Поиск на сайте

 

 

Увлечение живописью помогает социальному работнику лучше понимать людей, нуждающихся в поддержке

 
Владимиру Ивановичу Казакову (на снимке) везло на учителей. В школе его способности к рисованию заметила и развила Александра Яковлевна Бальцевич, а в 50 лет забытый талант разбудил сельский художник Федор Николаевич Долженко.
Сегодня Владимир Казаков не мыслит себя без живописи. Вместе с друзьями, так же увлеченными изобразительным искусством, он объездил все живописные уголки Труновского района, чтобы запечатлеть в красках красоту окружающего мира.
 
Нетипичный чиновник
 
Владимир Иванович Казаков всю жизнь работает на чиновных должностях. После окончания пединститута попал на комсомольскую работу и сделал вполне приличную карьеру партаппаратчика. Дослужился до секретаря райкома по идеологии.
Сегодня Казаков, несмотря на пенсионный возраст, работает заместителем руководителя службы социального страхования. Можно сказать, типичный чиновник.
Но есть одно обстоятельство, которое не позволяет отнести нашего героя к типичным бюрократам. Не вписывается он в хрестоматийный образ сухого, прагматичного и черствого душой аппаратчика, лишний раз подтверждая, что устоявшиеся в обществе стереотипы не всегда верны и справедливы. Владимир Иванович - тонкая натура. Он обожает живопись, пишет замечательные картины, знает множество стихов.
- Мне с детства везло на учителей, - вспоминает Владимир Иванович. - Например, учительница рисования Александра Яковлевна Бальцевич была человеком большой эрудиции. Она не просто давала нам азы рисования, но учила именно живописи, мы уже в четвертом классе выходили на пленэр.
А как она рассказывала о великих художниках! Как можно было не полюбить изобразительное искусство, общаясь с таким человеком! И другие преподаватели были под стать ей – большие эрудиты, высококультурные люди, обучавшие нас не только своим предметам, но и закладывавшие в нас основы общей культуры.
Например, учитель физики часто читал на уроках стихи и как-то умел все это связать со своим предметом. Я сам окончил пединститут, всегда был близок к образовательной сфере. Вынужден констатировать, что сегодня среди педагогов, увы, уровень общей культуры ниже. Это очень печально.
И среди чиновников та же картина. Маловато таких людей, как Казаков, способных к месту стихотворение прочитать или вдруг остановиться, подняв глаза в небо, и долго любоваться необычной формой и цветом облаков. А зачем им это? А может, как раз и надо? Умеющий видеть прекрасное чаще всего иммунитетом к безобразиям обладает.
 
Очарованные странники
 
Казаков вспоминает, что в молодости часто применял свои художественные способности, занимался оформительством в институте, в армии, в комсомоле. Но чем выше рос по служебной лестнице, тем все реже вспоминал о своем таланте. А потом и вовсе забыл.
Спохватился лет в 50. Его знакомый, руководитель хозяйства Анатолий Евдокимов, отойдя по болезни от дел, стал думать, чем бы заполнить свободное время. Сошелся с известным в Донском художником Федором Николаевичем Долженко.
Вместе стали ездить на пленэр писать этюды. Он так увлекся живописью, что жизнь на вынужденной пенсии преобразилась. Подтянули и Казакова. Владимир Иванович тоже увлекся, и вот уже более десяти лет почти каждые выходные троица отправляется искать сюжеты для вдохновения.
- Мы объездили и излазали весь Труновский район, - говорит Казаков, - в любое время года, в любую погоду можно найти замечательные сюжеты. Ставим мольберты, садимся рядышком и начинаем писать этюды. Смотрим на одно и то же, а у каждого получается по-разному. Действительно, каждый художник видит по-своему.
Пока пишем, общаемся, это прекрасное времяпровождение. Оно дает заряд положительной энергии, дает силу жизни. Неудивительно, что нашему учителю Федору Николаевичу далеко за 80, а он не потерял интереса к жизни.
Этюдов у Казакова накопилось множество. Он пишет их, как и картины, на ДВП, прогрунтовав его несколько раз. Этот материал дешевле, чем холст. Сейчас его признали в художественном мире. Даже Третьяковка принимает такие картины.
У меня столько этих картонок накоплено и столько денег на них потрачено, что можно было бы прекрасный ремонт в доме на эти деньги сделать. Но увлеченный человек разве считает деньги на свое хобби? Я  заметил: когда пишу – улыбаюсь. Да, я некоторые картины продаю, чтоб возместить расходы. Но больше дарю, это гораздо приятней.
В школе, где моя жена покойная завучем работала, целая галерея моих работ. Пусть детки приобщаются к прекрасному. И память о Надежде Кирилловне хорошая.
 
Видеть оттенки
 
Казаков - приверженец реалистической живописи. Но не фотографической копии действительности. У него свой почерк, свой мазок. То, что он видит, пропущено через душу, а значит, и отпечаток этой души на каждой работе остается.
Владимир Иванович любит писать пейзажи, в последнее время увлекся натюрмортами, особенно цветами. Не брезгует и копиями. Говорит, когда копируешь великого мастера, начинаешь лучше понимать его замысел, его чувства. Это прекрасная школа.
- А помогает живопись вам в вашей работе, в социальной сфере?
- К нам приходят попавшие в трудную жизненную ситуацию. Это часто бывают люди подавленные, сложные, даже обозленные. К сожалению, не всем мы по объективным причинам можем сразу помочь. Это очень травмирует и мою психику. А когда садишься вечером за мольберт, становится легче, потом и проблемы как-то лучше решаются.
Как-то один мой сосед, тоже руководитель, посмотрел одну мою картину и говорит: «А разве небо бывает таким разноцветным? Оно или голубое, или серое».
Жаль, что не видит человек оттенков. А в моей работе эти оттенки важны. Если не будешь их видеть, превратишься в сухого, чёрствого бюрократа. В социальной работе таким людям не место. Вот и думайте, помогает мне живопись или нет?
 
Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Село Донское,
Труновский район


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий