Поиск на сайте

 

 

Кто и почему ослабляет казачество на востоке Ставрополья

 
Полтора года безвластия
 

Через две недели должны состояться очередные выборы атамана Терского войскового казачьего общества (ТВКО). Одно из крупнейших реестровых войск страны, которое насчитывает тридцать тысяч штыков, уже полтора года остается без легитимного атамана. Напомним, что в октябре 2013 года занимавший этот пост отставной генерал МВД Сергей Клименко «добровольно» сложил полномочия.

Вместо него в апреле 2014 года был избран помощник полпреда Вячеслав Пилипенко, но его кандидатура, как требует закон, не была утверждена указом президента. В октябре Пилипенко «добровольно» сложил полномочия, его сменщика предстояло избрать в феврале, но выборы не состоялись – их перенесли на апрель…

К слову, одним из претендентов на атаманскую булаву был губернатор Владимир Владимиров. На минувшей неделе он встретился с журналистами Северного Кавказа, и среди прочих главе Ставрополья задали вопрос о предстоящих выборах атамана.

Возмутило губернатора то, что каждый кандидат, согласно уставу Терского войска, обязан представить свою экономическую программу. «Это что за новости, я сильно удивился. Ну давайте назовем казачество ООО! Эти люди – патриоты, а патриотизм не поддерживается финансовыми ресурсами!» – негодовал на пресс-конференции Владимиров.

Если следовать логике губернатора, то все 30 тысяч казачьих семей на Ставрополье должны питаться святым духом. Стоило бы посоветовать Владимиру Владимирову лично объехать отдаленные хуторские общества и убедиться, что казаки здесь не живут, а выживают.

А безо всякой экономической и правовой поддержки со стороны краевых властей надеяться на развитие казачества на Ставрополье нереально. На минувшей неделе автор этих строк вместе с сотрудниками аппарата правительства побывал в Нефтекумском казачьем обществе и убедился в этом лично.

 
«Роснефть» даёт добро
 

Сейчас в обществе, рассказал атаман Георгий Аносенко, насчитывается почти три сотни членов. Подавляющее большинство – в Нефтекумске, но есть также по несколько человек в степных селах, где сохранилась еще самая значительная доля русскоязычного населения. Только регистрировать здесь самостоятельные хуторские общества Аносенко не видит смысла – и накладно, и отчетность лишняя. Переживают нефтекумские казаки далеко не лучшие времена, когда каждая копейка на счету.

В сентябре прошлого года в Нефтекумске на пустыре напротив православного храма появилось здание казачьего культурного центра «Станица». Появилось благодаря поддержке компании «Роснефть-Ставропольнефтегаз»: Аносенко лично вручил папку с проектно-сметной документацией в руки председателю правления «Роснефти» Игорю Сечину.

В преддверии думских выборов, являясь лидером предвыборного списка «Единой России», Сечин был частым гостем в Нефтекумске, - вот атаману однажды и удалось его поймать на пути между строящимися школой и поликлиникой.

Казаки ожидали, что денег дадут им хотя бы по остаточному принципу, а вместо этого расщедрившаяся «Роснефть» оплатила практически всю стоимость строительства – 7 миллионов, которые целевым траншем провели через краевой бюджет.

В культурном центре два этажа: в цоколе расположен спортивный зал с раздевалками, а наверху – большой зал собраний. Спонсорскую помощь, чтобы обустроить здание, оказали директор компании «Роснефть-Ставропольнефтегаз» Сергей Кузнецов и владелец аграрного холдинга, краевой депутат Иван Киц.

Строила здание Левокумская специализированная передвижная мехколонна, директор которой Виктор Рылкин стал почетным гостем на открытии культурного центра. А совпало оно с Днем святого Варфоломея, который является покровителем всего терского казачества (7 сентября 1890 года император Александр III издал указ, которым установил день войскового праздника для терских казаков).

Правда, для нефтекумских казаков появление нового культурного центра стало сколь событием радостным, столь и вызвавшим новые проблемы. За землю и здание нужно платить налог, плюс плата за коммунальные услуги – всего набегает порядка 300 тысяч рублей в год. В скудной казне районного общества взять такие деньги неоткуда.

 
Когда каждая копейка на счету
 

Георгий Аносенко раскладывает на столе документы и показывает по цифрам нехитрую бухгалтерию общества. Нехитрую, потому как цифры крошечные: доходов - ноль, а расходов – 240 тысяч рублей.

От нефтекумского бюджета ждать помощи не стоит – в нем на год на поддержку казачества заложено всего 50 тысяч рублей. Все эти деньги уходят на проведение массовых мероприятий. Например, три года назад именно в Нефтекумске состоялся первый форум молодежи Терского казачьего войска, на котором учредили казачью молодежную организацию «Терцы».

Получше дела в поселке Затеречный, где местному казачьему обществу из бюджета ежегодно выделяют по 100 тысяч рублей. Кроме того, казачья управа безвозмездно размещена в здании поселковой администрации, так что хотя бы на коммунальных платежах она экономит.

Сейчас в аренде у районного казачьего общества 3,2 тысячи гектаров, большая часть из которых сдается в субаренду. По словам Георгия Аносенко, по-другому невозможно: у самих казаков зачастую просто нет возможности, чтобы возделывать принадлежащие им земли.

Хотя из каждого репродуктора в селах вещают о том, какую помощь оказывают начинающим фермерам чиновники минсельхоза. Но на деле вся эта поддержка оказывается пшиком. И сам Аносенко, и атаман Затеречненского хуторского общества Денис Ревин рассказывали, что несколько раз пытались получить в министерстве гранты на развитие фермерских бизнес-проектов.

Однако каждый раз у чиновников находилась тысяча причин, чтобы отвергнуть предложения: то, мол, расчеты слабоваты, то документы не так оформлены. Зато в списке получателей субсидий и грантов сплошь селяне с нерусскими фамилиями, многие из которых даже собственной земли не имеют.

«Открытая» уже писала, что по всему краю возбуждено несколько десятков уголовных дел по факту мошенничества с «фермерскими» субсидиями, причем все преступления похожи как две капли воды. Овцематки, на которых оформляли субсидии, существуют лишь на бумаге, как и овощные посадки с теплицами…

Наивно полагать, будто эти огромные деньги чиновники минсельхоза «освоили» безо всяких откатов. Зато казаков – представителей сословия землепашцев, которые веками пахали и сеяли на Ставрополье, – сегодня чиновники в упор не видят. Наверное, потому, что служивые «делиться» не хотят.

 
Споём и спляшем. На большее не способны
 

Нет нефтекумским казакам никакой поддержки и со стороны краевого казачьего центра. Госучреждение при правительстве с огромным штатом - в восемь десятков человек, среди которых есть кто угодно… кроме экономистов и юристов.

Нет никакой помощи и от краевого комитета по делам национальностей и казачества. Юрист в комитете имеется, да только не разбирается он в тонкостях земельных вопросов. А их ведь копится у казаков валом, поскольку они вынуждены каждодневно пребывать под прессингом прокуроров, чиновников, рейдеров. Перечисляю через запятую, поскольку такое впечатление, будто они действуют заедино.

Денис Ревин рассказал, что после одной из публикаций в интернете его затаскали по проверкам: жаловался на него дагестанский фермер, которого якобы запрессовали казаки. Атаман приводит такую арифметику: участок площадью 800 гектаров сдали в субаренду сроком на 30 лет компании из Дагестана по цене 180 рублей за гектар.

Но и это намного меньше, чем арендная плата, которую казаки платят районной администрации за эти же земли. Так что по итогам прошлого года казачье общество и оказалось в минусе: арендная плата оказалась на 20 тысяч рублей больше, чем выручили у субарендаторов. И какая ж это экономика?!

Спрашивается, зачем казаки сдают землю в субаренду самим же дагестанцам?! Аносенко объясняет, что на том самом участке, из-за которого и разгорелся сыр-бор, испокон веку располагалась животноводческая точка – кошара.

Если бы эту землю не забрали себе в аренду казаки, то она бы точно «ушла» за пределы Ставрополья. В то же время и местных животноводов казаки выселять не стали. Но все равно оказались крайними…

 
Без срока исковой давности
 

Денис Ревин поведал гостям культурного центра о том, что творится сегодня в Затеречном. Вроде и администрация на стороне казаков, а все равно жестко прессуют их заезжие бизнесмены. Когда Евгений Петрович, отец нынешнего атамана, попытался противостоять претендующим на земли дагестанским «инвесторам», то схлопотал уголовное дело по надуманному обвинению.

Сейчас, говорит Ревин, казачьи земли вокруг Затеречного также приходится частично сдавать в субаренду – самостоятельно казачье общество ее «вытянуть» не может. Да это даже закону противоречит, чтобы общественная организация занималась аграрным бизнесом.

Правда, как Ревин с сожалением рассказывает, из сотни казаков, числящихся в хуторском обществе, ему реально помогают только пятеро, которые и объединились в фермерское хозяйство. За три года работы сумели закупить сто овцематок, под кошару переоборудовали ангар, взятый в аренду у «Роснефти». Сумму богатая нефтяная компания для казаков запросила небольшую – 10 тысяч рублей в месяц.

«Три года подряд только вкладываем средства, а развития никакого пока нет», – говорит понуро атаман. А сколько проектов было! Например, совместно с левокумскими казаками хотели создать кооператив: оттуда в Затеречный везли бы зерно, пригодное под корм скотине.

Готовы казаки использовать и ныне заброшенные дачные участки вокруг поселка городского типа: тут и сады можно разводить, и картофель сажать… Да и с этим проблема – вдруг завтра объявится владелец участка, который двадцать лет о нем знать ничего не хотел, а как запахом денег повеяло - примчался?

Уж сколько таких историй было на территории района, когда к администрации предъявляли иски даже от имени уже умерших собственников земельных долей из Дагестана! Вот тут бы на помощь призвать грамотных юристов из краевого казачьего комитета. Но там другими задачами заняты: поют да пляшут. Свято следуют установкам губернатора: никакой экономики, только духовность.

 
Земли вырвали из липких ручонок
 

Головной болью для казаков и охотничьи угодья остаются. Площадь огроменная – 246 тысяч гектаров. Районное общество немалые усилия предприняло, чтобы выиграть проводимый администрацией конкурс. И сам Георгий Аносенко, и другие атаманы вложили личные деньги, чтобы заплатить за аренду, – 185 тысяч рублей.

А выиграть было делом благородным – заполучить все эти земли намеревался один из краевых депутатов, за которым тянется долгий шлейф преступлений и рейдерских захватов. Казакам нельзя было допустить, чтобы половина территории Нефтекумского района за бесценок уплыла в его липкие руки.

Дело патриотичное, но без мощной экономической основы долго казакам не протянуть. Денис Ревин работает в хозяйстве охотоведом. По его словам, все накладные расходы тянут в год почти на 400 тысяч рублей – это оформление документов, зарплаты бухгалтеру и егерям, обустройство аншлагов.

Выход нашли: все штатные сотрудники трудятся… на общественных началах, егеря даже бензин из личного кармана оплачивают.

50 тысяч рублей, которые охотничье хозяйство в прошлом году принесло нефтекумским казакам, все до копеечки потратили на отопление для культурного центра. И снова на счетах общества нули.

Естественно, так бесконечно продолжаться не может. Но сколько еще сдюжат нефтекумские казаки, неизвестно. Ведь о том, что краевому казачеству экономической поддержки ждать не стоит, заявил сам губернатор. А как ему не верить?..

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий