Поиск на сайте

 

 

Паника в Белом доме - привычное состояние для чиновников при вёрстке нового бюджета

 
Минэкономики края представило прогноз развития Ставрополья на ближайшие три года: замминистра Александр Долин доложил его на заседании трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. В эту комиссию входят представители правительства, Федерации независимых профсоюзов и объединения работодателей (Конгресса деловых кругов Ставрополья).
По словам Долина, министерство изучило статистические данные начиная с 2003 года и разработало два сценария развития Ставрополья. Только называются они не очень радужно: «умеренно-оптимистичный» и «консервативный» (тем более что второй сценарий, говорит Долин, принят как базовый, то есть самый реалистичный). Что же нам обещает правительство?
 
Жить хорошо, но не очень
 

Через три года население Ставрополья вырастет на 7 тысяч человек (в основном за счет мигрантов, кстати), а продолжительность жизни увеличится на полгода, почти до 74 лет. Но чем больше пенсионеров, тем меньше и доля экономически активного населения, а значит, ниже и безработица (ожидается, что она составит 73 тысячи человек в 2017 году).

Замминистра заверил, что объем произведенной на предприятиях Ставрополья продукции увеличится с 1 до 1,3 трлн. рублей. Да, в принципе, будут расти показатели всех отраслей экономики. Но, во-первых, тут нужна поправка на инфляцию: например, по строительству физические объемы даже снизятся. Близким к нулевому окажется и рост производства в сельском хозяйстве (по статистике «плюсом» он пойдет только за счет удорожания продукции).

А вот, например, промышленность в следующем году скакнет вверх сразу на 11%. Правда, это тоже лукавая цифирь: всего-навсего будет запущен крупнейший в крае завод «Ставролен» в Буденновске, простаивающий после аварии (по итогам нынешнего года, говорит Долин, выручка предприятия рухнет на 20 млрд. рублей).

По словам Долина, на экономике края отразятся и общемировые политические процессы: ужесточаются условия привлечения инвестиций и кредитов. Ну а как же обещания губернатора обеспечить «ставропольский прорыв»?!

Одна надежда – на сельское хозяйство, которое по-прежнему остается основой экономики края. Это рынок, как говорят экономисты, «неэластичный», то есть он невосприимчив к внешним факторам. Хотя и по нему могут жахнуть политики: сейчас Запад всерьез рассматривает вопрос по введению санкций против российских экспортеров зерна. Но хватает и внутренних проблем: развитие АПК на Ставрополье тормозит деградация почв, отсутствие инноваций и инвестиций, медленная скорость технологического перевооружения.

При все при этом, если верить прогнозу, в ближайшие три года в экономику Ставрополья придет более 50 млрд. рублей инвестиций. Откуда такие щедроты, допытывались у Долина участники совещания. Тот нехотя, но ответил: «Да, мы, конечно, заинтересованы в привлечении новых инвесторов. Но всех мер господдержки, которые в крае оказываются, хватает только для предприятий, которые у нас уже работают».

 
Экономика «купи-продай»
 

Долин бодро отчитался, что средняя зарплата на Ставрополье будет расти: через три года она составит почти 30 тысяч рублей. Эта цифра и вызвала горячее обсуждение. Например, министр финансов Лариса Калинченко считает, что реальные темпы роста зарплат окажутся заметно ниже. И привела пример нынешнего года: прогноз составляли такой радужный, будто зарплаты к декабрю должны в крае составить 22,7 тысячи рублей, хотя на сегодняшний день они едва дотягивают до 20,3 тысячи. И такой «провал» вряд ли удастся преодолеть. А значит, придется пересматривать прогнозы и на все последующие годы.

И это не просто игра цифр. Дело в том, что, согласно майским указам президента, оклады бюджетников (а это 11 категорий работников, включая медиков, педагогов, библиотекарей) теперь «привязаны» к средним зарплатам в каждом регионе. На повышение окладов бюджетникам в краевой казне на будущий год запланировано 2,1 млрд. рублей. Но поскольку средняя зарплата на Ставрополье окажется ниже прогнозной, то и бюджетники свое недополучат, говорит Лариса Калинченко.

Значит, подытожила министр, расходы на повышение окладов бюджетникам можно смело сокращать на 215 млн. рублей. Вы что, заплатить врачам с учителями лишнюю копеечку – это же преступление государственного масштаба! Перебьются. А вот чиновникам, говорит Калинченко, в будущем году оклады увеличат сразу на 20% (причем и региональным, и муниципальным). Это потребует в бюджете дополнительно 1,2 млрд. рублей.

На защиту бюджетников встала зампред Федерации профсоюзов края Татьяна Чечина. По ее словам, в казенных учреждениях Ставрополья сейчас, чтобы вписаться в зарплатные «рамки», руководство идет по простому пути – сокращает штаты: даже ведущих специалистов переводят на полставки. А потом бодро отчитываются в правительство: мол, указ президента выполнен! Но это сплошная профанация.

По словам Чечиной, само понятие «средняя зарплата» – неполноценное, ведь при его расчете суммируются оклады и богатых банкиров, и нищих уборщиц. Так, может, не стоит гнаться за повышением «потолка» зарплат, а обратить внимание на низкооплачиваемых работников. Давно ведь предлагается закрепить законом: оклады не могли быть ниже прожиточного минимума.

«У нас установка президента – снижать бедность. Но как мы ее можем снижать, если у нас минимальная зарплата составляет 5 тысяч рублей?!» – говорит Чечина. Долин ответил как настоящий чиновник: мол, зарплаты, конечно, повышать надо, но это погубит бизнес. Ведь сегодня оплата труда составляет более 50% себестоимости продукции, а если ее повышать и дальше, то производство окажется нерентабельным.

С другой стороны, повышение зарплат позволит увеличить покупательную способность населения. А это благо не для производства, а для торговли, хотя, по словам Долина, главным «драйвером» экономики Ставрополья в ближайшие годы будут вовсе не инвестиции, а внутреннее потребление. Экономика «купи-продай».

 
Давильных дел мастера
 

По словам Александра Долина, один из факторов, который будет «тормозить» развитие Ставрополья, – это нехватка средств в бюджете. Скажем, к 2017 году расходы краевой казны вырастут с нынешних 99 до 110 млрд. рублей. Причем дежурно «проедать» мы будем все заработанные деньги до копеечки, не оставляя никаких запасов.

Хотя, вроде, и зарабатывать будем кое-что: как говорит Лариса Калинченко, рост доходной части бюджета составит по 5% ежегодно. Только рост будет не за счет расширения налогооблагаемой базы (например, появления новых производств), а за счет введения новых налогов.

Например, правительство Ставрополья намерено в будущем году ввести налог на имущество для торговых площадей более 500 кв.м (он будет рассчитываться в зависимости от кадастровой стоимости).

Увеличатся ставки налогов на имущество для естественных монополий (в частности, трубопроводов и железных дорог): сейчас он составляет 0,7%, а через три года достигнет 2,2%.

Вырастут акцизы на алкоголь (до 15%) и горюче-смазочные материалы (до 16%). Все это позволит дополнительно привлечь в бюджет 1,2 млн. рублей, говорит Калинченко.

Хорошо, конечно. Только с каждым годом все сложнее придумывать новые виды налогов. Да и повышение существующих не всегда приводит к увеличению бюджета: скажем, дорожный фонд Ставрополья (который наполняется за счет акциза на ГСМ), говорит Калинченко, несмотря на повышение акциза, сократится на 900 млн. рублей из-за изменения структуры спроса.

Короче, зарабатывать не на чем. А вот о том,  какие дополнительные расходы ожидают правительство в будущем году (бюджет на который, напомним, уже принят), Калинченко говорила очень долго. Только новые стройки потребуют 3,5 млрд. рублей сверх тех расходов, что уже утверждены.

В том числе 2,7 млрд. рублей потребуется на окончание строительства детсадов (их в крае заложено уже 21). Плюс на объекты, предусмотренные ФЦП «Юг России» (поликлиника в Юго-Западном районе Ставрополя и новые школы), строительство перинатального центра и ремонт взлетно-посадочной полосы в аэропорту «Шпаковское».

А за построенные объекты придется платить и потом: 550 млн. рублей ежегодно будет требовать содержание новых детсадов и еще почти 250 миллионов – многофункциональных центров «одно окно» (МФЦ).

Дополнительные средства потребуются на кадастровую оценку и инвентаризацию земель края (около 300 млн. рублей), субсидии на оплату коммуналки для малоимущих, программу расселения из ветхого и аварийного жилья... Плюс к тому в будущем году Москва «скидывает» на региональные власти программу оздоровления детей, находящихся в трудной жизненной ситуации (а это еще 80 млн. рублей).

В общем, дополнительные расходы, которые первоначально не были учтены при верстке бюджета на 2015 год, потянут на 5,5 млрд. рублей, говорит Калинченко. А это на полмиллиарда больше, чем может позволить себе правительство: Бюджетный кодекс строго лимитирует предельный размер бюджетных трат. Значит, придется снова брать кредиты.

Но и тут не очень разгонишься: сейчас размер госдолга Ставрополья приблизился к предельному порогу (42 млрд. рублей, или 85% от собственных доходов).

Что же делать? «Нам придется делать выбор между необходимым и нужным. И понятно, что говорить о каких-либо серьезных изменениях вроде поддержки экономики и бизнеса, реконструкции, строительства, улучшения технической базы не приходится», – говорит Лариса Калинченко. Вот уж верно, когда пояса затянули по шею, какой тут «ставропольский прорыв»?!

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий