Поиск на сайте

 

 

Ставрополь – один из флагманов российской психотерапии

 

Говорят, что у психов по осени и весне случаются обострения. Обычно это произносится в шутку. Проблема в том, что «психами» сегодня являемся все мы – жители вечно спешащих, гудящих, ни на секунду не засыпающих городов.
Поэтому и в «душеведах» и «мозгоправах»  дефицита нет – свои услуги наперебой предлагают психологи, психотерапевты, психоаналитики, психиатры… Однако простому человеку, который впервые столкнулся с серьезной психологической проблемой, нелегко разобраться в таком калейдоскопе услуг и специалистов.
Поможет в этом исполнительный директор Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации (СКПА) Алексей КОРЮКИН.

 

– Алексей, еще недавно в стране был настоящий бум всевозможных «гомеопатов» и «экстрасенсов». Сегодня, похоже, бум психотерапевтов. Слово модное, только смысл в него каждый вкладывает особый... 
– Оттолкнемся от происхождения: «пихотерапевт» – «лечащий душой». Главная задача его – помочь человеку адаптироваться к жизненным обстоятельствам, понять себя, решить свои внутренние проблемы и конфликты. То есть психотерапевт – это человек, вступая в душевный контакт с которым пациенту удается лучше разобраться в своем собственном душевном устройстве. 
– Мыслю, наверное, еще советскими стереотипами, но для меня психотерапевт – исключительно врач.
– Это устаревшее понимание. Да, в России еще с советских лет существуют врачи-психотерапевты, которые получают сначала подготовку по психиатрии, а затем переподготовку уже по психотерапии. Их задача – лечить пациента.
Долгое время так было и в западных странах. Но в итоге возобладало другое понимание, предложенное Зигмундом Фрейдом: надо перевести внимание с симптома душевной болезни на его глубинный смысл, содержание, послание. То есть главное – не лечить, а понимать. 
Еще в 1926 году в знаменитой статье «Проблема дилетантского анализа» Фрейд  провозгласил необходимость замены сотен врачей на сотни тысяч социальных работников. И Запад постепенно двигался к этому. 
Пока в 1990 году не была принята Страсбургская декларация, где однозначно зафиксировано: психотерапия – это особый род гуманитарной деятельности. Наравне с медициной, наукой, религией... Сегодня со стороны Европы именно такое понимание миссии психотерапевта приходит и в Россию. 
– А кто может стать психотерапевтом?
– Им может стать специалист с высшим гуманитарным образованием, получивший второе образование уже по психотерапии. Оно включает в себя три компонента: теоретическую подготовку в одном из направлений современной психотерапии, практическое освоение метода под наблюдением супервизора (более опытного специалиста) и опыт личного самопознания (собственную психотерапию). 
– Зачем такие сложности?
– Потому что, только поняв себя и свой внутренний мир, человек может понять другого.
– Каков портрет рядового психотерапевта? 
– Психотерапевт не может быть «рядовым». Эта профессия требует от человека быть осознающей себя личностью, индивидуальностью. А для психоаналитических психотерапевтов, к которым принадлежу и я, критически важна развитая способность к самонаблюдению. 
– Человеческая душа – бездна, самая сокровенная тайна Создателя. Как глубоко другому человеку позволено в нее заглянуть?
– На этот счет в психотерапии есть два полярных подхода. Один – поведенческий, когда психотерапевт не вдается в суть причин и мотивов поведения и переживаний пациента. Человека учат конкретным навыкам жить здесь и сейчас. Это позволяет быстро и эффективно решить какую-то одну конкретную задачу – например, избавиться от страхов-фобий или влечений-маний.
Другой подход – психоаналитический, который подразумевает исследование причин появления симптомов, беспокоящих человека. 
– Само слово «психоанализ» даже для образованного россиянина таит целый набор стереотипов: дедушка Фрейд, эротические фантазии, тяга к насилию…
– Ну, тут уж постаралась массовая культура с Голливудом. Суть психоанализа на самом деле проста, ее очень точно определил великий американский психолог Эрих Фромм: «Это попытка раскрыть истину о самом себе». 
Открыл психоанализ, как известно, Фрейд. Гениальность его была в том, что он впервые понял: все поведение, чувства и мысли человека во многом определяются его бессознательным. И Фрейд впервые нащупал метод, как можно заглянуть в самые глубины человеческой души, в ту бездну, о которой вы говорите. 
С тех пор, конечно, психоанализ сделал колоссальный шаг вперед. Психоаналитические идеи применяются сегодня в работе с самыми разными категориями пациентов, появилось много практических модификаций метода, которые в общем принято называть психоаналитической психотерапией.
– А как, собственно, все происходит во время вашего сеанса? Неужели и легендарную «фрейдовскую» кушетку используете?
– Не всегда. Кушетка подходит для тех пациентов, кто в данное время в целом справляется со своим душевным состоянием и пришел к специалисту просто для того, чтобы глубже разобраться в себе, понять свой внутренний мир. 
Во время психоаналитической психотерапии мы используем обычные мягкие кресла. Ведь человек приходит к психотерапевту со своим очень личным страданием, и ему нужна поддержка, которую легче оказать «лицом к лицу».
Хотя в любом случае беседа имеет свои особенности: психоаналитический психотерапевт прикладывает все усилия к тому, чтобы пришедшему к нему человеку посредством слов удалось полностью выразить себя, свой внутренний конфликт, свои переживания. 
– А какие люди к вам идут?
– Конечно, люди сейчас стали лучше разбираться в сервисе психического здоровья. И сегодня к психотерапевту идут в двух случаях. Либо есть проблема – в семье, на работе, в интимных отношениях, – и человек не в силах сам в ней разобраться. Либо у клиента есть желание личностного роста, психоанализ в этом тоже может помочь. 
– Среднестатистический портрет клиента нарисуете?
– Тут некорректно говорить о статистике, ведь психотерапевта интересуют не цифры, а личности. Ведь каждый случай в психоанализе уникален, как уникален каждый из нас.  
Если в целом, то наш клиент скорее принадлежит к интеллигенции, то есть это дума-ющая и привыкшая рефлексировать личность. Поначалу, когда в середине 90-х психоанализ только приходил в Ставрополь, основную массу клиентов составляли женщины. Сегодня с мужчинами где-то 50 на 50. 
Возраст также самый различный – приходят и подростки, ясно, со своими проблемами, и пожилые. Но в основном все же люди среднего возраста. 
– Нельзя не признать, что жизнь в России – это постоянный стресс. Дрянная экология, криминал на телеэкране, межнациональные конфликты, отсутствие перспектив… Вот, например, кризис вам точно клиентов подкинул?
– Это мнение расхожее, но неверное. На самом деле личностные и социальные кризисы редко совпадают. Может вокруг рушиться мир, а для человека намного важнее будет какой-то его внутренний конфликт: я люблю безответно или меня не понимает ребенок. И наоборот. 
– Но психиатрия непреклонна: психозов и неврозов с каждым годом становится больше. 
– Количество неврозов и психозов – величина постоянная для разных обществ и для разных эпох. А социальная обстановка влияет лишь на то, как успешно страдающий человек сможет справиться со своими внутренними конфликтами. 
Конечно, для психотерапевта важно понимание индивидуальной нормы. Но мерилом ее является не отношение общества, а личная самооценка человека. Психоаналитический психотерапевт должен отказаться от того, чтобы претендовать на роль «эксперта реальности». 
Его задача - помочь человеку вернуться в комфортное состояние внутренней гармонии. Будет тот работать или нет, будет целомудренным или распущенным, его личный выбор, и психотерапевт навязывать ему какую-то «общепринятую норму» не вправе. 
– В целом, конечно, по уровню развития психологической помощи Россия безнадежно отстает от большинства цивилизованных стран. Ведь «там» посещение психоаналитика сродни обыденному визиту к парикмахеру, а у нас… 
– Известно, что в СССР психоанализ был запрещен еще при Сталине в начале тридцатых годов. А официально реабилитирован только в 1996-м, когда Ельцин подписал указ «О возрождении и развитии философского, клинического и прикладного психоанализа». 
И тут, кстати, Ставрополье оказалось впереди всей страны. Еще в 1995 году мы учредили Ставропольскую краевую психоаналитическую ассоциацию (СКПА), призванную развивать психоаналитическую практику в нашем регионе. Известный норвежский психоаналитик Свейн Хаусгерд даже как-то в шутку назвал Ставрополь «третьим Римом» психоанализа. Шутка, конечно, но приятна такая оценка коллег.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН
Продолжение – в следующем номере

 

Досье "Открытой"

Алексей КОРЮКИН, 36 лет. Психолог, частнопрактикующий психоаналитический психотерапевт. С 1995 года –  исполнительный директор Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации. Председатель совета информагентства «ПроПси», директор ежегодного международного фестиваля психотерапии и практической психологии «Святочные встречи». 
Кандидат Международной психоаналитической ассоциации, психоаналитик в обучении. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

 

Светлана08 января 2012, 16:22
 
 
 
 

http://www.srpa.ru/

Амир Рашидов27 ноября 2010, 21:48
 
 
 
 

В диалоге, к сожалению, отсутствует ответ на поставленый в самом начале вопрос "Как в Ставрополе выбрать качественные психологические услуги?". Вот, допустим, я пришел-таки к выводу, что не могу справиться со своими проблемами самостоятельно. Из моих знакомых никто не прибегал к услугам психотерапевта, а, сотответственно, посоветовать мне какого-то специалиста банально некому. И как я должен выбрать себе психотерапевта? По личной симпатии (ну, лицо понравилось)? По мягкости кресла? По оформлению интерьера? По каким-то особым дипломам, имеющимся у него? Мне - мужчине - лучше выбрать психотерапевта-мужчину или женщину? Или все равно? А если не все равно, то почему? А ведь это, полагаю, одни из первых вопросов, которые возникают у человека, когда он принял решение обратиться за помощью. И лучше было бы задать их.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий