Поиск на сайте

 

Что вообще может общественность региона, у которой чинопочитание вкрови

 

Что делать с неспокойным регионом, власть бесцельно размышляет давным-давно. Очередной «рецепт» озвучил месяц назад на «прямой линии» с населением премьер Владимир Путин. Он поддержал предложение советника президента по Северному Кавказу Асланбека Аслаханова о создании (точнее, о воссоздании) Министерства по делам национальностей.
«Что касается национальностей, у нас этот вопрос погружен в Министерство регионального развития. Этого недостаточно! В Министерстве регионального развития сосредоточивается внимание на вопросах социальных и экономических, а проблемы национального благополучия уходят на второй план. В условиях нашей страны, конечно, сегодняшняя структура явно не отвечает требованиям дня», – заявил Путин.

 

Предложение премьера вызвало, прямо скажем, не самый горячий отклик. Федеральная пресса пошумела несколько дней, дежурно опросив глав северокавказских регионов. Все, конечно, в один голос одобряли путинскую идею, тем более что подобные министерства есть во всех республиках СКФО.
Правда, чиновники не стали вспоминать, что именно Путин еще в 2001-м своим указом упразднил Миннац, существовавший с вариациями с 1989 года.
Не припомнили и того, что всего полгода назад президент Медведев поручил заниматься национальной политикой вице-премьеру Дмитрию Козаку, бывшему полпреду в ЮФО, а ныне куратору Олимпиады-2014. (Похожая схема существовала в российском правительстве в начале 2000-х, когда «межнацем» занимался «министр без портфеля» Владимир Зорин.)
Правда, Козак себя в новом статусе никак не проявил, что, видимо, и потребовало реанимации идеи воссоздания целого министерства. Не потому ли скептически отнеслись к путинскому предложению независимые эксперты. Ведь разговоры о том, возрождать ли и в каком качестве Миннац, ведутся с момента его упразднения.
Но вопрос ведь не в том, какое ведомство будет регулировать национальную политику, а в том – как! Однако у федеральной власти вообще нет понимания, что же делать с Кавказом. Потому все чаще местные конфликты и «прорываются» даже за пределы неспокойного региона.
Достаточно вспомнить погромы на Манежной площади в декабре 2010-го, Русские марши 4 ноября или ежемесячные акции неонацистов по всей стране под лозунгами «Хватит кормить Кавказ!»...
Кстати, сразу после того, как Путин озвучил предложение по Миннацу, интернет-портал «Кавказский узел» провел опрос среди представителей республик, кого бы они хотели видеть во главе этого ведомства, если оно все же будет создано.
Больше всего экспертов и чиновников сошлось на кандидатуре Максима Шевченко, который до последнего времени возглавлял в Общественной палате России рабочую группу по Северному Кавказу.
В новый состав палаты его не включили, по поводу чего Шевченко высказался в своем блоге: «Напрасными и нереализованными были попытки воздействовать на местные силовые структуры и защитить людей от их произвола... Не получилось выстроить вменяемые рабочие отношения с полпредством СКФО... Есть стена, которую не прошибить».
Сейчас Шевченко находится в долгой поездке по регионам СКФО, проводя круглые столы и семинары с участием журналистов, бизнесменов, общественных и религиозных деятелей. «Кавказу не хватает единой диалоговой площадки, на которой люди могли бы говорить о своих проблемах, обмениваться мнениями и строить свое общее будущее», – говорит активист.
Вынашивает он поистине масштабный проект – создания Кавказского гражданского форума, причем идею эту уже поддержали руководители Ингушетии, Дагестана и Чечни и даже полпред Хлопонин.
Суть проекта в следующем. В каждом северокавказском субъекте будет создан свой региональный форум, куда войдут самые влиятельные и уважаемые люди. Они сообща будут формировать «повестку дня», наиболее актуальную для конкретной территории, заниматься профилактикой экстремизма, поддерживать миротворчество, налаживать общественный диалог с властями и силовиками.
Помимо региональных гражданских форумов будет существовать и общекавказский, объединяющий наиболее активных людей из разных территорий. Его рабочим документом станет «Меморандум о совместном противодействии насилию, разжиганию межнациональной и религиозной розни», принятый год назад именно по инициативе Общественной палаты России (в регионах СКФО меморандум уже скрепили подписями руководители множества некоммерческих организаций).
Дагестанский глава Магомедсалам Магомедов уже высказался в прессе по поводу проблем, которые нужно быстрее выносить на обсуждение Гражданского форума. Это, в частности, миграционные споры Дагестана с соседним Ставропольем.
«Открытая» уже писала о том, что последние месяцы в судах восточных районов края рассматривается множество исков о признании незаконным проживания дагестанских чабанов на кошарах. Дагестанские власти упирают на то, что их сограждан выживают с обжитой территории, а чиновники Ставрополья парируют: мол, о выселении речи нет!
Впрочем, вне зависимости от того, кто прав, очевидно, что происходит «раскачивание» межнациональной ситуации в масштабах всего округа. И если вдуматься, подобных конфликтов – явных и тлеющих – в масштабах Северного Кавказа множество.
Причем зачастую «разжигает» их именно власть своими неумелыми действиями. А потом, не в силах погасить, создает некие привластные «общественные органы» (вроде Общественного совета при полпреде в СКФО), которые на самом деле являются жалкой карикатурой на институты гражданского общества.
Достаточно сказать, что Общественный совет СКФО свою работу начал с принятия позорной петиции, где обвинял в разжигании ксенофобии на Кавказе журналистов. И поучал их: мол, глаже надо писать, а не правдивее.
Зато сами «советчики» уже год(!) не могут прийти к консенсусу по поводу ликвидации блокпостов на границах Ставрополья и соседних республик. А все потому, что голосуют с оглядкой на полпреда, волей которого они и оказались приближены к власти.
Так что, глядя на этот пример, трудно питать надежды относительно будущего Гражданского форума именно на Кавказе, где чинопочитание – «в крови».
 

Владимир ЯРЫГИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий