Поиск на сайте

 

Специалисты, изучающие древнюю историю Ставропольского края, поражаются богатству удивительных открытий

Наша газета в 2017 году начинает новый просветительский проект «Древнее Ставрополье». Мы расскажем читателям о стародавней истории нашего региона, которая насчитывает миллионы лет.

Это ведь только в официозной историографии нас убеждают, будто прошлое ставропольской земли начинается лишь пару столетий назад. Припомните большие празднества вроде Дня края, которые неизменно сопровождают яркие (а порою на грани лубочных) казачьи типажи – казаки поющие, танцующие, с шашками, подбоченясь, в бурках…
Бесспорно, государственность на ставропольские земли принесли именно русские, но ведь когда-то господствовали здесь совсем другие империи. Например, Улус Джучи (Золотая орда), один из главных «мегаполисов» которой – Маджар, располагавшийся в окрестностях нынешнего Буденновска, – современники называли «самым красивым тюркским городом».
Согласно летописям, именно в Маджарах ровно одну ночь находилось тело великого князя Михаила Тверского. В 1319 году он был замучен золотоордынским правителем Узбек-Ханом, и правителя везли для погребения в Россию.

Палеонтолог Анна Швырева

А взять Кавминводы! Вот интересно, многие ли жители края знают, что Ставрополье по праву может считаться одной из прародин современных россиян? На горе Кинжал (в Пятигорье) найдена одна из древнейших в стране стоянок первобытного человека. Ей 450 тысяч лет!
«Открытой», кстати, подробно рассказывал об этих открытиях в эксклюзивном интервью выдающийся минераловодский археолог Владимир Кузнецов (см.: «Как проехать в город Солнца?», №5 от 9 февраля 2011 г.).
Именно он один из первых доказал, что в средние века в Кисловодской котловине людей жило ничуть не меньше, чем сейчас. И только за последние десять лет здесь выявлено более тысячи археологических памятников разных эпох (сейчас это место известно всему миру как Клин-Яр).
Например, в окрестностях Кисловодска располагалось огромное городище Румкале (в переводе с тюркского – «греческий замок»), которое включает крепость, укрепленное поселение и катакомбный могильник.
А у подножия и на вершине горы Бештау расположены древние мегалиты – сооружения, ничем не уступающие гигантскому Стоунхенджу. По крайней мере, по количеству тайн. Ведь археологи до сих пор не знают, какая цивилизация и с какой целью воздвигла гигантские камни-мегалиты на Бештау.
 
Да и сам Ставрополь – город с уникальной судьбой. В его окрестностях тысячелетиями скрещивались военные и торговые пути древних народов, неотрывно связанных с историей всей Евразии, – греков и булгар, скифов и сарматов, половцев и хазар…
И потому печально видеть, как из исторической памяти ставропольцев «вычеркивается» великая эпоха кочевых этносов, странничавших по степям на заре новой эры и даже в средние века.
А ведь скифские воинства достигали даже границ Египта и столиц Ассирии – Ниневии и Нимруда (это на территории современного Ирака). В одном из ставропольских курганов археологи обнаружили ассирийскую рогатую тиару с изображениями великого правителя Ашшурпанипала и шумерской богини Иштар (скорее всего, военный трофей, привезенный воинами из дальних странствий).
Сколько еще следов древних цивилизаций хранят поныне земли Ставрополья? Археологи в раскопках находят вещи сколь поразительной красоты, столь и интригующие своими тайнами. Например, в августе 2013 года самый, пожалуй, известный в крае археолог Андрей Белинский в окрестностях поселка Тоннельный при раскопках древнего кургана обнаружил золотые скифские украшения.
Главная их ценность – историческая. Возможно, что на древних чашах (им почти 2,5 тысячи лет) изображена легенда, известная прежде в пересказе древнегреческого историка Геродота. О том, как скифские воины вернулись из похода на Левант домой в Причерноморье и были вынуждены здесь, на своей родине, сражаться с новым поколением, которые жены воителей… родили от рабов.
В общем, за десятки тысячелетий ставропольские степи видели рождение и гибель цивилизаций, военные походы и восстания. И на фоне этих событий вся нынешняя история Северного Кавказа покажется сущими пустяками. Обо всем этом «Открытая» честно и будет рассказывать своим читателям в 2017 году.
 
Некоторые чудные и таинственные места мы уже посетили. Так, в начале декабря вместе с известным археологом Анатолием Найденко корреспондент «Открытой» отправился на Грушевское городище, которое в античное время играло роль эмпории – временного склада для товаров, которые греческие торговцы везли из своих колоний в Северном Причерноморье.
Что греческие купцы везли через земли, населенные кочевниками? Вино, оливковое масло, красную рыбу... Конечно, это далеко не полный список, и археологи будут его дополнять.
Тем более что бытовую жизнь другого (и куда более известного) древнего поселения в окрестностях Ставрополя – Татарского городища – недавно удалось детально изучить. И за это стоит благодарить… Нет, не археолога или историка, а палеонтолога – специалиста по вымершим животным. Это кандидат биологических наук Анна Швырева, сотрудник краевого музея-заповедника.
Чтобы приоткрыть завесу тайны над обыденной жизнью наших предков, Анна Константиновна детально изучила… кости животных, найденные на территории Татарского городища. Их оказалось более тысячи – кухонные отходы, охотничье-промысловые виды и даже кости из погребальных ритуалов.
Большинство из них обнаружили во время раскопок еще в 1992-1993 годах ученые Владимир Каминский и Владимир Малашев (в том числе на месте частных дач, выселенных с территории археологического памятника).
Чаще всего, как выяснила Анна Швырева, в Татарском городище встречались коровы. Это и понятно, ведь ни овца, ни коза не дает столько мяса (а коровьими шкурами можно покрывать кибитки и даже шить из них обувь).
Разводили наши предки коз, которые, как выяснилось, напоминают современных туркменских и каракульских (их предками считаются козы из древнего государства Хорезм): они такие же неприхотливые в кормах и простые в уходе.
Лошадки у жителей Татарского городища были невысокого роста (до 140 см), очень похожие на киргизских. Они выносливы, приспособлены для тягловой работы как на открытой местности, так и на пересеченной. Возможно, древние люди ели конину, а из кобыльего молока делали кумыс.
Были на городище и свиньи – значит, люди жили здесь оседло, не кочевали. Кстати, чтобы прокормить коров с лошадьми (а каждое животное в сутки съедает от 50 до 70 кило свежей травы), древние поселенцы должны были делать заготовку сена в летнее время. А то, что многие кости на городище погрызены собаками, говорит о том, что наши предки занимались пастушеством.
В голодное время, когда не хватало говядины и свинины, наши предки ходили на охоту. На Татарском городище археологи обнаружили кости лисиц, оленей и косуль. Это позволило Анне Швыревой сделать вывод о том, что в древности на Ставропольской возвышенности господствовали широколиственные леса.
Первый (самый высокий) ярус этих лесов представляли высокоствольные деревья – бук, ясень и дуб. Второй ярус, чуть пониже, – это клены, осины, липы. Ну и, наконец, в подлеске были ивы, калина, лещина и бересклет (в густом подлеске прятались дикие кабаны, которые тоже изредка попадались античным охотникам).
Какие же еще открытия о древних временах Ставрополья сделала палеонтолог Анна Швырева? Об этом она подробно рассказывает в интервью «Открытой».
 
На раскопках скелета южного слона

 

– Анна Константиновна, Ставрополье – край сухопутный. Но слишком уж много в нашем крае известных моряков – и гражданских, и военных. Эта тяга к морю у ставропольцев, наверное, откуда-то из глубин исторической памяти…

– Действительно, когда-то давным-давно здесь плескало свои зеленоватые волны Сарматское море. Его назвали так, поскольку его границы совпадали с ареалом расселения древнего племени сарматов. И это море было очень обширным, оно простиралось от современной Венгрии до Средней Азии (там, где сейчас находится обмелевшее Аральское море).

Сарматское море было бурным и холодным и в некоторые времена напоминало современный Каспий. В нашем музее экспонируется скелет кита-цетотерия, которому 17 миллионов лет. Прежде всего на себя обращает внимание большущая голова и ласты длиной около метра.

Для чего ему понадобились такие ласты? Подобно подводным крыльям современных морских лайнеров, они позволяли киту балансировать, борясь с морской стихией, чтобы не погибнуть во время шторма.

Пройдитесь, Антон, по старым улочкам губернского Ставрополя, посмотрите на дома – они построены из известняка-ракушечника (кстати, как и стены Ставропольской крепости). А что такое известняк? Это ракушки моллюсков из древнего Сарматского моря, которые были перемолоты силой прибоя и со временем спрессовались.

– Ну а посреди этого огромного моря была хоть какая-то суша?

– Конечно, какое же море без островов?! Но сегодня, спустя миллионы лет, мы можем судить об этом только по очень незначительным фактам. Скажем, близ Ставрополя, в Вишневой балке, что находится в Сенгилеевской котловине, обнаружено и собрано множество ископаемых насекомых, обитавших на островах еще более древнего Караганского моря. А где им было селиться, как не на суше?

Судя по составу фауны насекомых и остаткам ископаемых растений, в то время здесь была природная обстановка, как ныне в Средиземноморье, а среднегодовая температура составляла плюс 20 градусов.

Дейнотерий

– Субтропики… А потом похолодало?

– Твердь земли – Кавказский перешеек – здесь появилась примерно 5 млн. лет назад. И она стала заселяться пришельцами из разных районов земного шара, от Сибири до Африки. Постепенно здесь сформировался свой, уникальный, природный комплекс.

Ландшафт и климат с течением миллионов лет менялись очень значительно. Скажем, даже когда на земле был ледниковый период, то именно здесь, на Ставрополье, было пространство без ледников. Они сходили с Кавказских гор, но дошли максимум где-то до Карачаевска.

Или еще пример изменений. Недавно около Новопавловска на городище мы обнаружили много останков осетровой рыбы. Казалось бы, откуда здесь осетровые? Возможно, они заходили сюда по реке Куме, заходили аж с Каспия. Тогда ведь и реки были не такие ниточки, как сейчас, а довольно полноводные.

Эласмотерий

– Сегодня же Ставрополье ассоциируется исключительно со степями.

– И степи здесь были не всегда. К примеру, в конце плиоцена (геологическая эпоха, когда появились люди, она завершилась 1,8 млн. лет назад. – Прим. ред.) климат был мягким. По берегам рек развиты были светлые галерейные леса, плоскоравнинные водоразделы были заняты лесостепью и степями с высокими сочными травами.

Водились здесь своеобразные слоны дейнотерии, мастодонты, носороги разных видов, проносились табунки трехпалых лошадок гиппарионов, в зарослях высоких трав их подстерегали огромные саблезубые кошки.

А вот в начале плейстоцена (геологическая эпоха, которую часто называют ледниковым периодом. – Прим. ред.) был теплый, относительно сухой климат, благоприятный для лесостепных ландшафтов. Но постепенно климат становился все суше и холоднее, лесостепи отступили перед саваннами.

Вы, конечно, знаете, что ранней весной, еще до схода снежного покрова, зацветает шафран – типичный степной обитатель. А если вы прогуляетесь весной по опушке Татарского леса, тоже его найдете. Что бы это значило? Что на Ставропольской возвышенности в природе идет экологическая война: наступление леса на степь.

– Анна Константиновна, недавно наша газета рассказала, что вы на Ставрополье открыли новый биологический вид древних оленей.

– Останки этого оленя – это практически полный рог. Он был известен давно, его обнаружил еще в шестидесятые годы краевед Г.Л. Дорофеев в окрестностях Георгиевска, в том самом песчаном карьере.

Кстати, именно в этом карьере в 1960 году был найден первый на Ставрополье скелет южного слона (он ныне экспонируется в экспозиции нашего музея-заповедника).

Мегалоцерус

Краевед передал свою уникальную находку в дар именно нашему музею, где она и хранится до настоящего времени. Когда мы проводили полную сверку палеонтологической коллекции, то дошла очередь и до рога большерогого оленя из-под Георгиевска.

Научную обработку рога мы проводили совместно с коллегой Вадимом Владимировичем Титовым из Ростова. Мы пришли к выводу, что имеем дело с новым, ранее никем не описанным биологическим видом, который назвали «мегалоцерус ставропольский».

– То есть, выходит, новый вид животного можно открыть даже на основе маленького обломка кости?

– Иногда приходится слышать такое мнение: да что, мол, возиться с этими костями, это же мертвый материал! На самом деле каждая кость животного как бы говорит с учеными. И говорит много интересного об образе жизни животного, месте его обитания, способе питания, характере пищи…

Смотрите, какую находку недавно принесли мне из карьера под Бешпагиром. (У Анны Константиновны на столе лежит небольшой каменный обломок землистого цвета.) Как вы думаете, что это? Это окаменелый рог косули.

Спросите, как мне удалось это определить? Во-первых, его особенность – извитость, такая бывает только у рогов оленевых. Во-вторых, в том месте, где рог прикрепляется к черепной коробке, он покрыт небольшими костными бугорками. А это уже отличительная деталь именно косуль.

Саблезубая кошка

– Выходит, на Ставрополье когда-то жило такое огромное количество самых необычных животных. В музейной экспозиции есть останки медведей, барсуков и даже тапиров. Но почему же тогда чаще всего говорят, что Ставрополье – родина слонов?

– Потому что мы славимся именно такими находками. Скажем, от ископаемых медведей или бобров остались только отдельные кости или зубы. Но именно в Ставрополе находится два из пяти известных в мире скелета южных слонов. Более того, именно на Ставрополье (в окрестностях краевого центра) еще в 1887 году были найдены первые в России останки южного слона, они хранятся в Санкт-Петербурге в Зоологическом музее РАН.

К настоящему времени на Ставрополье обнаружено более ста местонахождений слонов 12 различных видов – от самых древних до современников человека. Это, кстати, одно из доказательств того, что раньше климат здесь был намного теплее и мягче, что способствовало развитию здесь огромной популяции слонов.

– Но почему сейчас почти нет таких громких открытий, как были еще полвека назад? Неужели стали меньше копать?

– Напротив, копать стали намного больше, однако сохранять стали меньше. Вы правы в том, Антон, что именно в середине XX столетия наши запасники пополнялись намного активнее. Наверное, тогда у людей была больше развита любознательность: каждый мечтал найти что-то уникальное и подарить музею. Сегодня, увы, этот дух искательства в обществе развит не в том направлении…

Кое-где зачастую бесчинствуют черные копатели, которые находят и продают останки и отпечатки древних животных. Но, к счастью, позитивных примеров все же больше. Вот недавно под Ессентуками экскаваторщик случайно нашел отпечаток огромной рыбы длиной два метра.

Естественно, сразу набежали зеваки, но рабочий всех разогнал, ковшом прикрыл находку и вызвал на место сотрудников музея. И вот удивительную находку, спасенную экскаваторщиком, вы сегодня видите в нашей экспозиции.

– Можете пообещать ставропольцам, что большие открытия еще будут?

– Уверена, будут! Ведь у нас на Ставрополье есть множество мест, которые очень богаты ископаемыми останками: Георгиевский, Саблинский, Касякинский карьеры…

Так, недавно мы работали под Бешпагиром и всего за пару дней обнаружили здесь останки 15 видов млекопитающих.

У нас на Ставрополье есть множество мест, которые очень богаты ископаемыми останками.
...В середине XX столетия наши запасники пополнялись намного активнее. Наверное, тогда у людей была больше развита любознательность: каждый мечтал найти что-то уникальное и подарить музею.

И многие из находок ждут своего описания, детального изучения. У нас в музее экспонируется скелет тюленя, найденный в нижней части Ставрополя.

А сейчас в научной обработке находится еще один скелет тюленя хорошей комплектности, который мы обнаружили в селе Московском. А вдруг повезет – и это тоже окажется новый вид?!

– А какая находка, на ваш взгляд, Анна Константиновна, самая-самая необычная?!

– О-о, это как дети – все самые-самые. Вы знаете, любой палеонтологический музей ценится по тому, сколько в нем находится впервые описанных биологических видов. В нашем музее таких видов два.

Об одном мы уже подробно поговорили – это большерогий олень мегалоцерус ставропольский. А второй – костистая рыба, которая называется сармата прозрителеви – по имени одного из основателей нашего музея Григория Николаевича Прозрителева.

Кстати, у нас ведь на Ставрополье есть даже находки динозавров! Точнее, одна, в окрестностях Кисловодска, хотя она и была сделана очень давно: сколько лет работаю в музее, столько о ней знаю. Это небольшая плита мезозойских песчаников, где отпечатались четыре лапы динозавра-зауропода.

Воображение рисует такую картину. Динозавр шагал по глинистому берегу, его лапы отпечатались, а потом эти отпечатки были занесены сверху песком. Постепенно накопившиеся геологические осадки спрессовались и превратились в песчаник – своеобразный саркофаг, хранящий послание мезозойского периода.

– Но почему эта находка не так широко известна?

– Сейчас это место находится в водоохранной зоне, то есть туда нет свободного доступа. Мы поначалу обдумывали, как перевезти эту плиту в Ставрополь, но затем отказались от этой идеи. Слишком тяжелая. Неведомо, какая техника понадобится, чтобы осуществить эту идею и сохранить бесценный подарок мезозоя.

И сегодня вместе со скульптором Григорием Мясниковым обдумываем, как хотя бы сделать слепки со следов динозавра для нашей экспозиции. Ведь наша главная задача – сохранить их для потомков!

Беседовал
Антон ЧАБЛИН
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий