
Резкое увеличение населения Северного Кавказа – это увеличение мусульманской уммы. Статистика от Всемирного экономического форума такова: если в 2005 году доля этнических мусульман в населении России составляла 14%, то спустя двадцать лет она увеличится до 19%, а к середине века – до 23%. Причем особенно быстро будет расти доля молодежи, что в социологии известно как феномен youth bulge – молодежного «пузыря», готового вот-вот взорваться. 
Рост числа мусульман спровоцирует увеличение числа межнациональных конфликтов. Как отмечает профессор Эндрю Фоксэлл из Оксфорда, это будет особенно заметно именно в «пограничных» территориях, таких как Ставропольский край. Уже и последние события в крае демонстрируют полную несостоятельность подходов местной элиты, завязанной на советский слоган «вечной межнациональной дружбы».
Причем конфликты будут не только между русскими и мусульманами, но и внутри различных исламских течений. В свою очередь, усиление ксенофобских тенденций по отношению к мусульманам (на фоне полного невнимания чиновников к росту русского шовинизма) будет только способствовать дальнейшей исламизации и радикализации кавказской молодежи. Ну а это порочным кругом спровоцирует дальнейшее усиление ксенофобии – и так до бесконечности.

 

Опасный нарыв
Этот порочный круг может «прорваться», словно нарыв, только с кровью. Здесь уж фантазия экспертов не знает границ. Например, политолог Георгий Дерлугьян из Университета Нортвестерн (Чикаго) грозит Северному Кавказу революцией по типу тех, что прокатились в нынешнем году по Ближнему Востоку.
Пока большая часть населения России не кажется людьми, готовыми строить баррикады, именно на Кавказе потенциальные революционеры многочисленны. И это в основном молодежь, которая сталкивается с безработицей, отсутствием образования, жестокостью правоохранителей, не получает реализации своих экономических устремлений. Еще один фактор дестабилизации – это почти свободное хождение оружия.
Протест возмущенной молодежи, как прогнозируют эксперты,  будет вполне адресный – насквозь коррумпированные «баи» в национальных республиках. Примеры таких «мини-революций» в недавней истории Северного Кавказа уже есть: Дерлугьян напоминает, в частности, деятельность движения «Матери Беслана» в Северной Осетии или штурм правительства Карачаево-Черкесии после убийства зятем президента республики Али Каитовым деловых партнеров по «Кавказцементу».
Свои трагические прогнозы строят авторы международного исследования «Европа-2030». Они считают, что на фоне ослабления федеральной власти резко усилится конкуренция между местными «баями» – а это уже межнациональные погромы.
«Полыхнет», по мнению экспертов, прежде всего на границе Чечни и Ингушетии, а также в Кабардино-Балкарии. После этого Москва будет вынуждена срочно «сворачивать» свои этатистские проекты лидеров типа Рамзана Кадырова (по мнению европейских политологов, он может быть не просто смещен, но даже убит, повторив судьбу взращенного ЦРУ Усамы бен Ладена).
Возможно, на карте Северного Кавказа появятся какие-то новые регионы. Например, в книге «Следующие сто лет» основатель агентства Stratfor Джордж Фридман вообще  прогнозирует создание в ближайшие десятилетия в восточной части Кавказа самостоятельной Вайнахо-Аварской республики, объединяющей Чечню, Ингушетию и Дагестан.

 

Европа в панике
Крайне пессимистичный прогноз можно отыскать и в докладе WEF «Россия и мир: сценарии до 2025 года». Прогноз этот изложен в виде псевдосообщения информ-агентства France press якобы от 11 августа 2021 года.
В этот день сразу восемь российских регионов, сообща контролирующих 70% российского нефтяного экспорта, заявят о желании отделиться от России. Из них три на Урале и в Восточной Сибири, два – на Дальнем Востоке и еще три – на Северном Кавказе. В совместном заявят губернаторы этих регионов заявят, что Москва слишком слаба, чтобы учитывать их политические и экономические интересы.
Европа будет в панике. Но вовсе не из-за угрозы сбоев в энергоснабжении, а из-за того, что один из сепаратистских северокавказских регионов имеет ядерное оружие. Как «сообщает» France press, этому демаршу будет предшествовать энергетический кризис в Москве и Питере, а также серия крупных терактов и убийство одного из руководителей администрации президента.
Всё это станет обострением конфронтации между двумя кланами в российской элите – «нефтяниками» и «евразийцами». И отделившихся губернаторов поддержат именно «нефтяники». Что же, в возможность реализации подобного сценария отчасти верится: в условиях отсутствия общей национальной идеи нас ведь почти ничто не объединяет. Кроме нефтедолларов и портретов Путина.
Во многих докладах прогнозируется начало новой Кавказской войны. Вот, например, как это описывают агентства AllBusiness и Stratfor: война будет не в «полноценном» формате, а как всплеск повстанческих действий исламских террористов с массовыми убийствами представителей власти и терактами в крупных городах.
Особенно ярко это проявится уже в ближайшем будущем – в преддверии «белой» Олимпиады в Сочи. Причем террористы будут совершать скорее «символические» теракты (по типу взрыва в парке Атланты во время Игр-1996), чтобы посеять панику в обществе  и показать эрозию правоохранительных институтов.
Впрочем, боевики будут по-прежнему действовать под флагами создания «Кавказского имарата», однако эта идея окажется все более слабой, чтобы массово завладеть умами. Да и сам имарат, как указывают эксперты, уже не представляет для России стратегической опасности, как еще пару лет назад.
Но, в любом случае, реакция на повстанцев – усиление федеральной группировки сил, усиление конфликтов между федеральной и местной властями, радикализация других исламских регионов (в конфликтный ареал окажутся вовлечены также Татарстан и Башкирия, а заодно регионы на границе с Казахстаном).
Можно ли что-то сделать, чтобы избежать реализации этих сценариев? То, что на Кавказе всё будет плохо, эксперты не сомневаются. Но власть может хоть немного смягчить удар. Как именно, на сей счет западные эксперты также единодушны.
Во-первых, Москва должна наконец ответить на главные вопросы, решение которых она стыдливо откладывает: Россия – это национальное или моноэтническое государство, федеративное или централизованное, секулярное или православное?
Во-вторых, необходима срочная демократизация региона – хотя бы частично свободные выборы, свобода слова и гражданских инициатив, свободная дискуссия о будущем Кавказа. Готово ли на все это российское руководство? И главное, можно ли построить демократию (или хотя бы ее отдаленное подобие) в отдельно взятом регионе, то есть выгнать «баев», когда во главе страны стоит «султан»?!

 

Антон ЧАБЛИН,
политический обозреватель
«Открытой» газеты

 

Будущее Северного Кавказа зависит от того, сможет ли он обрести равноправное положение в российском государственном устройстве (которое, впрочем, само еще остается в стадии развития). Пока Москва будет продолжать направлять свои усилия на изоляцию остальной России от проблем Северного Кавказа, все большее число жителей региона будет задаваться вопросом: могут ли русские быть для них кем-то иными, кроме все отдаляющихся, а чаще беспомощных сюзеренов?
(«Кавказские пленники. Российская невидимая гражданская война»;
Чарльз Кинг, Университет Джорджтауна, Раджан Манон, Университет Нью-Йорка)

 

Северный Кавказ сегодня – это источник возможной дезинтеграции Российского государства, его институтов и общества. Причины нестабильности в регионе – политические, религиозные и социально-экономические проблемы и конфликты, которые пересекаются, переплетаются и создают сложную сеть.
(«Северный Кавказ – российский гордиев узел»;
Мацеж Фолковски, Варшавский центр восточных исследований)



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий