Поиск на сайте

 

 

Свободная и ответственная журналистика – обязательное условие выживания нашей страны

 

Всё под контролем!
Уже много лет российская журналистика пребывает в глубочайшем системном кризисе – впрочем, как и все наше общество. Журналистская корпорация идейно и нравственно разобщена, морально-этические ориентиры в профессии размыты, растеряны, низложены. Одна из причин этого – почти полное отсутствие дискуссионных площадок, где коллеги могли бы свободно обсуждать общие проблемы, в том числе с привлечением независимых экспертов из смежных отраслей.
В 2006 году был закрыт знаменитый просветительский проект экс-главы «Юкоса» Михаила Ходорковского – «Открытая Россия», через который прошло множество журналистов из регионов страны. Впрочем, продолжало работать другое детище опального олигарха –«Клуб региональной журналистики «Из уст в уста», активно проводивший семинары и форумы для акул пера. Но с нынешнего года из-за нехватки денег клуб вынужденно перешел на заочную форму работы.
В 2007-м прекратил существование проект «Образованные медиа», а его основательницу Манану Асламазян вынудили эмигрировать из страны. Вся «опасность» этого проекта заключалась лишь в том, что здесь учили провинциальных телевизионщиков грамотно делать новости. Правящему режиму не нужны профессиональные тележурналисты. Нужны послушные.
Впрочем, свято место пусто не бывает – на место либерально мыслящих подвижников пришла «Единая Россия», которая захотела единолично рулить журналистским сообществом. В 2005 году при поддержке партии был запущен дорогостоящий проект под красивым названием «Медиакратия» – это всероссийская ассоциация молодых журналистов, объединившая больше тысячи ребят.
Руководит «Медиакратией» сенатор-единоросс Александр Школьник. Два года назад он возглавил радиостанцию «Русская служба новостей», считавшуюся довольно либеральной. Школьник сразу ввел здесь жесткую цензуру, запретив упоминание в эфире оппозиции и «назначив» главным источником новостей родную партию «Единая Россия». Вот он, наглядный пример для молодых журналистов! 
А месяц назад «Медиакратия» провела в Москве всероссийский медиафорум, где юных журналистов учили гласности депутаты-единороссы и лидеры прокремлевских молодежных движений. Финансировалось мероприятие, ясное дело, из госбюджета.

 

Беззубые акулы 
Ситуация со свободой слова в России столь трагична, что исправить ее пытаются даже люди, в принципе от журналистики далекие. Две недели назад в Москве был презентован новый просветительский проект «Школа молодого журналиста», инициатором которого стала бывшая гимнастка, а ныне депутат от «Единой России» Алина Кабаева. 
Впрочем, о реальных проблемах масс-медиа девушка знает не понаслышке: она ведет передачу «Шаги к успеху» на Рен-ТВ и является членом общественного наблюдательного совета «Национальной медиа-группы» (куда входят «Пятый канал» и Рен-ТВ). 
Проект поддержало Федеральное агентство по делам молодежи, финансировать его тоже решено из госбюджета. Казалось бы, свободомыслие здесь должно было оказаться под запретом. Но уже первый цикл семинаров школы (куда был приглашен и ваш покорный слуга) эти сомнения развеял – про «Единую Россию» тут и не упомянули, а экспертов подобрали действительно независимых и дерзко мыслящих. Даже организовали экскурсию по телеканалу Рен-ТВ, который считается едва ли не оппозиционным. 
Крайне безрадостную картину на семинаре нарисовал президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов. По его мнению, общая моральная деградация российской журналистики началась еще в 1996 году: именно стараниями крупных газет и телеканалов Ельцин, имевший эфемерный рейтинг доверия, был переизбран на второй срок. 
Энтэвэшник Евгений Киселев тогда обронил знаменитую фразу: «Мы пожертвовали профессиональным долгом ради долга гражданского».
С тех пор журналистика продолжала неуклонно развращаться. Симонов привел печальный пример: на всероссийскую премию «Журналистика как поступок» ежегодно со всей страны поступает не больше сотни заявок, причем фамилии конкурсантов одни и те же… 
При этом решительно неоткуда ждать притока в журналистику новых людей со свежими идеями и кристальными этическими принципами. Ведь моральное растление будущих акул пера начинается уже во время обучения в университетах: пять лет назад журналистика в России в списке вузовских специальностей чудным образом попала в раздел «Связи с общественностью». 
И невдомек горе-реформаторам образования, что это полярно противоположные профессии: журналист побуждает читателя воспринимать все многообразие жизненных явлений, а пиарщик, пропагандист дает лощеную, но однобокую картину мира.

 

Эрнст всемогущий
Во время семинара эксперты дотошно препарировали отечественное телевидение. По словам секретаря Союза журналистов РФ, обозревателя газеты «Известия» Ирины Петровской, сегодня именно ТВ в российском обществе стало главным идеологическим институтом и властителем дум, подменив собой церковь, образование, право и мораль. 
И тому есть объективные предпосылки: подписка на бумажные газеты для большинства россиян слишком дорога (особенно с учетом огромных почтовых расходов, связанных с гигантской протяженностью страны), а Интернет приживается за пределами Садового кольца крайне медленно. 
Нынче российское ТВ не ругает только ленивый, и прежде всего за безумные гонки за рейтингами (чем выше рейтинг, тем больше рекламные прибыли). Однако, по словам Петровской, рейтинг нельзя воспринимать как абсолютное мерило зрительской любви, ибо далеко не всегда люди смотрят то, что им действительно нравится. 
Нередко ТВ действует на подсознательном, докультурном уровне, «включая» и затем подпитывая примитивные страхи и влечения, связанные с насилием, смертью, сексом… Например, сейчас на центральных телеканалах России одновременно идет около 70(!) передач, культивирующих интерес к криминальным происшествиям. 
Впрочем, даже эти теленовости нельзя рассматривать как «слепок» с реальной жизни. Это миф, сказка, утопия (или антиутопия). Так, если в действительности основную массу составляют преступления против собственности, то на ТВ – преступления против личности; если на телевидении насилие совершает примерно половина персонажей, то в реальной жизни – менее 1% населения. 
Телевизор – это настоящий «зомбо-ящик», порождающий болезненную зависимость типа наркотической. Только самим фактом своего воздействия на наше сознание (безотносительно к смысловому наполнению) телевизор управляет нашим поведением, и каждодневное обращение зрителя к ТВ становится сродни религиозному ритуалу. 
Психиатры констатируют: 90% взрослых россиян, приходя вечером домой, включают сначала в квартире свет, а затем телевизор. Причем делают это почти неосознанно, и потому уже не в состоянии выключить «ящик» до самого сна. 
Телевидение свято оберегает свои тайны от посторонних: если при каждом западном телеканале есть независимый наблюдательный совет, то в России ТВ выведено из-под общественного контроля. 
В среднем россиянин смотрит телек четыре часа в сутки. В пересчете на все население страны это 200 миллиардов человеко-часов в год – примерно столько же, сколько составляет занятость во всей отечественной экономике. Но если в стране существуют тысячи как авторитетных, так и доморощенных экономистов, то толковых телекритиков можно пересчитать по пальцам. И попросту некому рассказать простым людям о всей пагубности «зомбо-ящика».

 

Оружие Сталина
Телевидение – мощнейший инструмент политических манипуляций, и в умелых руках это поистине страшное оружие. Известный культуролог, издатель журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей привел пример того, каким образом с помощью ТВ в России мифологизируется история. 
Любой диктаторский режим непременно должен иметь легендарных, тотемических «предков». Так, при Сталине воспевались тираны прошлого: Иван Грозный, Александр Невский, Петр I; про них снимали кино, писали псевдонаучные и художественные книги… 
Сейчас же такой мифологизации подвергается фигура самого Сталина – и решающую роль в этом процессе играет именно ТВ: бесконечные сериалы-«сталинианы», ток-шоу, документальные фильмы. Итог очевиден: по данным «Левада-центра», в 1999-м позитивно оценивали историческую роль Сталина лишь 10-12% населения, а вот нынче уже 55-57%. И эта цифра растет!
Причем романтизация тиранов – лишь одно (пусть и самое заметное) проявление моральной деградации всего российского общества, в которой, убежден Дондурей, повинно прежде всего ТВ. Культуролог в подтверждение этого тезиса сыпал результатами различных соцопросов. 
60% россиян не доверяют никому кроме самих себя. Еще столько же никогда не потерпят, чтобы по соседству с ними жили представители другого этноса или культуры. 55% граждан выступают против частной собственности, и столько же требуют пересмотра итогов приватизации. 40% россиян считают, что коррупция – это хорошо, поскольку она позволяет «решать вопросы».
Оба нынешних правителя России сегодня много говорят о модернизации страны. Но никакая экономическая модернизация невозможна без радикального обновления менталитета, ценностей, морали, то есть всей невидимой «начинки» нашего многострадального общества. Но вот как можно бороться с коррупцией, если почти половина граждан положительно относятся к этому социальному злу?! 
По всему, единственным настоящим союзником кремлевских модернизаторов могут быть только масс-медиа. То есть наличие в России свободной и ответственной журналистики становится обязательным условием даже не процветания, а элементарного выживания нашей страны. И хорошо, что это понимают даже такие люди, как гимнастка Кабаева.

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой» газеты

 

Сергей25 ноября 2009, 08:17

 
 
 
 

До тех пор, пока у руля находится лубянско-питерская мафия во главе с Путиным, у России не будет никаких перспектив на лучшее будущее.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий